Градостроительная политика в CCCР (1917–1929). От города-сада к ведомственному рабочему поселку

4,0
5 читателей оценили
284 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Градостроительная политика в CCCР (1917–1929). От города-сада к ведомственному рабочему поселку»

  1. kassiopeya007
    Оценил книгу

    Ежегодные урбанистические форумы и институты, Илья Варламов, сравнивающий хорошее и плохое в каждом городе, в котором он побывал, какие-то воркшопы, школы, центры с анкетами горожанина и приглашениями на лекции про городскую среду, — всё это активно и повсеместно происходит на территории современной России, как в столице, так и в регионах.

    Монография «Градостроительная политика СССР (1917-1929). От города-сада к ведомственному рабочему поселку» Марка Мееровича рассказывает о том, как обстояло дело с урбанистикой сто лет назад в нашей стране, носившей другое название. Основная гипотеза исследования и его специфика — доказать, что советская власть контролировала население с помощью жилища, то есть как предоставление крыши над головой было превращено в средство привязки людей к месту работы (советская власть видела свою опору именно в борьбе с неуправляемой миграцией). Как заявляет автор, ранее жилищно-расселенческая и архитектурно-градостроительная политика нигде и никем не рассматривалась подобным образом.

    Марк Меерович имеет множество регалий. Он Профессор Иркутского государственного университета, Доктор исторических наук, Заслуженный архитектор России. В его послужном списке более двадцати монографий, всего он опубликовал около 378 научных и научно-методических работ.

    Планомерно рассказывая о трансформации градостроительной политики от дореволюционной России до времен первой пятилетки, о том, как менялась идея города-сада, заимствованная у английского урбаниста Говарда, и превращалась в идею рабочего поселка, Меерович опирается на законодательство СССР. Остальные источники он исключает, что должно внести неоспоримую точность в данную работу. Однако как доказать повинность власти в том, огласку чего она так тщательно и умело избегала? Оттого исследование получается однобоким и скорее говорит очень много о градостроительстве 1917-1929 годов, но практически ничего о главной гипотезе. Выводы Мееровича о том, как власть подчиняет население благодаря строительству многоэтажных многоквартирных домов, бараков и общежитий, практически бездоказательны какими-либо фактологическими источниками.

    Несмотря на это «Градостроительная политика...» побуждает задуматься о многих социальных вопросах современности, в частности: зависимость от коммунальных служб российских граждан и в некоторых случаях неумение повлиять на коммунальные проблемы многоэтажного жилого дома; практически полный отказ молодых людей 28-30 лет от покупки собственного жилья; оппозиция власти и интеллигенции; проблема организации городского пространства, включающего в себя далеко не только зеленые зоны, но и базировавшегося на самоорганизации граждан.

    По сути монография Марка Мееровича — это взгляд на то, какой могла быть современная Россия и почему она такой не стала. Казалось бы, для этого сто лет назад всего лишь нужно было дать населению определенную свободу и ввести частную собственность. Однако революция не продвинула страну вперед, она затормозила ее развитие. Если бы подмена идеи города-сада идеей рабочего поселка не была осуществлена, то градостроительный и социальный облик России был бы абсолютно другим. Каким — сейчас можно только фантазировать.

    Марк Меерович. Градостроительная политика в СССР (1917-1929). От города-сада к ведомственному рабочему поселку. М.: Новое литературное обозрение, 2017

  1. В советских рабочих поселках и собственность на землю, и источники развития (финансовые, материальные, технологические и пр.), и механизмы управления были исключительно государственными. Это означало, что не само население, а органы государственного планирования, намечая мощность промышленного предприятия, определяли, сколько рабочих рук и какой квалификации требуется для этого предприятия; какое (в соответствии с общегосударственными нормативами) должно быть в данном поселении количество посадочных мест в столовых и кинотеатрах, койко-мест в больницах, школьных парт, кроваток в яслях и пр. и, соответственно, сколько сотрудников должно быть задействовано в системе поселкового обслуживания; каков будет бюджет населенного пункта и как его распределять. Этим советский ведомственный рабочий поселок-сад кардинально отличался от говардовского города-сада, который, наоборот, концептуально не должен был иметь собственной градообразующей базы и, несмотря на наличие некоторого числа объектов местной обслуживающей промышленности, был лишен промышленного ядра и, как следствие, места приложения труда для подавляющей массы населения, трудящегося в близлежащем индустриальном центре, с которым город-сад связывался системой транспорта.
    5 марта 2019
  2. В советских рабочих поселках и собственность на землю, и источники развития (финансовые, материальные, технологические и пр.), и механизмы управления были исключительно государственными. Это означало, что не само население, а органы государственного планирования, намечая мощность промышленного предприятия, определяли, сколько рабочих рук и какой квалификации требуется для этого предприятия; какое (в соответствии с общегосударственными нормативами) должно быть в данном поселении количество посадочных мест в столовых и кинотеатрах, койко-мест в больницах, школьных парт, кроваток в яслях и пр. и, соответственно, сколько сотрудников должно быть задействовано в системе поселкового обслуживания; каков будет бюджет населенного пункта и как его распределять. Этим советский ведомственный рабочий поселок-сад кардинально отличался
    5 марта 2019
  3. Таким образом, города-сады являлись самодостаточными, обособленными «городами без производства» – «городами-спальнями», «пригородами-садами», что в рамках советской идеологии индустриального развития трактовалось как главный недостаток данной концепции.
    4 марта 2019