alshi
Оценил книгу

До этого я читала уже книгу Метлицкой, «трясясь в прокуренном вагоне», в дешевой плацкарте и стараясь не разрыдаться от того, как все сложилось и поэтому пытаясь отвлечься первой попавшейся книжкой от собственной судьбы. Продолжила читать на полузабытом полустанке, где кроме меня, ждущей пересадки, обитались только бомжи, работники милиции и три проститутки (до их пор удивляюсь, для кого они там торчали?), читала в холодной, продуваемой всеми ветрами электричке, скрючившись на деревянной лавочке и страдая не столько от холода, сколько от жалости к себе. Читала – и мне становилось легче, проще. Мне дышалось, а тот узел, который, казалось, навечно затянулся вокруг моей грудной клетки, постепенно ослабевал.
Я не помню, что это была за книга и о чем. Вроде о любви и потери любви, о жизни, о бытовухе, но она каким-то непостижимым образом много лет назад меня успокоила.
А сейчас я взялась за другое произведение уже без кома в горле и тремора в руках, чтоб посмотреть, что из этого выйдет.
И зря я это сделала.
Меня как будто заключили в какой-то удушающий кокон. Розовый, с кружевами, пахнущий пирожками и сладкими духами, но тем не менее, не создающий уже уюта, а попросту раздражающий. Напоминающий российский сериал (и не «Домашний арест», а какой-то, ставший уже притчей во языцех, «Яблоневый сад»). Но это дало мне понимание того, что каждой книге свое место и время, и для любого автора можно найти свое время. Вот для Метлицкой и ее истории о слишком сильно любящей женщине подойдет время разрыва и перемен, когда хочется маме, к бабушке, уда-то, где тебя обнимут, покормят и уложат спать, не задавая лишних вопросов, потому что «утро вечера мудренее», а утром – выслушают.