4,0
284 читателя оценили
106 печ. страниц
2019 год
18+

Часть 1

Глава 1

Аня

Очень хорошо я понимаю, что это от любви.

Отец оберегает меня от внешнего мира, совсем не задумываясь о том, что когда-нибудь мне самой придётся принимать решения, и самой научится выживать в этом мире.

Но пока, я вижу только заботу. Чрезмерную, всепоглощающую, окутывающую со всех сторон, заботу. И я могу сказать о том, как меня уже эта забота – достала.

Ни шагу ступить без отца или охраны, никуда нельзя, ничего нельзя. Но я и так не делала этих шагов. Потому что уже боялась чего-то возможно несуществующего, придуманного моим отцом.

Я держалась отца, а он держал меня.

Моя жизнь – закрытая стена. Вокруг всегда стены и заборы. Ничего не знаю о мире там, за этими глухими заборами. И как могу ступить в этот мир, ничего не зная? Иногда страшно, и я совсем не знаю, что буду делать если вдруг останусь одна?

Конечно, это от любви.

Но пытаюсь и никак не могу понять, причём тут я?

После смерти мамы, отец стал одержим моей безопасностью. Потерял контроль над чувством меры, и теперь, я – узница в собственном доме. Он оберегает меня от всего. От опасностей, которые подстерегают там, за забором и кажется, он сам себе их придумал. И даже от самой себя, кажется, тоже старается уберечь.

Школа – домашнее обучение, университет – дистанционно. Я совершенно не имею друзей. Ни с кем не общаюсь кроме прислуги и охраны. Я никогда не знала сверстников, не разговаривала с посторонними. И меня, совершенно никто не знает.

Но я уже привыкла. Иногда конечно бунтую, но слабо, совсем слабо. Потому что знаю, от моих слов ничего не поменяется, а делать что-то всё равно не умею. Не знаю. Не хочу.

Сейчас, мне уже почти двадцать пять.

И что дальше?

Я не вижу будущего. Знаю только однообразие существования.

И так навсегда?

А как же любовь? Другая. Не к отцу.

На все мои вопросы, он только злится. Но злиться начинаю и я. Он понимает, так нельзя, понимает, что я справедливо требую большего. Но он, не может переступить барьер, который воздвиг перед собой. Уже, не может.

А однажды, совершенно неожиданно, когда в очередной раз, я заикнулась про свободу и про молодого человека, которого в моём возрасте неплохо было бы уже иметь, отец ответил:

– Можешь не беспокоиться по этому поводу. У тебя уже есть жених. В своё время он придёт, и вы обязательно полюбите друг друга.

– Почему же я только теперь об этом узнаю, – я удивлённо глянула на отца.

А он ласково улыбнулся, подошел, обнял меня и сказал:

– Потому что я тоже узнал об этом, только недавно.

– Значит, ты уже обо всё подумал без меня. Интересно узнать кто он такой?

– Он из хорошей семьи. Племянник Эльвиры Александровны.

– Этой бабы – яги? – возмутилась я. – Но, её племянник – Олег, вроде бы, уже женат?

– У него есть брат – Тимофей Платонов. Очень перспективный молодой человек. Он тебе понравится, не волнуйся.

– А чего мне волноваться? Скажешь идти замуж за столб – пойду за столб, скажешь идти за стену – пойду за стену. Как скажешь, папа.

– Ну не обижайся, Аня, я не собираюсь тебя насильно выдавать за него замуж. Не захочешь и пожалуйста, найдём другого жениха.

– Спасибо, хоть здесь дал выбрать.

– Ну что ты солнышко. Ты же знаешь это всё только для тебя. Я ничего не делаю, чтобы тебе было плохо.

– Но от того что ты делаешь мне и не хорошо. Просто, нужно смириться.

И я пошла в сад, с новыми мыслями, о призрачном женихе, который теперь, оказывается, есть у меня.

Глава 2

Тимофей

Да, я немного грешен.

Но я не трахаю всё что движется, как считают некоторые. У людей почему-то складывается впечатление, что я безжалостный самец, который стремится затянуть в свою постель каждую симпатичную сучку. Отбор довольно тщательный, я не кидаюсь на всех и вся.

Это – ошибка. Они ошибаются, те, кто думает иначе.

На самом деле я такой же, как и все, молодой, надеюсь перспективный мужчина. Который живёт своей, пусть кому-то кажется, неправильной жизнью.

Но почему я должен отказывать себе в том, в чём другие совсем не стремятся себе отказывать. В том, что само идет в руки. Просто требует, чтобы я это взял. Нужно брать всё, что даётся судьбой. Глупо отказываться.

Если кому-то даётся чуть больше, что ж с того, не нужно завидовать. Зависть скверное чувство, оно может разрушить не только отношения, но и жизнь.

Не виноват же я в том, что ко мне липнут девушки, а сотрудницы в офисе не дают прохода. Тимофей туда, Тимофей сюда. Они словно сговорились, все по очереди покорить моё сердце.

Но они не знают о том, что его сложно покорить. Почти невозможно. Оно закрыто непробиваемой бронёй. Если столько взглядов, одновременно пытаются сожрать меня, должен же я как-то защищаться.

За свою внешность я сказал бы – спасибо, моему отцу, но в том предрассветном тумане, в котором он скрылся много лет назад, оставив мою мать с тремя детьми на руках, вряд ли его уже найдёшь.

***

– Тима, ты надолго едешь в Южный? – спрашивала Вика, прижимаясь ко мне ночью, – Мне кажется, ты назло хочешь ехать без меня. Босс не пускает сейчас. У нас крупный заказ и я никак не могу вырваться и поехать с тобой, – Вика приподнялась, оперлась на мою грудь.

Мы живём вместе уже пару месяцев. Но инициатором был не я. Это она притащила свои вещи, уже на второе свидание у меня дома. Я её об этом не просил. Но с тех пор, как мой член встаёт каждое утро, я решил пока не противиться, потому что дрочить по утрам или ждать пока член упадёт тоже, знаете ли, не сильно хочется.

Она конечно посягнула на мои границы, но пока, я этому не слишком хотел сопротивляться. Пусть будет. Когда нужно – турну со всеми её вешичками.

А пока, она мне не мешает.

– Не волнуйся милая, я буду звонить тебе каждый день и ты даже не почувствуешь моего отсутствия, – утешал я, – я тебя прошу, не грусти тут без меня, развлекись. Сходите с подругами куда-то. Только надеюсь не так, как тогда, когда вас пришлось забирать из полицейского участка.

Она снова легла на подушку и откинулась, чтобы засыпать.

– Тот случай – это исключение из правил. Обычно мы так себя не ведём, но тогда… – её голос уже звучал издалека.

Я тоже расслабился и ничего не хотел, только спать. Завтра вставать чуть свет, не хотелось опоздать на самолёт.

Но, видно для того, чтобы я точно спал в самолете, а не пялился на девиц, Вика вдруг проснулась, откинула одеяло и обхватила пальцами мой член. Это движение она проделывала так ловко, что всякий раз я заводился практически с ноля.

Я тихо, но довольно простонал. Ладно уж, пусть побалуется на прощание, и тут же почувствовал, как она обхватила губами головку и лизнула её тёплым языком.

– Я хочу, чтобы ты запомнил меня и уже не захотел никого. Чтобы поскорее вернулся домой.

Какая она смешная, как будто мой член будет думать, запоминать и ждать возвращения. Он сам по себе и не всегда от меня зависит, когда именно, и о ком он вспомнит. А пока Вика, у тебя есть шанс, что это будешь именно ты.

Моя ладонь нащупала волосы Вики, коснулась головы и я погладил её в знак поощрения.

– Так, именно так. Давай детка, покажи, на что ты способна.

Моё тело наливалось и крепло, оно вздрагивало от касания губ Вики и замирало в ожидании, полного обхвата. Возбуждение нарастало с каждой следующей секундой. И я уже не мог думать ни о чём другом. Весь мой организм сосредоточился на получении удовольствия, и если бы хоть что-то попыталось это остановить, я бы наверное растерзал это что-то, в ту же секунду.

– Умница, – простонал я и сильнее надавил ей на голову. – Как у тебя это получается?

– Это неважно, – промурлыкала она.

Конечно, неважно, дорогая. Важно только то, что мой член сейчас взлетит от удовольствия. У него просто вырастут крылья.

В темноте блеснули её глаза и в этом было что-то загадочное, даже потустороннее. Словно она женщина-вамп, которая охотится за членами и любит их сосать до полного измождения.

Рукой я скользнул по её стройному телу, потянулся к груди и нащупал маленькие, соски. Помял упругую грудь, только для того, чтобы хоть как-то попытаться ответить на действия, от которых мой рассудок точно помутился и заставил забыть обо всём.

Она скользнула языком по члену, и я в который раз вздохнул от наслаждения.

Да, что говорить, минет она делать умеет, делает его с удовольствием, и часто, почти всегда.

Вика сосала мой затвердевший как кол член, и я видел, как глубоко. А потом вытаскивает почти весь и снова глубокое движение в рот. Как она это делает? Великолепно. Другого слова не подобрать.

Я крутился и насаживал её рот на свой член, раз за разом, захлебываясь от удовольствия. Уже от одного этого измождённый и в радостном экстазе позволяющий тянуть её на себя.

– Да, да, – повторял я.

Потому что больше нечего говорить, только – Да!

Резко она остановилась. Выпустила член изо рта, приподнялась надо мной и, широко раздвинув ноги села на возбуждённый инструмент, придерживая его и направляя.

Её бёдра я хватал и двигал, насаживая на член её мокрую, горячую плоть. Сочная задница Вики содрогалась и хлопала об мои ноги. Подскакивала, вздрагивала и со вздохом опускалась. Она стонала от удовольствия, впивалась ногтями в мой живот и бока. Но я не чувствовал боли. Где-то она даже нравилась мне. Пусть берёт, пусть царапает, хоть расцарапает в кровь. Только, пусть не останавливается.

– Ты никого не захочешь, – смотрела она мне в глаза, – больше никого.

– Нет, только тебя хочу.

Я говорил всё что угодно, лишь бы она трахала меня, этими безумными скачками.

Грудь её, небольшие, упругие окружности, я сдавливал и мял. Руки перемещались и двигались, они не могли оставаться безучастными. Снова хватался за бёдра и двигал их изо всей силы на себя.

Гибкое тело Вики, натянутое словно струна, такое идеальное. Я ощупывал его, хотя делал это уже сто раз, но всякий раз, как в первый. Мне хотелось трогать его и целовать, так оно идеально.

Я потянулся вперёд, придерживая задницу Вики, чтобы от толчка она не подпрыгнула чуть выше, и чтобы член мой не выскочил из её дырочки. Немого привстал, и Вика стала с неистово дергаться, прижимая мою голову к своей груди. А я схватил губами сосок и сосал, как безумный. Пока не почувствовал как обдало жаром всё тело. Оно содрогнулось, и выпустило струю, другую, третью. В последних порывах я нанизывал влагалище Вики на свой член и стонал от удовольствия, как очумелый.

Потом обессиленная, она упала рядом и улыбнулась.

– Ну, теперь ты точно никого не захочешь там трахать.

– Теперь точно не захочу, – подтвердил я, еле вздыхая.

– Счастливой дороги.

И мы засмеялись.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 37 000 книг

Зарегистрироваться