Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Montag
    Montag
    Оценка:
    3379

    Друзья мои, ругайте меня, критикуйте, но не могу, не могу я написать обстоятельную, сжатую рецензию на эту книгу. Ну как, как можно описать характер неподражаемого Табаки, загадочных Сфинкса и Слепого, Македонского и Лорда?! Вместо всего этого роящиеся у меня в голове строки склеились в небольшое стихотворение.

    Есть книги-герои,
    Есть книги-атланты
    Есть мелочь, брошюрки,
    А есть – фолианты.
    Есть книги - миры,
    А бывают трущобы,
    Уроды и девы,
    Леса и чащобы.
    Есть книги о главном,
    А есть о ненужном.
    Есть книги на завтрак,
    А есть и на ужин.
    Роскошны, бедны,
    Горьковаты и сладки,
    С душой и от сердца,
    А есть и от…матки.
    Брильянты и шлак,
    Метеор и комета…
    Чего только нет!
    А бывают, как ЭТА:

    Тягуче-печальна
    И так доверительна
    Магической детскостью
    Вечной пленительна.
    О дружбе, вражде,
    «Групповом одиночестве»,
    О смелых мечтах,
    Что без имени-отчества
    Летают над Домом,
    Пугаясь Наружности
    И всё замыкаясь
    На прежней окружности.

    Об этом романе
    Мой краткий рассказ.
    Чудесная книга
    Для нас и о нас!

    Читать полностью
  • lost_witch
    lost_witch
    Оценка:
    2473

    Эта рецензия не претендует на объективность.
    Эта рецензия не претендует на объективность.
    Эта рецензия не претендует на объективность.

    Если это понятно со всей отчетливостью, можно читать дальше.

    Чортовы инфантилы! Чортовы инфантилы!

    Что это за агитационная компания по распространению безумной любви к книге "Дом, в котором...", что это за самопроизвольно организованное сектантство? Это кем-то проплачено? Я ни в жизнь не поверю, что взрослые люди могу так массово поддаться истерии и манипуляции.

    Мне полагалось читать "Дом, в котором..." по флешмобу 2011, и я искренне надеялась на хорошую книжку. Я пыталась начать читать ее, но после сотни страниц забросила, подумала - может, не время, позже... Пару месяцев назад мне предоставился случай продолжить: в длительной поездке на машине мы с друзьями прослушали добрую треть книга за два дня. И я имею сказать следующее: я отрицаю манипуляцию в книгах во всех формах, в каких она только может встречаться. Открытая манипуляция с использованием ущербных детей-инвалидов вызывает стойкое желание бросить книгу. Я, взрослый человек, понимаю, что "Дом"- это метафора детства как такового, самодостаточного времени и мира, куда взрослым путь заказан. Я, человек способный трезво оценить текст, понимаю, что выведенные в романе дети-инвалиды - просто способ усилить контраст, проявить (как на фотобумаге) оторванность и замкнутость детского мира. Но я не принимаю такой способ.

    Книга очень затянута, действие разворачивается с бесконечными отступлениями в никуда, описания нудные и тягучие. Треть книги занимает только представление героев и расстановка шахматных фигур на доске. Кто и когда еще сядет за эту доску - бог весть. Я не стала дожидаться, когда прихлопнут пару-тройку героев. И так понятно, что автор не справится с желанием сманипулировать еще парочкой детских трупиков.

    Я выросла из такой книги 10 лет назад. Я не хочу и больше не планирую восторгаться авторами, старающимися меня уколоть побольнее, а не рассказать, почему и за что и за кого у них болит. Мир ужасен, жизнь несправедлива - не нужно жонглировать очевидными истинами. Я знаю это без детских трупиков. Я хочу верить в человечество.

    Нет, книга не плохая. Но не нужно водружать ее на хоругвь.

    Прошу прощения, если задела чьи-то чувства, еще раз на всякий случай - эта рецензия не претендует на объективность.

    Читать полностью
  • Deli
    Deli
    Оценка:
    1058

    Всегда сложно что-то говорить о книгах, на которые уже написано столько рецензий, что можно издавать отдельным томом. Обычно я в таких случаях убиваю ваши глаза филологическим анализом, но, боюсь, что сейчас это не представляется возможным. Ошибочно будет воспринимать эту книгу только лишь как художественное произведение - это, скорей, ловушка, в которой очень легко увязнуть. Ну, действительно - автор создает реальность со своими алгоритмами, нечетко нарисованными правилами и неписаными законами, и ей ничего не стоит вплести в себя и читателя.
    Не поэтому ли рецензии пестрят фразами типа "дом меня пустил", "я хочу здесь жить" и прочим в этом духе? Нет, товарищи, я не хочу здесь жить. Мне это разве что в страшном сне приснится. Это же, мать его, детский дом инвалидов! По-моему, слишком дорогая цена за то, чтобы стать свидетелем парочки неподтвержденных чудес. Почему не действующим лицом? А потому что где уровень Слепого и Табаки и сколько читателям до него прыгать? Рядовые же дети, не бессмертные, всемогущие мэтры, тоже не очень-то близко ко всему этому допущены.
    С другой стороны, и порядки, царящие в этом заведении, меня удивляют не меньше. Воспитатели шугаются своих воспитанников, при шмоне из комнат уносят электроплитки, но не трогают выпивку, откуда-то у них взялось кафе с настоящими деньгами и наркотой, по ночам ведутся бои без правил до смертельного исхода, девчонки спокойно могут спать в мужских спальнях со всеми вытекающими, при том подростки на автомате цитируют греческих философов, французских декадентов и черт поймет кого еще - даже я таких не знаю. Иногда с трудом вообще понимаешь, что происходит.
    Первые 200 страниц были самыми непростыми. Оно, конечно, здорово, интересно, временами смешно, однако, встречая все эти многочисленные намеки на мистику, замираешь и пытаешься понять, что же это вообще было? Неужели эти несчастные создания настолько сошли с ума, что пытаются придумывать параллельные реальности, паранормальную сторону своего интерната, одушевляют Дом, превращая его в Обитель, а самих себя - в полубогов? Спасаются этим, чтобы не свихнуться еще сильнее? Потом я махнула рукой и перестала задумываться об этом, и читать без критиканства оказалось не в пример проще и приятнее, а потом оказалось, что мистика походу реально имела место быть. В принципе-то, я не против.
    Потом начинает проклёвываться ключевая интрига, накаляются страсти, у автора появляется дурная привычка оставлять за собой кучу недоговоренностей и открытых вопросов. А потом я поймала себя на мысли, что походу влюбилась в кое-кого из персонажей. Подумав, я поняла, что он очень похож на кое-кого из моей реальной жизни. После чего в душе моей зашевелились дурные предчувствия, и анализу подверглись все остальные - ну, так и есть. Почти каждый из главных героев напоминал мне чем-то тех или иных знакомых. И, ручаюсь, не во мне тут дело - любой из читателей, если только он не живет полным затворником, разберет персонажей на составные части, приложит их к людям своего круга, и всё идеально совпадёт. Сами по себе-то их характеры достаточно яркие, а уж, волей-неволей видя в них что-то знакомое, читатель начинает чувствовать себя кхм... как дома, так сказать. А учитывая всю тысячу страниц, расстаться будет крайне непросто. Уж не знаю, проявление ли это таланта или спекулирование чувствами - решать вам.
    А вот на финишной 400страничной прямой я сдалась, мои мыслительные способности отключились абсолютно. Этот хаотически скачущий калейдоскоп эпизодов, чужих сознаний и историй, по самый верх пропитанный мистическим пафосом и эмоциями на грани надрыва, болезненное восприятие и противопоставление Дома и мира за железной оградой, как мира живых и мира мертвых, и невысказанные намёки, что от этой смерти можно сбежать в другую смерть... Это слишком похоже на мою собственную жизнь, точнее, отдельные ее моменты, чтобы можно было поверить. Я на миг потеряла бдительность, это меня и сгубило.
    И, если обычно Дом, прежде чем впустить, от всей души прикладывает тебя мордой об косяк, а только потом милостиво открывает двери, то меня, получается, об косяк долбили, втаскивая внутрь, потому что я упиралась всеми щупальцами, потом переломали всё, чем можно было упираться, проелозили мной по полу, разбрызгивая кровь по стенам, а потом усадили в угол, перевязали голову полотенцем и оставили отходить. Дураком я буду, если останусь тут еще хоть на одну минуту. Нет, честно, от одного этого места у меня мороз по коже и нереально страшно. Пусть тут крутые персонажи, пусть между ними завязываются совершенно параноидальные отношения, но это потакание моим слабостям не сможет замаскировать все ужасы. А еще все эти недосказанности - может быть, они и были в духе книги, но я очень не люблю такое. И про взаимодействие с наружным миром хотелось бы побольше, и про некоторых героев тоже. Но, если рассказывать о том, что интересно мне, и опускать то, что мне не интересно, это будет уже что-то совершенно другое.
    Я долго думала, сколько звезд поставить, несколько раз меняла своё мнение, но в итоге сдалась - пусть будет пять. Как произведение оно очень хорошо. Язык хороший, стиль необычный, персонажи яркие, пафосу - утонуть можно. Но всё равно очень страшно, и я упорно не понимаю, как можно хотеть здесь жить.
    А после того, как я дочитала эту книгу, поняла что она мне напомнила - пластинку в испорченном граммофоне. Можно сколько угодно раз переставлять иглу в разные места, заставляя звучать куски мелодии в совершенно произвольном порядке, видимом лишь тебе, но рано или поздно послушная техника откажет, и раз за разом игла будет соскальзывать с дорожки, возвращаясь к началу отрывка, повторяя его, бесконечно, один раз, другой раз, десятки раз, пока заезженная пластинка не начнет крутиться в инфернальном темпе, извлекая из себя ужасные тягучие звуки. Таких замкнутых на себя и на безысходность сюжетов не должно быть. Это страшно и очень больно, ведь даже самая счастливо прожитая жизнь, подсунутая повторно, оборачивается ночным кошмаром, а если это еще и добровольно... Не знаю, мне сложно такое понять, я в ступоре и ужасе. Это всё, конечно, очень здорово, но собирать свои мозги по стенкам - занятие не из приятных.

    Читать полностью
  • Juffin
    Juffin
    Оценка:
    936

    Какое-то одно большое недоумение.
    Во-первых, отсутствие внятного сюжета. Нет, я не считаю, что книга всенепременно должна быть линейной, но вот это мельтешение между героями, временами, реальными-мистическими мирами вносит весомый такой элемент сумятицы.
    Во-вторых, этот самый мистицизм. Может быть, мне просто не захотелось сильно ломать голову, но я искренне не понял сути этой изнанки, Прыгунов, спящих и иже с ними.
    В-третьих, покажите мне детский дом для инвалидов, дети в котором могут пить, курить, бодяжить спиртные напитки, заниматься сексом с живущими здесь же девушками, разрисовывать стены, панковать - в общем, жить абсолютно отдельно от персонала в свое "удовольствие".
    В-четвертых, и в основных - совсем непонятно, что же именно хотела донести до читателя автор. Это явно не книга о нелегкой судьбе детей-инвалидов в детских домах (если сравнивать, например, с Гальего), это не история на тему взаимоотношений между детьми/подростками (взять хоть Голдинга), это и не мистический роман типа Рушди (т.е. мистика то есть, но как-то ни к селу, ни к городу).
    Сожаление о потерянном времени - главное чувство после прочтения.

    Читать полностью
  • Elessar
    Elessar
    Оценка:
    903

    Я мог бы сказать, что этот роман гениален. Я мог бы написать о том, что читал его всю ночь напролёт, дрожащими руками перелистывая странички, и утро застало меня над эпилогом, где герои и сами встречают последнее своё утро в доме. Я нарисовал бы их всех - Слепого, Табаки, Македонского, Рыжего, Русалку, если бы только мог. Всё это уже сделали до меня. Но я всё равно не могу молчать.

    Потому что это шедевр, грандиозное, многогранное, эпическое полотно, и сравнимые по масштабу вещи, что встретились мне за всю жизнь, можно перечесть на пальцах одной руки безвременно почившего старины Краба. Только Мариам и Дэн. Вселенная Гипериона и гаснущее солнце мира. Пойманное в безжалостное перекрестье прицела детство и Дом, который сам по себе целая вселенная. Бездны смыслов, разрисованные поверх написанного стены, что хранят летопись обитателей вернее изменчивой и ненадёжной памяти. Время и тончайший шёлк реальностей, кругами разбегающийся по воде мироздания. Изнанка Дома, куда легко попасть и откуда невозможно уйти. Жестокое зеркало правды, которое никогда не лжёт. Потому что правду о себе ты знаешь и сам. И именно поэтому так стараешься искать её где-то ещё: в чужих снах, в отражениях в чужих глазах, в шёпоте пересудов за спиной. Кто ты - оборотень, убийца, ангел, дракон, просто потерявший себя человек? Но здесь, в Доме, простых людей не бывает, он меняет обитателей, забирая часть их души, но и отдавая что-то взамен.

    Это жуткое место, прекрасное, но смертоносное каждую секунду. По тёмным коридорам Перекрёстка бегут трое с ножами, преследуя истекающую кровью жертву. На болотах оборотень приходит к пещере певца, чтобы заплатить за музыку единственную подлинную цену - тёплую, живую кровь. Алая лужица растекается по паркету спортзала, а бедняга Курильщик в ужасе несётся в безопасную тишину палаты, наконец поняв, что всё происходит по-настоящему, здесь, сейчас и именно с ним. А где-то на другом круге памяти сходятся в последней битве армии Черепа и Мавра, и наточен уже нож, которым будет убит бог, и штукатурка стен предвкушает уже кровь, что скоро пропитает её насквозь. Кстати, та самая штукатурка, которую потом будет есть Слепой, свидетель без глаз, вожак без стаи, который увёл всех, но оставил за спиной единственного друга, который был для него почти целым миром. Самая длинная ночь и ночь сказок, рассказанные в темноте истории и жуткая потусторонность изнанки, где можно застрять, как муха в янтаре, и не вернуться назад. В сказках люди, проведшие ночь с эльфами, возвращались назад к могилам внуков. Дом - это сказка наоборот, где считанные мгновения того, что за неимением лучшего зовут реальностью, уравновешивают годы, проведённые в мороке наваждения. И ведь они сами хотят этого, радостно раскинув руки, бросаются в пропасть сна, пьют всякую гадость и травятся дымом. Но зато носят в сердце лес и знают, каково быть котом.

    Персонажи, любой из которых способен вытащить средней руки роман. Слепой, ребёнок-мудрец, герой и чудовище, провидец, тот, кто был прозорливее других и ошибся сокрушительней других. Сфинкс, молчаливая, знающая все ответы сила, променявший дружбу и любовь на свет и подлинные истины, свободные от пугающих двусмысленностей дома. Утративший при этом главное и возвратившийся назад, чтобы отыскать на руинах часть себя. Табаки, аватара Дома, хранитель времени, бог, заигравшийся в ребёнка. Македонский, дракон в теле человека, ангел смерти с искалеченными, гниющими обломками вместо крыльев. Рыжий, легкомысленный бродяга с глазами Будды. Чёрный, оплот спокойствия и здравого смысла, отказавшийся когда-то от дружбы из ревности к тому, кто никогда не был и не стал бы своим, даже если и остался бы жив. Мучительно пытающийся исправить ошибки, переиграть прошлое с новыми актёрами и в новых декорациях. Лорд, словно сошедший со старинного портрета, безумный аристократ, и тоже, как и все в Доме, живущий в глубоком разладе с собой. Каждый из них - часть мозаики превыше и важнее того, что говориться прямым текстом. В переплетении их судеб ответы, которые даны, но не произнесены автором.

    Детство. Дом как метафора детства или детство как метафора дома. Безотчётный ужас перед наружностью и страх взрослой жизни, без успокоительных иллюзий детства. Готовность сменять целую жизнь на череду повторений и чужой мир, который никогда не был твоим. Дом, как вторая кожа, сросся с героями, не оторвать. Разве что по живому, кровавыми язвами на руках отлучённого от своего храма Слепого. Кто-то уходит, кто-то остаётся, и не понять, кто где. Слепой ли падает в пучину безумия или Сфинкс отвергает бесценный дар? Подумать только, мир, в котором ты не смешён и не нелеп, место, где сны имеют силу чуда, где мечта творит чудеса и способна вызвать из небытия девушку, созданную специально для тебя, которая не рождалась и никогда не была человеком. Где всё можно переиграть и отмотать назад, где любой твой выбор неокончателен и порождает волну вероятностей, и твой двойник проживёт за тебя невыбранное. Можно уйти и остаться одновременно, можно вернуться и умереть вместо брата, можно попробовать полюбить настоящий мир, можно заблудиться в Лесу и не найти дороги назад. Мир эскапистов и трусов? Давайте, скажите это в лицо Слепому или Стервятнику. Скажите, что сами не боялись взрослеть.

    Я мог бы говорить ещё очень долго. Сейчас ночь, но даже Самой Длинной Ночи Дома не хватит, чтобы рассказать, как же прекрасен этот роман. Невесомые, многослойные лессировки слов и образов, чтобы показать всего лишь время. Увидеть невидимое, ощутить себя в шкуре слепца. Воздушные замки из чувств и эмоций, сонм отсылок и аллюзий, взгляд в глаза бездны. Концентрированное, кристально чистое великолепие. Всего лишь переверните страницу.

    Читать полностью