Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • phantasm
    phantasm
    Оценка:
    91

    Превед, ЛивЛеб! Йа, как представитель IT-сферы, хорошо знакома с так называемым олбанским языком. Поэтому-то я и взялась за чтение этой книги: хотелось сравнить свои знания и наблюдения с тем, что рассказывает читателю Максим Кронгауз, профессиональный лингвист. Буквально с предисловия автор "осчастливил" меня, сообщив, что эта книга точно не для таких, как я. А для кого тогда? На этот вопрос автор и сам не знает ответа. Но, как говорится, мало ли что мне сказали, я поступаю как хочу, поэтому книгу прочитала. И да, она мне не понравилась, но не потому, что я все это уже знала, а по той причине, что книга явно слабая... и не актуальная.

    В том же предисловии автор говорит, что понятие "олбанский язык" постепенно выходит из моды. Лично я могу вас заверить, что оно уже давно вышло из моды. При этом автор явно делает подмену понятий, ставя знак равенства между олбанским языком и языком интернета. Так вот - это не так! Олбанский был частью языка интернета, на него была мода, его время было... было, было, было, было, но прошло, о-о-о, о-о-о. Но оставим Ротару в покое и вернемся к пичальке, которую я испытала, читая "Самоучитель олбанского". Далее разбор по пунктам.

    1. Мне показалось, что автором проведена довольно слабая исследовательская работа. Кронгауз утверждает, что в основном интернет язык формируется в блогах, не переставая приводить цитаты из ЖЖ. При этом им же сказано, что в основном все новшества в этом языке возникают в англоязычном сегменте Интернета, а также, что огромное влияние на его формирование оказывают геймеры и айтишники. НО! Говоря о словах, которые перекочевали из компьютерного жаргона и стали общеупотребляемыми, автор заявляет, что лично он с представителями IT-сферы не знаком, поэтому вся информация была получена только из словарей. Но ведь для написания книги можно было найти компьютерщиков. Знаете, нас ведь не так уж и мало, XXI век на дворе. Кроме этого, Кронгауз указывает в источниках информации Википедию, Луркоморье, Абсурдопедию и Живой Журнал - именно здесь он и черпал материал для своей книги + несколько словарей. А вот кузница мемов, легенда рунета упомянута в книге от силы раза три. О, да! Я о Лепре говорю. Единственная цитата с Лепры, которая приводится автором, датирована 2007 годом, т.е. можно сделать вывод, что попасть в святая святых он даже и не пытался.

    2. Как вы поняли, особого внимания языку тех, кто в основном и формирует язык интернета, в данной книге нет. Зато отдельная глава посвящена языку с форумов беременных или уже мамаш. Опять же да, это я об овуляшках и прочей нечисти, которой своих форумов мало, так они пытаются захватить своим сюсюканьем абсолютно все (флудилка ДП тому доказательство). Видимо автор решил не париться: согласитесь, разобраться в этом намного легче, чем в профессиональном слэнге.

    3. Явно занижена роль социальных сетей. В них практически не создается ничего нового, но зато они являются отличными трансляторами, зеркалами того, что происходит в Интернете, что сейчас модно. Да они и возвратить что-то могут в эту самую моду. Вот появились во Вконтакте смайлики, и до сих пор можно наблюдать сообщения с кучей этих самых смайликов (а то и вовсе из одних смайликов состоящих). Да и выражение эмоций стало меняться. Если раньше просто использовали слова, картинки и т.п., то сейчас люди часто просто используют одну гифку. Собственно об этом в книге ни слова.

    4. Также в последнее время на язык интернета очень влияют фильмы и сериалы, они порождают новые слова, выражения, фишки. Стоит только вспомнить о "чертогах разума", заполонивших Интернет в январе этого года. Более старый, но не устаревший пример - слоупок. Как автор пропустил его, я не знаю, но про милую розовую зверушку не сказано ничего.

    Продолжать можно и дальше, но отмечу всего пару пунктов, причем кратко:
    5. ТЕМА КАПСА НЕ РАСКРЫТА.
    6. Почему-то о ванильках автор рассказал, а вот о ТП как-то умолчал.
    7. Указано очень мало аббревиатур. И ничего о FML, WTF и заколебавшая всех в англоязычном сегменте Интернета YOLO.

    В заключении скажу, что в принципе, писать о чем-либо связанном с компьютерными технологиями, даже если это язык, дело неблагодарное. Профессиональная компьютерная литература ежегодно обновляется и дополняется, так как постоянно выпускается софт, железо, появляются новые разработки. А мода в Интернете приходит и уходит и того быстрее. Из материала, который накопал Кронгауз, получилась бы хорошая статья, но это точно не уровень книги. Единственное, что мне действительно понравилось, так это последние две главы, которые относятся не к "самоучителю олбанского", а к будущим наработкам. В остальном же Аффтар выпей йаду все пресно и старо, легче прочитать аналогичные статьи на том же Лурке.

    Читать полностью
  • Clickosoftsky
    Clickosoftsky
    Оценка:
    74

    Хорошая книжка, говорю сразу. Очень понравилась, даже больше, чем предшествующий ей «Русский язык на грани нервного срыва» . Той книге я тоже пять звёзд влепила — но более за любимую тему, со вздохом закрыв глаза на хромающую форму, которую уже не раз называла «собиранием марок». В «Самоучителе…» автор подтянулся, взял себя в руки и, чувствуется, достаточно серьёзно поработал над тем, чтобы книга стала не сборником статей, опубликованных в разное время и в разных источниках, а цельным концептуальным исследованием.

    Уже высказалась в комментариях и не поленюсь повторить: для создания этой книги автору немалое мужество потребовалось. Почему? А потому, что на особую ЦА рассчитывать не приходится: одни «и так всё знают» («Подумаешь, открыл Америку!..» — или сейчас так уже не говорят?..), другим это даром не надо, более того, они могут оказаться возмущены тем, что порча языка становится предметом научного исследования.
    Так что поклон Максиму Анисимовичу за то, что взял на себя труд зафиксировать мимолётное, объяснить нелогичное, собрать разрозненное, проанализировать спонтанное.

    С интересом прочитала о тех явлениях интернет-сленга, которые прошли мимо меня или оставались непонятными просто в силу моего невеликого сетевого стажа (всего 4 года), повеселилась над добротной подборкой цветных вклеек (24 страницы!), визуализирующих мемы, а последние две главы (о коммуникациях в интернете) с надеждой расцениваю как задел для новой книги М. Кронгауза.

    Ещё чуть-чуть об оформлении:
    1) не знаю, чем обусловлен выбор иллюстрации для обложки (в «Русском языке…» это как-то понятнее было), но я «прочитала» фрагмент картины В. Любарова «Курильщики» как известную инет-реплику «Курите матчасть!» :)
    2) да, я всё ещё люблю шрифт Garamond, но цифры в нём однозначно хреновые. Когда они сгущаются в тексте, как, например, в этом абзаце:

    вспоминается, кхм, народное название одной из разновидностей советских времён водки: «Коленвал», или «Пятеро пляшут» :)

    Бонус: Принудительно IRL
    Я читала эту книгу в то время, когда дома у нас из-за разбушевавшихся стихий не было ни телефона, ни интернета. Связь вообще-то шесть суток отсутствовала, так что я с внутренней радостью отметила, что интернет-зависимостью не страдаю — то есть ломки никакой не испытывала… за одним исключением: Кронгауз о стольких вещах рассказывает и столько ссылок даёт, что периодически возникал порыв быстренько посмотреть, как это в реале… то есть, наоборот, в вирте выглядит :D

    Читать полностью
  • Burmuar
    Burmuar
    Оценка:
    61

    6 лет назад, когда я познакомилась со своим будущим мужем, программистом по профессии и завсегдатаем этих ваших интернетов по жизни, я была девушкой фактически интернет-невинной, так как мой деревенский диал-ап позволял разве что проверить почту раз-другой в день, а иные вольности - ни-ни. Общение наше поначалу складывалось непросто, так как шуток любимого я практически не понимала, а его приветствие "Превед!" повергало меня в полное недоумение.

    Позже, конечно, он приложил массу усилий и проделал невиданную просветительскую работу, но многое так и осталось вне моего понимания. Но сегодня, дочитав книгу Кронгауза "Самоучитель олбанского", я с гордостью могу сказать, что понимаю все те, давнишние, шутки. Только вот поздно, батенька, приличные люди так уже не шутят:)))

    Книга же в общем невероятно интересная. Во всяком случае, показалась таковой мне, лингвисту по образованию. Но тут, наверное, дело еще в том, что я все или почти все из описанного в ней пропустила (во всяком случае то "все", которое касается процесса зарождения легенды), а вот с последствиями не только встречаюсь, но даже пользуюсь ими. Например, сейчас:))) Я про смайлики, ессно%)))

    Кронгауз исследует интернет-язык вдоль и поперек, но, что самое важное, он рассуждает еще и о механизмах возникновения того или иного явления, которое часто выходит за пределы интернета и становится чем-то существенным в ежедневной коммуникации миллионов людей.

    Рекомендовать книгу кому-то очень сложно, так как для многих она ничего не откроет, многим покажется просто скучной и описывающей ненужное и неинтересное. Хотя, безусловно, найдутся и те, кому она окажется полезной и принесет больше взаимопонимания в семью, как мне, пускай даже задним числом:-)))

    Читать полностью
  • valcome
    valcome
    Оценка:
    60

    Писать какой-либо не технический, а, скажем, научно-популярный текст про интернет не по горячим следам, а по прошествии времени — все равно, что бежать вдогонку за коровой с поносом и пытаться собрать весь навоз в одну тачку. Пока один "подарок" собирал, три новых появилось. В какой-то момент тачка переполняется, а лепехи не кончаются. И вот стоишь ты весь в говне перемазанный, с тачкой через край, а корова вдруг кукарекает и улетает в высь на невесть откуда взявшихся крыльях.

    Именно в такой ситуации и оказался Максим Кронгауз, которого я нежно люблю, с самой первой его колонки (многие из них позже были переработаны и вышли под обложкой «Русский язык на грани нервного срыва»). Стараясь описать широкому кругу читателей, что же происходит в этих наших интернетах с точки зрения лингвиста, автор пишет обо всем сразу, а получается практически ни о чем. Потому и складывается ощущение, что он из главы в главу, а иногда даже в рамках одной главы, меняет адресата своего повествования: вот тут я чуть-чуть порадую олдфагов (что почти никогда не получается), тут проведу ликбез для того самого "широкого читателя" (который почему-то видится мне партизаном, вышедшим из леса, которому интернет до сих пор в районной библиотеке по талонам выдают), а тут наконец оторвусь в своей стезе и перетру за лингвистику (самая интересная часть).

    Как можно было сделать эту книгу лучше:

    1) четко определить целевую аудиторию читателей и писать только для неё. Праздно интересующихся вряд ли заденет история про кащенитов, Фидо и шушпанчика (Шу, привет, твою историю переврали). Людей, чья работа и в принципе вся жизнь проходит в сети, а особенно наблюдавших зарождение и становление рунета и до сих пор держащих руку на пульсе, покоробит сознательная подмена или упрощение фактов (песня «Диджитал рисерч» — это самородок из Козьмодемьянска, а не вирус конфы Касперского? okay).

    2) не вытаскивать на свет божий логи старых срачей, тем более, что опубликовать их полностью нельзя — цензура-с.

    3) главу про смайлы — фтопку.

    4) нужно больше золота лингвистики. В книжке лингвиста про язык наивно полагаешь обнаружить чуть больше лингвистики, чуть меньше цензурно переписанной Лурки.

    5) *лично для меня* в первой сноске к Лепре написать: «Лепры не существует. Это миф.»

    На самом деле я, конечно, придираюсь, причем к чудовищным мелочам. Автор попытался объять необъятное и немножко треснул. А кто бы нет? Но за попытками объяснения мемов для непосвященных и вымарывания мата их падонкофских крео Кронгауз рождает мысль, за которую его хочется расцеловать в обе его виннипушьи щеки.

    А мысль такая: на протяжении всей истории человечества устная речь превалировала над письменной. Потому как среднестатистический человек говорил всегда, а писал сочинения да заявления на отпуск.
    А с появлением интернета граница письменной и устной речи стала размываться. Если до возникновения Сети письменная речь подразумевала монолог или диалог, но значительно разнесенный во времени (письма), то теперь онлайн общение — это почти всегда диалог (чаще со многими собеседниками одновременно), который по своим свойствам можно приравнять к устной речи. Устной, но с помощью записанных букв.

    Книгу, которая бы с самого начала отталкивалась от мысли о дуализме языка общения в интернете, я бы прочла с гораздо большим интересом.

    Читать полностью
  • Lena_Ka
    Lena_Ka
    Оценка:
    58

    Максим Кронгауз - известный лингвист, который называет себя "наблюдателем", "соглядатаем" и даже "лукером" (=партизаном), прекрасно владеет всеми разновидностями Интернет-языка, но не использует их при общении, он просто пытается отследить, как меняется этот самый язык и какое влияние он оказывает на русский литературный. Для этой своеобразной "слежки" он использует, естественно, сам Интернет. В книге даются ссылки на множество сайтов и блогов. И Википедия, и Лукмор, и Оксфордский словарь, и Вебстер, и прочая, и прочая, и нет им числа!

    Объясняя название книги, лингвист предупреждает, что его целью было не научить читателей говорить на олбанском, а просто "разобраться, что происходит с русским языком в Интернете с позиции ... наивного соглядатая". Только вот в наивность его не очень-то и верится, уж слишком хорошо автор владеет исследовательскими приёмами.

    Что такое олбанский язык или как его еще называют язык падонкаф? В чем состоят его особенности?

    1. В нарачитам каверканьи русскай арфаграфии.
    2. Ф шырокам упатриблении нинармативнай лексиги.
    3. В упатриблении клише - устойчивых выражений и слоф в извесном только ускаму кругу лиц значении.
    4. В языкавой игре со словообразованийем.
    5. Ф цытировании и пародировании фрас из извесных текстаф и кинафильмаф.

    Вот такой манифестик. Кто его создал, этот ПТУ-стайл? Исключительно грамотные люди, которые точно видят ошибкоопасные места в слове и нарочито делают ошибки только там, где есть орфограммы. Падонки заменеяют морфологический принцип орфографии фонетическим, нарушают правила слитного-раздельного написания слов... В общем, похожи они на футуристов с их словотворчеством, презрением к орфографии, пунктуации, традициям.

    А ПТУ-стайл уже практически исчез с просторов Интернета. Мёртвый язык, почти латынь.

    От подробного анализа языка падонкаф М. Кронгауз переходит к смайликам и другим играм с формой.

    Смайлик - это факт нашего общения в интернете, и даже "большие начальники" используют их для того, чтобы отчасти смягчить свою речь, отчасти продемонстрировать принадлежность к "своим"

    Языковед подробно рассказывает о возникновении "лыбика" и грустного смайлика, о принципах создания различных смайлов, объясняет значение самых разных смайликов, показывает, как они выглядят в разных стилях. Кстати, смайлик не только отражает эмоцию, но и характеризует того, кто этот знак употребляет (по себе знаю).

    Ну, и от смайликов автор идет к мемам. Это явление, которое больше, чем слово. Мемы размывают само понятие "текст".

    Выводы, к которым приходит лингвист, очень интересные: во-первых, он обеспокоен тем, что "мы живем в режиме трансляции чужой культуры, глобальной или англоязычной... почти ничего не придумываем сами, а только заимствуем", во-вторых, те явления, которые стали предметом исследования, всё же обогащают и расширяют текст (хотя кому-то кажутся избыточными и вредными).

    Книга написана потрясающе интересно, ведь современные процессы, происходящие в языке, - это очень увлекательно. Язык простой и понятный, что для научных и даже научно-популярных книг большая редкость. А плюс ко всему автор еще и не морализатор, он понимает, что язык сам всё ненужное выбросит, смоет это наносное языковая стихия. Так что ПРЕВЕД ИНТЕРНЕД:))

    ЗЫ: А еще в книге есть потрясающие иллюстрации, цветные, глянцевые и весёлые!

    Читать полностью