Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • Rosio
    Rosio
    Оценка:
    41

    Долго она у меня валялась, всё не решалась открыть и начать, т.к. были сомнения и опасения. И не зря. Опасения все оправдались. Это невозможно читать. Я сломалась уже на третьей главе, далее читая чисто по диагонали, исключительно ради того, чтобы удовлетворить своё любопытство - насколько автора хватит, насколько запас издевательств над родным языком неисчерпаем. Как оказалось, до конца хватило. Возможно здесь была идея писать по фразам из песен, как-то стилизовать, но получилось так, что читать невозможно. Не думаю, что нужно было настолько выворачивать фразы. Ужас. Прям вот из начала пример:

    За куполом, венчавшим павильон, шумели ели и перекликались совы. Небо нависало над Пулковской обсерваторией морозным ясным сводом. Бритвенно-острый серп цеплял нижним краем поросшие лесом высоты, тускло отблескивал Млечный путь; небосклон то и дело пересекали световые дорожки метеоритов.

    Красота, фигли! Прям сразу представляется, как отблескивает Млечный путь под перекликание совушек. Очень много ошибок, странных оборотов, не верно воспроизведенных устоявшихся выражений - "дело не требует отлагательств" просто засело в голове, если вдуматься, то как это вообще представить. Не терпит, блин!

    Эх... Подобной графомании я не встречала давно. Это кошмарно. Мир не продуман, не дорисован. Как будто из воздуха всё, да такое корявое, что вот-вот развалится. Какой-то недостимпанк. Герои картонны до безобразия. Попытки связать воедино всякие отсылки к различным мифологиям и историческим событиям проваливаются исполнением.

    Когда узнала, что сама Наталья к этой книге имеет лишь косвенное отношение, очень порадовалась. Ну никак не вяжется тонкая лирика Хелависы с этим непонятным и невнятным сюжетом. Максиму Хорсуну до высот таких ещё ой как далеко.

    Ну, по крайней мере, пришлось вспомнить, что есть не только хорошие книги. А то избаловалась, больно везло мне с прочитанными в последнее время книгами.

    Читать полностью
  • lukvas
    lukvas
    Оценка:
    31

    С чего бы начать? Было бы неплохо поставить в эпиграф пару строк песни «Дороги», но делать этого почему-то совершенно не хочется. Начнём с главного: на обложке красуется имя Натальи О'Шей, женщины во всех отношениях гениальной и сногсшибательной. То, что рядом стоит ещё одно имя, и, по сути, как раз имя автора – Максима Хорсуна, мало кого вообще волновало изначально. Признаться, я этого имени буду стараться избегать теперь. Так вот, Наталья О'Шей, или Хелависа, а ещё точнее, группа «Мельница» записала альбом «Ангелофрения», в общем уже давненько, а потом некто, а мы теперь уже знаем кто, сказал: «А неплохо было бы написать книгу», и тут Наталья согласилась. И понеслась.

    Книга вышла средней, более чем средней. Для начала, в ней слишком много лексических ошибок. Это катастрофа, честно. Очепятки бывают везде, это не редкость, так что хоть и неприятно, но терпимо. А здесь налицо грубая какая-то подстройка текста под определённую фразу, будто и не было никакого редактирования. А кое-где было, да. Но плохое. Опять же подстройка под цитату из песни вызывает абсолютную алогичность написанного. Так люди просто говорить не могут.

    Идём дальше, абсолютная непроработанность мира. Одно ясно, мы в Мемфисе, в альтернативном Мемфисе, там ещё недалеко Москва и Петербург, куда долететь/доехать – ближний свет. Что за мир, какой он, кто в нём живёт? Ничего нет. И всё бы ничего, иногда и без остального мира можно обойтись. Если у главных героев есть воля и мозги, то и на интересе к героям можно вылезти в лидеры. Но тут ведь тоже промашка. Это не герои – это картон какой-то. Опять же главная героиня совершенно не впечатляет. Замечу, кстати, что книгу я оценивал абсолютно отдельно от альбома, композиции которого тоже не стали для меня откровением. Запомнились лишь три трека.

    Честное слово, я бы очень хотел, чтобы Наталья попробовала себя в роли автора и не обращалась больше к «пейсателям».

    А книгу я на ближайшем концерте постараюсь подписать, для этого томик вполне сойдёт.

    Читать полностью
  • Asea_Aranion
    Asea_Aranion
    Оценка:
    27

    К этой книге я подступала с двойственным чувством. С одной стороны, имя Натальи о’Шей на обложке – хотя она в данном случае не столько автор, сколько бета-ридер – сулило определённые гарантии. К «Ангелофрении» я даже смею питать, краешком, сопричастность, угадав когда-то первой на зелёном форуме таинственное название будущей пластинки, составленное из двух греческих корней: «будет очень красиво, будет философская концепция и психическое состояние в одном флаконе».

    «Ангелофрения» – это состояние рассудка, возможно, даже болезнь. Вестничество, одержимость вестью, одержимость ангелами и ангельской сущностью, навязчивое восприятие ветхозаветного института ангелов и соответствующих существ, сквозь призму языческого мифологического сознания. Я долго вертела в голове любые псевдонаучные термины и подставляла в них часть "ангело-". Ангелология? – такая книжка есть. Ангелофилия? – повод для глупых шуток. Ангелофрения? – а вот это попробуем!

    Об альбоме много спорили – как спорят всякий раз при выходе очередного диска под общим знаменателем «магия умерла» – для меня же не было сомнений, что вещь получилась очень хелависная, что именно чего-нибудь в таком духе и стоило ожидать. Как определяется и измеряется «хелависность», я не знаю, но чувствуется она лично мной как непредсказуемость, оборачивающаяся цельностью: слушая «Мельницу» уже больше пяти лет, я до сих пор не могу утверждать, что изучила Наталью Андреевну, но каждое новое знание о ней и от неё, едва успев удивить, без малейшего диссонанса встраивается в картину.
    С другой стороны, с первого взгляда на аннотацию и обложку стало понятно, что а) предлагаемые книгой образы с моим собственным восприятием альбома не совпадают совершенно и б) весь этот винегрет сам по себе выглядит довольно подозрительно. Преодолев уколы ревности и решив дать фору пишущему по-русски автору, взялась я за чтение с умеренным любопытством и хорошим настроением.
    К сожалению, сохранять положительный настрой не так просто, когда сам текст становится не проводником, а препятствием, «белым шумом» на пути в мир по ту сторону страниц. Очень бы не хотелось, чтобы эта книжка подпортила Хелависе филологический имидж – кто станет разбираться в «служебном положении» и «правовом статусе» идейного вдохновителя и бета-ридера, чьё имя стоит на обложке первым? По её собственным словам, Хелависа была довольно строга на этапе вычитки, и всё-таки в тексте мелькают и словечко «волнительно» (которое, опять же по её собственным словам, НА терпеть не может), и «воцарившееся царство», и «дело не требует отлагательств» (правильно – «не терпит»), и «я весь во внимании» (правильно – «я весь внимание»), и даже «карета, запряженная в пару лошадей». В конце концов, куда смотрел редактор? Увы, всё это не просто технические погрешности, а недостаток грамотности, чутья к языку, из-за чего выразительность текста как такового стремится к нулю, и даже редкие удачные находки почти режут глаз. Если первый враг красоты – пошлость, то второй – невыдержанность, разностилица. «Мне думается, что одежда умершего в прошлом году сына нашего конюха – не самый уместный наряд для приятного времяпрепровождения» – этакой многоэтажной канцелярской фразой выражается одиннадцатилетний ребёнок! Да к тому же единственно затем, чтобы сообщить не самую необходимую информацию. Слишком многие страницы романа годятся лишь на то, чтобы быть скорее перевёрнутыми, приближая читателя к развязке, дабы он просто не успел заметить упомянутых недостатков и, кстати, немалого количества обыкновенных опечаток (правда, всё больше в «ошибкоопасных» местах). Может быть, в одноразовой приключенческой фантастике это и простительно, но вряд ли стоило ожидать снисхождения от слушателей «Мельницы», привыкших разбирать по косточкам каждую из песен, выученных наизусть и только выигрывающих от новых и новых попыток анализа.
    В принципе я ничего не имею против того, чтобы покрошить в оливье якобы несочетаемые ингредиенты – либо получится вкусно, либо нет, третьего не дано. Но кому-то мешают цельнометаллические оболочки дирижаблей, кому-то леопарды в Америке, кому-то обращение к фараону запанибрата, а по-моему, нельзя вот просто так взять и назвать персонажа Роландом Ронсевальским без всякого в том глубокого смысла. У героев с древними именами нет ни прошлого, ни будущего, ни контекста, они существуют только в данный момент времени, перемещаясь из точки А в точку Б. События, диалоги, предметы, второстепенные персонажи мелькают, как в окне поезда, не запоминаясь, не задерживая взгляд, не играя, по сути дела, ровно никакой роли, поскольку и траектория, и конечный счастливый исход маршрута заданы сюжетными клише, за пределами которых автор избегает давать героям качественные характеристики. И во всём этом калейдоскопе совершенно отсутствует оживляющее «вдруг», такое, чтобы автор сам в него поверил…
    За что же «четвёрка»? За попытку. Так или иначе, приятно, что кто-то оказался настолько неравнодушен к творчеству «Мельницы», чтобы написать по альбому книгу. Но «такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются» (с). В альбоме много настоящей, личной боли Хелависы, которой она делилась со своей аудиторией, пока ещё не закрыла блог. А роман написан «на спор», «на интерес». Вероятно, практикующему писателю не так уж сложно сочинить «некоторое количество рыб-сюжетов» из ярких мотивов альбома. Но видно, что сплетение библейской, египетской, греческой, русской, средневековой, викторианско-стимпанковской, элвиспреслиевской-фреддимеркьюривской реальностей, такое парадоксально гармоничное в «дурной голове» Хелависы, Максиму Хорсуну чуждо, а милее и привычнее описывать перестрелки. Что ж, в такой поверхностности тоже есть плюс – можно не бояться, что образы книги окажутся слишком назойливыми. Наоборот, их даже можно додумать, как нравится. Всё-таки что-то есть в этой истории, одной из многих возможных, ибо «Ангелофрения», заявленная как первый концептуальный альбом группы, действительно была сюжетна – и обречена, чтобы жить, просыпаться в чужих объятиях.

    Читать полностью
  • metaloleg
    metaloleg
    Оценка:
    24

    Всегда возникают неловкие мысли, когда пишешь рецензии на произведения лично знакомых музыкантов. Но если на синглы и альбомы ревьюшек я написал преизрядно, то вот за отзыв на художественную книгу, где музыкант выступает соавтором, берусь впервые. Тем не менее, личные мысли от "Ангелофрении" описать надо, коль прочитал.

    Сама Наталья О'Шей так описала рождение романа: "Наше сотрудничество с Максимом Хорсуном началось довольно забавно. Когда вышла пластинка "Ангелофрения", у меня в блоге развернулось живое обсуждение диска, и Максим, в частности, указал, что "по ней бы книжку написать". Я со смехом ответила - вот и написали бы, а Максим ответил - так я и могу. Так вот мы и познакомились. Для меня пластинка "Ангелофрения" - пик творчества "Мельницы", поэтому мне было очень важно, чтобы концепция прозвучала на всех уровнях. Чтобы программа прозвучала в туре по всей стране, чтобы майки с крыльями на спине носили все поклонники, чтобы строчки из песен цитировали в письмах... и создание книги, вдохновленное пластинкой - это как раз совершенно новый уровень синкретического творчества! Я была строгим и въедливым соавтором, постоянно везде лезла, пытаясь вместе с Максимом создать максимально рельефный мир с четкими образами. Мне кажется, что у нас это получилось

    Если начинать с ощущениями, насколько книга соотносится с мирами песен Мельницы, то ответ получается неожиданным - нисколько. Роднит только названия песен альбом, взятые авторами в качестве названия глав, да мелькающие отсылки к более раннему творчеству и текущему бытию, вроде кофра с арфой у жены испанского тенора или "Господина железных дорог". Если спускаться на мой уровень понимания миров группы, как квинтэссенция культурного наследия народов средних широт от Атлантики до Урала, то роман, действие которого в основном происходит в Египте, вообще в эти рамки не помещается. И фабула о внезапно восставших силах зла, которые под силам загнать обратно в преисподнюю посланнику добра, и которому, как выясняется в концовке, эти людишки вместе с главной героиней, только мешаются под ногами, уж совершенно не из эпоса Северной Европы. Получилось, если утрированно, нечто вроде "Чужой против Хищника" на стимпанковско-библейский лад, где люди только пешки, и от них, по-большему счету, мало что зависит. Хорошо, что хоть главная героиня не получилась пресловутой Мэри Сью. Почти все другие герои вообще скорее играют роль декораций погибающих по ходу действа, либо тоже умирающих картонных злодеев, либо возлюбленного героини по имени Роланд Ронсельванский - уж зачем так обозвали мужика второго плана весь роман мотающегося из Египта до Баренцева моря и обратно, мне решительно не понятно. Один Лукавый, он же Сети Второй удался своим главгадством и мегазлодейством, и зело удачна его фраза, что если замаскироваться под фараона, которому по должности положено быть вредным, то никто его не распознает. Если Хелависа и лезла везде в ход написания, то ее авторство прежде всего видно в... упоминании нарядов героини - мужик с таким вниманием к деталям не напишет. Если общая фабула книги была достаточно предсказуемой, то удались некоторые сюжетные повороты, которые, скажем так, не давали особо скучать при прочтении.

    Книга могла бы быть заметно лучше, если бы соавторы - в первую очередь Максим Хорсун - уделяли бы должное внимание гладкости технических деталей. С более исторически грамотным отношением к Древнему Египту без называния фараонов придуманной современной египтологией именем. Как могло получиться так, что цивилизация придумавшая быстроходные и грузоподъёмные винтолеты-вертолеты, а следовательно, как минимум работающий сложный аппарат перекоса, то есть достигшая уровня техники конца 40-х годов, так и не додумалась до самолетов? Хотя бы на паровом ходу - такой был создан реально летающим. А эти самые винтолеты все равно летают на паровом двигателе? Само развитие дирижаблей в Египте, где Нил судоходен от Средиземноморья и асуанских порогов, а перевозки по воде заведомо дешевле требующих огромной инфраструктуры заполненных газом гигантов? Фантастика-фэнтази, но закон стоимости фундаментален для вселенной, как закон тяготения. Я вот читаю и на автомате подмечаю все эти технические подробности, на которые, возможно не обратит внимание массовый читатель книги из числа поклонников Мельницы.

    В общем, не впечатлило и по силе эмоционального воздействия "Ангелофрения" с альбомами Хелависы встать в один ряд не сможет. Лучше схожу на Мельницу в ММДМ вечером, послушаю рождественскую программу группы со струнным квартетом.

    Читать полностью
  • AzbukaMorze
    AzbukaMorze
    Оценка:
    23

    Книга дрянь. Картинка только ничего могла бы получиться - дирижабли, пирамиды и ангельские крылья. А так - написано паршивенько и сюжет никакой. Сначала скучно, потом вообще пафосный бред. "Пересмешник" Пехова мне не понравился, но это прям гора по сравнению с "Ангелофренией". Зато название полностью соответствует.
    По поводу языка: понравилось словечко "гонорарий", а также "препозиция" в значении "предложение" (например, выгодное). Да и чего ждать, когда уже в самом начале красиво: "И она снова идет уверенной и легкой походкой молодого леопарда".

  • Оценка:
    Ждала от книги большего. Понравился стиль повествования, некоторые идеи автора, в остальном скучновато.
Другие книги подборки «Пар, железо и прекрасные дамы»