Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

«Страсти-мордасти»

Добавить в мои книги
178 уже добавили
Оценка читателей
4.72
Написать рецензию
  • satal
    satal
    Оценка:
    152

    Инструктаж по погружению:

    Сделайте глубокий вдох. Скорее наберите побольше воздуха и задержите дыхание, потому что я уже был на дне и знаю, что дышать там нечем.

    Приготовьтесь к тому, что дно грязное и окутано вечным полумраком. Нам сверху может показаться, что дно уныло и безжизненно, но оно уныло и жизненно. Кажется невероятным, что в таких условиях можно выжить, но это правда – на дне обитает почти бесконечное многообразие микроорганизмов чернорабочих, воров, проституток, бродяг, а также паразитов рантье и полиции, которым они служат добычей.

    Вся эта живность не собирается слишком задерживаться на дне. Каждый твёрдо запланировал перебраться в более тёплые поверхностные воды, но сначала нужно:
    - разобраться с делами;
    - отдохнуть;
    - дождаться, когда умрёт больная жена.

    И тогда – хоть на поверхность. А сейчас нельзя.

    Вам тоже тяжело будет выныривать, если уж вы решитесь на этот короткий дайвинг. А всё потому, что на дне очень сильное давление, и по мере погружения оно только возрастает. Не исключено, что временами у вас будет закладывать уши и болеть голова от всего шума и смуты, поднимаемых со дна его обитателями.

    Зачем вообще спускаться туда? Да просто затем, что ни одно небо не способно заставить мурашки забегать по вашей спине. Это может только дно. И только на самом дне в самом унизительном положении могла родиться фраза «Человек – это звучит гордо», чтобы быть подхваченной волной и вынесенной на поверхность. Куда сложно выбраться, но где уже заботливо уготована «Лестница в небо».

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    112

    " - Сколько будет 2+2 ?
    - А мы покупаем или продаем?". Оказывается, это тоже из "На дне".

    По окончании мною средней школы, пьесе Горького "На дне" было уготовано особенное место в моих собственных табелях о рангах. Всегда считал это произведение лучшим в школьной программе. Не знаю, правда, сохранили ли его для учащихся мудрецы из министерства образования и в настоящее время. В школе я ставил "На дне" даже выше "Преступления и наказания" (да простит меня любимый автор) с "Отцами и детьми". Как оказалось, до сих пор ничего не изменилось. Точку зрения свою могу только дополнить и подкрепить новыми аргументами.

    Пьеса написана предельно понятно и в своей простоте выглядит чуть ли не идеалом. Далеко не всегда считал подобное упрощение достоинством, но школьная программа - не тот случай. На фоне того же Достоевского Горький в этом отношении очень выигрывает. "На дне" содержит в себе довольно ясный и понятный набор житейских истин, которые с годами не тускнеют, а лишь обрастают подробностями и наполняются дополнительным смыслом. Пьеса насквозь пропитана крылатыми фразами, оригинальными суждениями и народными мудростями. На момент начала перечитывания (и пересматривания) имелось уже более трехсот цитат, что очень много для столь небольшого по объему произведения. Тем не менее, добавить еще шестьдесят с чем-то не составило труда.

    Вопрос, который меня больше всего занимал, и который до конца так и не был решен - где же в произведении сам автор. Извечный спор Луки и Сатина, столь врезавшийся в память, благодаря урокам литературы, на деле спором и не является. В пьесе они по существу и не спорят. Намутил Лука, ввел всех в заблуждение и сбежал. Образ его неотрывно теперь связан с образом Льва Николаевича Толстого и с этим ничего не поделаешь. Монологи Сатина настолько врезались в память и они настолько реалистично объективны, что и сейчас ими остается только восхищаться. Недостаточным стало только объяснение того, что ложь для слабых. Памятуя о том, что зачастую именно трезвые и расчетливые циники прикрываются речами о любви ко всему человечеству, можно сделать вывод, что те же последователи Луки намеренно искажают действительность для всех, чьи уши подвернутся ему на той площади, куда их согнали слушать проповедника. Лука собирал материал для своей "Смерти Ивана Ильича", тестировал смысл жизни для "Исповеди", а еще ему, старому дедушке, было скучно.

    Соответственно и наоборот. За показным цинизмом часто прячутся сохранившие наивность и верящие в добро души. В монологе Сатина тоже нашел ключевую фразу, говорящую о многом. "Правда - бог свободного человека". Ключевое слово здесь "бог". Если перефразировать, то получится "Человек, считающий себя свободным, верит в правду". Сколь это максимально объективно и сколь это максимально безрадостно. И что я думаю. Несмотря на очевидный троллинг со стороны Горького по отношению ко Льву Толстому, сам он прячется где-то там же. Весь сатиновский цинизм прикрывает веру в лучшее, веру в доброе. Все то, что так долго и настойчиво пропагандирует Лука. Трепетная душа Фомы Гордеева, сокрытая за чем-то грубым, жестоким и прагматичным, - это настоящая сущность самого Горького. И Лука совсем не сбежал, а уехал писать свой итальянский цикл. Ну, вы помните.

    Постановка театра "Современник" 1972 года идеальная, ничего лучше не ставили, если бы не одно "но". Самым важным и значимым считаю образ Сатина. Евгений Евстигнеев - гениальный актер и даже язык не поворачивается его критиковать. Но, возможно, это и не критика. Может виною тому время, может виною тому, время, сказавшееся на Галине Волчек (режиссере), может просто Евстигнеев не совсем подошел для роли Сатина. Он нормально выглядит в этом образе, но до уровня Александра Филиппенко не дотягивает. Если кто не верит, то может посмотреть с 40-й минуты вторую часть постановки 2000 года театра Табакова. Лучше и точнее Сатина в природе нет.

    p.s. Песню "Солнце всходит и заходит" в различных интерпретациях (а их штук 30) можно послушать в интернете, что довольно интересно и смешно. От записей Шаляпина 1910 года при одобрении автора до хрю-хрю-проджект.

    p.p.s. Очень хорошо помню Александра Филиппенко, который после каждого спектакля "На дне" в полной прострации сидел на скамейке у Чистых прудов и на приветствия лишь слабо улыбался, покачивая головой. Это была не роль, это было нечто настоящее.

    Читать полностью
  • AffrontiRegiven
    AffrontiRegiven
    Оценка:
    48

    «Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!»

    Максим Горький – это писатель в творчестве, которого главное место всегда отводится человеческой личности. Каждый персонаж пьесы «На дне» - это человек со своей судьбой, чувствами и трагедией. Когда - то все они были включены в систему социальных отношений, но по самым разным причинам (кто-то сам виноват, а кто-то стал заложником обстоятельств) были из неё исключены. Теперь это «босяки» между которыми не существует различий, они все в равной степени равны и замкнуты в собственном горе.

    Уже в первом акте с самых первый строк поражает обстановка в которой живут люди и это, я говорю не про внешнюю скудость и грязь, а больше про внутренний мир главных героев. Самое ужасное, что они не могут это поменять. Изо дня в день Пепел ворует, Настя читает романы, Барон издевается над ней, Сатин пьет, Актер рассказывает о прошлом жизни, Анна дожидается смерти, а Василиса и Наташа выясняют свои отношения. И лишь благодаря новоприбывшему Луке в ночлежке начинает что-то меняться.

    Лука – необычный и противоречивый персонаж, про него нельзя сказать, что он положительный или отрицательный, он, скорее всего нейтральный персонаж. Одно его имя вызывает уже две кардинально разных ассоциации. Первая – это «святой», вторая – «лживый». Я до конца произведения так и не могла разобраться кто для меня Лука. Он чуток, добр к тем, кто нуждается в помощи, он дает людям надежду: Актеру рассказывает о лечебнице для алкоголиков, Пеплу советует уйти от Василисы к той, которую любит, Анне говорит о счастье в загробном мире. Но если снять с глаз розовые очки, то сразу видно, что Лука откровенно лжет, но лжет во благо. Он внушает людям надежду, говорит, что из любой ситуации есть выход. Но так ли это? Лука думает, что помогает людям своей ложью, смягчает положение, дарит свет, но в итоге все заканчивается очень трагично и печально, ложь Луки усугубляет ситуацию, Анна умирает в муках, жизнь Пепла еще раз рушится и Актер заканчивается свою жизнь самоубийством. В итоге все вернулись туда, где всё начиналось.

    Читать полностью
  • Silviabianca
    Silviabianca
    Оценка:
    45

    На самом деле, я очень не люблю читать пьесы, просто не переношу этот формат.
    Но здесь моего восприятия не испортил даже факт изложения в виде пьесы.
    Потрясающий букет (если можно так выразиться) характеров, сплетенных в удивительно целостную картину. Блестящие диалоги, которые хочется растащить на цитаты (о затасканной "Человек - это звучит гордо" даже говорить не хочется).
    В общем, Горький показал себя потрясающим мастером слова.
    На мой взгляд "На дне", если не вершина, то по меньшей мере один из пиков его творчества, познакомившись с которым хочется поближе узнать и остальное его творчество.

  • blackeyed
    blackeyed
    Оценка:
    35

    Горько осознавать, что всякое чтение Горького для меня пока что становится горьким опытом. Проскролльте вниз и вы увидите, что мне совсем не понравился роман "Мать". Процитирую самого себя из той рецензии:

    я приоткрыл дверь с надписью «Максим Горький». Надеюсь однажды распахнуть её настежь.

    Что ж, я вошёл в комнату, но тут оказалось как-то неуютно. Всё же нет нужды торопиться уходить. Ведь, возможно, скоро придёт добродушный хозяин, усадит за стол и развлечёт рассказами. В подтверждение ещё одна селфи-цитата:

    судить о писателе стоит, только прочитав хотя бы 50% его творений.

    Со Стивеном Кингом или Агатой Кристи сложнее, а с Горьким - вполне возможно. Посему, надеюсь, небольшой сборник рассказов Пешкова, лежащий на полке, вскоре расставит все точки над i.

    Никакого удовольствия (эх, все мы гедонисты) во время чтения я не испытывал. Копание в грязи, смакование пороков, расколупывание ранки - вот что такое "На дне". Может быть, не та книга не в тот час. Подспудно хотелось возвышенной, героической литературы? Возможно. Но я бы смирился, если бы персонажи предприняли хоть какое-то поползновение, чтобы изменить свою жизнь к лучшему и выбраться со дна. Лишь Актёр питает слабую надежду (которая недолго длится), а Татарин считает, что "жить надо честно". Остальные - сброд отбросов, которых жалко, потому что всех подвела судьба, и в большей степени не жалко, потому что все перестали бороться. После чтения тоже стало неохота ничего делать - а просто лежать, говорить пространные речи и сетовать на козни его величества Случая.
    Единственное светлое пятно - Лука. Но всё таки "пятно". Беглый каторжник, и его жизнь запятнана. Предубеждение ко всему религиозно-проповедческому не мешало мне пропитаться интересом к этому персонажу (хотел написать "герою", и понял, что это слово неприменимо по своей этимологии ни к одному человеку из этой пьесы), но есть в нём какая-то фальшивинка. Я думаю, он и сам не верит в то, что говорит, а лишь утешает окружающих и самого себя заодно. Т.е., попав в беду, хорошо - себя утешать и убеждать, что всё ещё можно исправить, а вот при этом что-то кардинальное сделать - гораздо сложнее.
    Таким образом, одних благих речей Луки было мало, чтобы увидеть в обитателях ночлежки нечто большее, чем кучку жулья.

    Я, конечно, понимаю, что это самый настоящий реализм, и в жизни почти всякий неудачник, чей организм отравлен алкоголем, не находит пути обратно в нормальное русло, но вокруг и так полным полно горестей и печали, чтобы ещё и на страницах книг, которые мы - читатели - читаем для отдушины от чёрных безотрадных будней, находить безысходность и отчаяние. Слишком мрачно, слишком безвыходно и беспросветно.

    По сюжету - реализм; по наполнению - фикция. Ну не могут социальные низы разговаривать так выспренно! Сделаю все возможные скидки на то, что это пьеса, и играется сие на сцене - и всё равно режет ухо от неправдоподобности.

    Почему же иногда шулеру не говорить хорошо, если порядочные люди... говорят, как шулера?

    Похоже, Горький лишь оправдывается этими словами за неумение воссоздать реальную картину. Это противоречие меня терзает. Если ты ставишь в текст несколько резонеров и наделяешь почти всех способностью к глубокому анализу, ты по определению признаешь, что твоя пьеса будет неким философским этюдом-размышлением, а не жестоким реализмом, на который напирает автор.
    Правда, сами реплики очень меткие, многие из них стали крылатыми выражениями.

    С точки зрения пунктуации, я не очень пойму зачем в конце почти каждой фразы Горький ставит многоточие. ... Авторский стиль? Отображение отрывистости речи? Ну, тире, я слышал, это фирменный горьковский знак. А вот постоянные ... раздражали.

    Какой-то он для меня горький на вкус. Или, как к новой для себя диковинной кухне, нужно приноровиться, а потом, глядишь, буду трескать за обе щеки. Или же эта пища попросту непригодна для моего изнеженного желудка. Попробуем - узнаем!

    Читать полностью