Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • korsi
    korsi
    Оценка:
    95

    ...суровая сказка, хорошо рассказанная добрым, но мучительно правдивым гением.

    Заглавием своей книги Горький явно кивает Толстому, дружески, но чуть насмешливо.
    Передо мной лежат две книги, очень похожие: посреди однотонной обложки крупно написано слово «Детство». Одна книга библиотечная, заклеена скотчем, даже имени автора не видно. Так что просто — детство. Два детства лежат передо мной.
    Кладу руку на книгу Толстого, и кажется, что она гладкая, как весенний лист, как старинная полированная столешница, как тёплый лошадиный бок или рукав шёлкового платья. Счастливая, невозвратимая пора.
    Трогаю книгу Горького. Ой, больно! Жжёт и колется. Раскалённое железо, щёлочь, мокрой розгой наотмашь. Невольно задаёшься вопросом: а было ли детство? А может, детства-то и не было?
    Однако самая главная разница между этими настолько разными «Детствами», мне кажется, вот в чём. Повествователь у Толстого — взрослый, он оглядывается на прошлое затуманенным слезой умиления взором и себя самого видит как бы издалека и сверху. Повествователь у Горького — и есть сам ребёнок, Лексей, Олёша, Лёня, пермяк-солёны уши, голуба душа. Именно и только его чистый взгляд, неутомимый интерес к людям, тонкое сочувствование даже такому, чего пока не понять умишком, освещает всю эту тараканью тьму удивительным светом. Так и выходит, что детство — это не уходящая пора слёз умиления, шалостей и сластей по праздникам, а нечто большее, особое состояние, девство души и сознания. Состояние, когда вокруг не люди, а сказочные богатыри, царевичи, говорящие медведицы — большие, удивительные, сильные существа, несмотря на всю их ничтожность, уныние и слабость.
    А ещё: представляете ли вы себе, сколько на самом деле в этой книге скрыто детств?
    «Я сама на всю жизнь сирота!» — это мать.
    «Я, гляди, на четырнадцатом году замуж отдана, а к пятнадцати уж и родила» — это бабушка.
    «Меня так обижали, что, поди-ка, сам господь бог глядел — плакал!» — дед-мучитель.
    Рядом с ребёнком все большие становятся по-детски открытыми, настоящими, отпускают на волю исстрадавшуюся душу и рассказывают то, чего самим себе говорить побоялись бы. Тут в этой маленькой книге открывается ещё один потайной простор: невольно окидываешь взглядом всех, о ком здесь рассказано, а мыслью охватываешь всех, о ком не рассказано, — и понимаешь, что всякий и каждый из этих тёмных и злых людей вырос из собственного детства, которое, поди, тоже было не менее тёмным и злым.
    Ох ты, Русь, мутный взгляд исподлобья. Что всё это за грязь? Откуда вся эта боль? К чему вся эта сила?

    Долго спустя я понял, что русские люди, по нищете и скудости жизни своей, вообще любят забавляться горем, играют им, как дети, и редко стыдятся быть несчастными.
    Вот такая книга. «Точно кожу с сердца содрали».
    Читать полностью
  • Zelenoglazka
    Zelenoglazka
    Оценка:
    23

    В подростковом возрасте без конца читала и перечитывала. И сейчас перечитываю иногда и сама не знаю, почему? Разве можно получать удовольствие от чувства свинцовой тяжести, засасывающей, как болотная трясина, тоски? Никто из русских классиков не оставляет такого давящего ощущения, как Горький. Беспросветность, мутная беспросветность, столь типичная для российской действительности... Как несчастная Варвара, мать маленького Лексея бросает в тоске: "Если б не он, ушла бы я, уехала! Не могу больше жить в аду этом..." Да куда уедешь-то от такой жизни? Замуж, в другую семью, в другую область? А будет ли там что-то иное, чем беспробудное пьянство, избиения, ругань, измывательства на женщинами и детьми, дикие буйные выходки? Никакой радости нигде, никакой любви друг к другу. И религия тоже не приносит света и умиротворения.

    Какова причина всего этого: бедность, ранняя привычка к спиртному, отсутствие интересов в жизни? Должно быть, все вместе. Так жила бОльшая русского народа - в деревнях, селах и небольших городах. А самое ужасное - судя по рассказам, в российской глубинке и в наше время именно так и живут. Ничего не изменилось.

    Читать полностью
  • Samhuinn
    Samhuinn
    Оценка:
    19

    Прочитав произведение Максима Горького "Детство", я узнала о жизни людей дореволюционного времени. Я узнала об этих свинцовых мерзостях дикой русской жизни. И об этом стоит говорить, об этом нельзя молчать, потому что эта живучая подлая правда и она по сей день не издохла.

  • ArinaAnna
    ArinaAnna
    Оценка:
    13

    Всякий раз, когда я соприкасаюсь с чей-то историей, увековеченной и засведетельственной как автобиографическое повествование, я не раз думаю о том, что это хороший, терапевтический способ, еще раз открыться самому себе, увидеть себя и свою историю со стороны, еще раз проанализировать, а возможно и переосмыслить отношения с родными и близкими; а главное, высвободить свои страхи, болезненные переживания, лишив их таким способом силы воздействия на восприятия и формирования себя, своей идентичности, а может и принадлежности. Иными словами, автобиографическое намерение рождается в результате или на фоне ощущения некоторой неестественности своего положения в мире, ощущения «болезни выхода» из привычной среды. Написание воспоминаний выступает средством излечения, средством возвращения в свой мир, в свою среду. Через оформление воспоминаний происходит определенное очередное примирение с миром и самим собой, человек проходит очередной этап социализации, и такое «свидетельствование о себе» часто выступает попыткой выйти из личностного кризиса.

    Применимо ли такое размышление к повести Горького «Детство»? Думаю «да», хотя не вполне уверена, что именно такую цель преследовал писатель, однако не сомневаюсь в том, что автор ясно понимал характер того кризиса, который толкнул его к бумаге. Основу повести, как вы уже поняли, составили факты из жизни М. Горького, а именно детской ее части, в которой писатель воссоздал обстановку дома, где ему довелось вырасти и пройти не по-детски взрослую школу жизни.

    Алеша Пешков (автор назвал всех героев реальными именами из жизни) воспитывался в семье, изначально основанной на взаимном уважении и любви, но вскоре, после смерти отца, Алешина жизнь превратилась в беспокойную и нестабильную, и, начиная с трехлетнего возраста, он впервые соприкасается с таким понятием как вражда между родными. Дом деда, куда его привела бабушка вместе с мамой, оказался местом неприязни и раздора; здесь он впервые сталкивается со злом. Он чувствовал, что «дом деда наполнен горячим туманом взаимной вражды всех со всеми». А еще дед высек Алешу до потери сознания за попытку покрасить скатерть, после чего мальчик долго «хворал», но именно тогда у него появилось беспокойное внимание к людям, точно ему «содрали кожу с сердца», и оно стало «невыносимо чутким ко всякой обиде и боли, своей и чужой».

    Но не только суровый дед шокирует Алёшу. Сильным потрясением было для него знание о том, что его покойный отец был неугоден деду, что мать вышла замуж вопреки родительской воле. Естественно, для впечатлительной детской души слушать, как дедушка пренебрежительно отзывается об отце, только что умершем и потому еще более любимом, было невыносимо больно. Тем более, мальчик не мог понять причины такого отношения. Страх и одиночество, которое Алеша испытывал отныне, еще больше подавляли его чувства, а ощущение неудовлетворенности в самых первостепенных базовых потребностях ребенка, как то любовь, признание, уважение и безопасность закладывали фундамент внутреннего неблагополучия, замкнутости, неуверенности в себе и собственных силах.

    В школе, несмотря на успеваемость, Алеша так же столкнулся с отверженностью со стороны одноклассников. Они не принимали его в свой круг лишь потому, что он был «нищ». А из-за того, что бедность не позволяла приобрести учебник, Алеша не мог попасть на урок. Так он лишился дружбы своих сверстников.

    Разумеется, все эти переживания оставляли на детской душе глубокие отпечатки. Даже такому сложному детству не пришлось продлиться положенное время. Из-за недостатка дед отказывается обеспечивать юного внука и отправляет его «в люди» (Алеше было всего 11 лет). Но стоит отметить, что за этот период, Алеша стал свидетелем не только бесчеловечности и жестокости, но и познакомился с людьми, безгранично добрыми и открытыми для других (бабушка Акулина Ивановна, мужик по прозвищу Хорошее Дело, подмастерье Цыганок). Он тянулся к ним всем сердцем, впитывал «крохи тепла и заботы», проявленными с их стороны. Но особая роль была все же отведена была бабушке. Уже при первом знакомстве она показалась ему сказочницей, ведь «говорила она, как-то особенно выпевая слова». Мальчику казалось, что она светилась изнутри, через глаза, «неугасимым, веселым и теплым светом», будто до нее он спал, «спрятанный в темноте», а она разбудила, вывела на свет, связала все вокруг в непрерывную нить и сразу стала на всю жизнь другом, самым близким, понятным и дорогим человеком.

    Возможно, именно эти люди и помогли Алеше Пешкову (Максиму Горькому) противостоять «свинцовым мерзостям» и вырасти человеком светлым, не мирящимся со злом.

    « Горький считает, что в детство - это важный этап развития любого человека, ведь в это время формируется характер, мировоззрение, психика, создается целостная личность, которая впоследствии станет частью общества. А потому так важно, чтобы возле ребенка были такие люди, которые смогли бы вложить в юное сердце доброту, великодушие, сострадание».
    Читать полностью
  • George3
    George3
    Оценка:
    11

    В детстве прочитал немало автобиографических книг известных писателей о детских годах. Это "Детство" Льва Толстого, "Детство Никиты" Алексея Толстого,"Детские годы Багрова внука" Аксакова, но наибольшее впечатление на меня произвело "Детство" Максима Горького. Не только потому, что оно было прочитано первым из вышеперечисленных, а потому, что эта книга резко отличается по своему содержанию, по своей насыщенности социальными проблемами, показом жизни низших слоев общества. Если первые три рассказывают о жизни ребенка в семьях из высшего общества, то Горький показывает жизнь ребенка в неблагополучной обывательской семье, где господствует дед-деспот, держащий в страхе всю семью и наказывавший внуков розгами. С течением времени жизнь в доме не улучшалась, а становилась хуже. Единственным светлым пятном в жизни мальчика была его бабушка, появившаяся для него после смерти отца и остававшаяся с ним до своего конца.

    Меня держит за руку бабушка, — круглая, большеголовая, с огромными глазами и смешным рыхлым носом; она вся черная, мягкая и удивительно интересная; она тоже плачет, как-то особенно и хорошо подпевая матери, дрожит вся и дергает меня, толкая к отцу; я упираюсь, прячусь за нее; мне боязно и неловко.

    И сказки рассказывала ему только бабушка.

    Сказки она сказывает тихо, таинственно, наклонясь к моему лицу, заглядывая в глаза мне расширенными зрачками, точно вливая в сердце мое силу, приподнимающую меня. Говорит, точно поет, и чем дальше, тем складней звучат слова. Слушать ее невыразимо приятно.

    Мне очень понравилось как сам себя охарактеризовал Алексей, свое стремление к знанию жизни.

    В детстве я представляю сам себя ульем, куда разные простые, серые люди сносили, как пчелы, мед своих знаний и дум о жизни, щедро обогащая душу мою, кто чем мог. Часто мед этот бывал грязен и горек, но всякое знание — все-таки мед.

    Это образное выражение настолько запало в душу, что я начал вести дневник, который веду по сей день, правдав нем много перерывов на довольно длительные сроки и много того, что я сейчас бы назвал ненужной шелухой.

    Читать полностью
Другие книги серии «Современная русская литература»
Другие книги серии «Хрестоматии для начальной школы»