Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Бывшие люди

Читайте в приложениях:
112 уже добавило
Оценка читателей
4.15
  • По популярности
  • По новизне
  • Ромул и Рем – разве они не золоторотцы? И мы – придет наш час – создадим…
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Люди, мой прекрасный болван, судят о всех вещах по их форме, сущность же вещей им недоступна по причине врожденной людям глупости.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нужно, друг мой, ко всему относиться равнодушно, не портя себе жизни философией и не ставя никаких вопросов. Философствовать всегда глупо, философствовать с похмелья – невыразимо глупо.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Эх ты!.. – презрительно оглядел его Кувалда. – Что ты понимаешь? Что ты знаешь? Умеешь ли ты думать? А я – думал… И читал книги, в которых ты не понял бы ни слова.
    – Еще бы! Где мне щи лаптем хлебать… Но хотя ты читал и думал, а я не делал ни того, ни другого, однако недалеко же мы друг от друга ушли…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мне было бы приятно, если б земля вдруг вспыхнула и сгорела или разорвалась бы вдребезги… лишь бы я погиб последний, посмотрев сначала на других…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Уменье обо всем говорить и всё осмеивать, безбоязненность мнений, резкость речи, отсутствие страха перед тем, чего вся улица боялась, бесшабашная, бравирующая удаль этих людей – не могли не нравиться улице.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • О своем прошлом эти люди мало говорили друг с другом, вспоминали о нем крайне редко, всегда в общих чертах и в более или менее насмешливом тоне. Пожалуй, что такое отношение к прошлому и было умно, ибо для большинства людей память о прошлом ослабляет энергию в настоящем и подрывает надежды на будущее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • плечах болтались, как на вешалке. Его прозвали Объедок. Он промышлял торговлей мочальными щетками собственной фабрикации и вениками из какой-то особенной травы, очень удобными для чистки платья.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Являлся механик Павел Солнцев, чахоточный человек лет тридцати. Левый бок у него был перебит в драке, лицо, желтое и острое, как у лисицы, кривилось в ехидную улыбку. Тонкие губы открывали два ряда черных, разрушенных болезнью зубов, лохмотья на его узких и костлявы
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • смотрел маленький пунцовый нос и блестели слезящиеся циничные глазки. Его прозвали Кубарь – прозвище метко очерчивало его круглую фигуру и речь, похожую на жужжание.
    Вылезал откуда-нибудь из угла Конец – мрачный, молчаливый, черный пьяница, бывший тюремный смотритель Лука Антонович Мартьянов, человек, существовавший игрой «в ремешок», «в три листика», «в банковку» и прочими искусствами, столь же остроумными и одинаково нелюбимыми полицией. Он грузно опускал свое большое, жестоко битое тело на траву, рядом с учителем, сверкал черными глазами и, простирая руку к бутылке, хриплым басом спрашивал:
    – Могу?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Шел толстый, как бочка, Алексей Максимович Симцов, бывший лесничий, а ныне торговец спичками, чернилами, ваксой, старик лет шестидесяти, в парусиновом пальто и в широкой шляпе, прикрывавшей измятыми полями его толстое и красное лицо с белой густой боро
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нас жизнь тасует, как карты, и только случайно – и то ненадолго – мы попадаем на свое место!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Положение, которым нельзя похвалиться, но, находясь в нем, не следует и скулить
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • для большинства людей память о прошлом ослабляет энергию в настоящем и подрывает надежды на будущее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Видным представителем бывших мужиков являлся старик-тряпичник Тяпа. Длинный и безобразно худой, он держал голову так, что подбородок упирался ему в грудь, и от этого его тень напоминала своей формой кочергу
    В мои цитаты Удалить из цитат