Наша математическая вселенная. В поисках фундаментальной природы реальности

4,8
14 читателей оценили
488 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Наша математическая вселенная. В поисках фундаментальной природы реальности»

  1. Zangezi
    Оценил книгу

    Уайтхед как-то заметил, что вся современная философия — не более чем комментарии к Платону. Американский физик и математик Макс Тегмарк идет еще дальше и берется доказать, что и современная физика — это, по сути, развернутые примечания к взглядам античного мудреца. Для этого ему понадобилось 600 страниц, 30 лет научного творчества и… вечность в качестве неизменной основы его мироздания. Математики — они такие; если что и существует в фундаментальном смысле, так это только их ненаглядные числа — несозданные, недвижимые, неуничтожимые, всему являющиеся причиной и смыслом. А мы — лишь игрушка «в руках» гуголплекса*.

    Но — шутки в сторону; Тегмарк подходит к делу серьезно. В первых двух частях своей книги он совершает масштабное, хотя и в общем-то уже привычное для читателей современного научпопа путешествие в мега- и микромир — то есть на уровни квантовой материи и мультивселенной. Да, Тегмарк является горячим приверженцем идеи параллельных вселенных, причем насчитывает их аж четыре вложенных уровня. Из этой идеи прямо вытекает, что где-то безумно далеко, на гуголплексных расстояниях, живут наши бесчисленные двойники, делающие все то же, что и мы, имеющие в точности наши мысли и чувства, лишь с одним исключением: то, что нам кажется случайностью: поскользнулся на улице, выиграл лотерею, недожарил бифштекс, — есть лишь один из множества вариантов, которые реализуют все двойники: пережарили, не выиграли, или выиграли, да не то. Ну, прямо как в анекдоте: «только не машину, а квартиру; и не в лотерею, а в покер; и не выиграл, а проиграл».

    К середине третьей части Тегмарк наконец добирается до долгожданного десерта — математического Мультиверса и выводит свою «окончательную теорию всего» (пока лишь в словесном оформлении): «существуют только математические структуры; любая непротиворечивая математическая структура порождает мультивселенную; нашему ограниченному уму эти миры кажутся физическими». Или я ничего не понимаю в философии, или перед нами реинкарнация почтенной идеи о субстанции, или дао, или «природе будды», которая вечна, нетварна, неизменна, создает иллюзию существования «десяти тысяч вещей» и постижима только разумом! Впрочем, как признается Тегмарк, у него, в отличие от древних мудрецов, два инструмента: ум и компьютер, который и открывает ему доступ в мир гуголплексов. Современным математикам еще повезло, что у Платона компьютера не было, иначе им совсем не осталось бы работы.

    Теории Тегмарка нельзя отказать в элегантности, даже если это всего лишь игры ума. Так, она не зависит от начальных условий и физических параметров (таких как метры или секунды) и представляет собой исключительно отношения чисел и их функций. Она отвечает на вопрос: «почему именно эти уравнения (теории относительности, квантовой механики и проч.), а не какие-то иные?» тем, что разрешает любые непротиворечивые уравнения и фундаментальные законы — просто в каких-то мирах эти законы сформулировать будет некому, так как жизнь там невозможна. Она даже попутно затрагивает множество побочных, но весьма животрепещущих проблем: является ли наш мозг квантовым компьютером, есть ли пределы нашему познанию, одиноки ли мы во Вселенной, живем ли мы в «Матрице»? Тегмарк не боится объяснять время и сознание, прогнозировать будущее жизни и цивилизации, выводить схему всех человеческих знаний и критиковать «стадное чувство» у физиков. Лишь на один вопрос он не отвечает, попросту его игнорируя: «почему вообще существует нечто, а не наоборот — ничто?». Как видно, гуголплекс ему много милее пустого ноля.
    ______________________________
    * Гуголплекс — единица с гуголом нолей, любимое число Тегмарка.

  1. . Законы Ньютона также показывают, что общее количество энергии сохраняется, так что если где-нибудь появилась энергия, она не могла появиться из ниоткуда, а должна была поступить откуда-нибудь. Приливы растрачивают массу энергии (часть ее можно собрать с помощью приливных электростанций), но откуда берется вся эта энергия? Большей частью из вращения Земли, которое замедляется трением: если вы иногда чувствуете, что вам не хватает времени в сутках, просто подождите 200 млн лет, и тогда день удлинится до 25 часов!
    10 февраля 2019
  2. Затем Эйнштейн выдвинул общую теорию относительности, которая, по сути, утверждала, что мы – муравьи. Теория Эйнштейна позволяет нашему трехмерному пространству быть искривленным без всякого скрытого четвертого измерения, в котором оно искривлялось бы. Так что на вопрос, в пространстве какого типа мы живем, нельзя ответить, исходя из одной логики, как надеялись сторонники Евклида.
    10 февраля 2019
  3. Однако в середине XIX века математики Карл Фридрих Гаусс, Янош Бойяи и Николай Лобачевский независимо друг от друга открыли, что существуют и другие логические возможности для однородного трехмерного пространства. Бойяи в восторге писал отцу: «Из ничего я создал странный новый мир». Новые пространства подчиняются новым правилам: так, они более не обязаны быть бесконечными, каковым представлялось пространство Евклиду, а углы треугольника не обязательно дают в сумме 180°. Представьте себе треугольники на двумерных поверхностях трехмерных фигур. Сумма трех их углов больше 180° на сфере (рис. 2.7, слева), 180° на цилиндре (в середине) и меньше 180° на гиперболоиде (справа). Более того, двумерная поверхность сферы конечна, хотя на ней нет ничего похожего на край.
    10 февраля 2019