Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Сказки старого Вильнюса V

Читайте в приложениях:
455 уже добавило
Оценка читателей
3.92
Написать рецензию
  • Lapplandia
    Lapplandia
    Оценка:
    26
    Внутри у меня черт знает что творится, как всегда по весне: там кто-то поет и плачет, кричит и хохочет, над берегами моих внутренних рек стелется горький туман прошлогодних костров, а на дне моей внутренней пропасти клубится тяжелая тьма всех минувших зимних ночей, но уже набирает силу веселый юго-восточный ветер, который - попытка не пытка - буквально вот-вот, с минуты на минуту начнет её разгонять.

    Вот так сидишь и не знаешь, как описать свое отношение к книге адекватно. Понравилось ли? Да понравилось, конечно, только это что-то большее, чем симпатия. Скорее терапия для моей крохотной личной вселенной - чувствуешь, как с каждой страницей, с каждым новым героем появляется желание жить, дышать, танцевать на Дворцовой и пускать самолетики с крыш.

    Кажется, дело в том, что Фрай смотрит на мир совершенно иначе. И в процессе чтения будто учишься замечать, насколько на самом деле прекрасен мир. Видишь за окнами сто сорок шесть сказочных городов вместо одного, ищешь разбитые зеркала в дворах-колодцах и воскрешаешь бродячих котов. И как тут вообще верить в плохое, когда открываешь долгожданную книжку, втягиваешься в неторопливый ритм повествования, и... - ой, сказки закончились, дорогая, жди теперь следующий том еще несколько вечностей подряд.

    И я даже почти не обижена на то, что некоторые рассказы кочуют из одной части в другую. Все равно ведь открываю, когда совсем грустно, и перечитываю бесконечно. И всегда, как и в первый раз, светло-светло, и северный ветер совсем не страшен.

    Читать полностью
  • PlanteLucarne
    PlanteLucarne
    Оценка:
    20

    Волшебство вернулось на улицы Старого Города. Вернулось и растерзало всю душу своей пронзительностью и вот этой едва уловимой надеждой на чудо.
    Начинаешь читать рассказ, и внутри бренькает струнка, потом еще одна, а потом неожиданно обнаруживаешь, что за потоками слез не видно букв и губы пересохли от ветра на Площади Восьмидесяти Тоскующих Мостов, и на языке еще остался вкус кайпириньи.
    Что такое мой Фрай?
    - это не обязательно хорошие, но всегда правдивые ответы на вопросы, которые еще даже не успела задать
    - это курить ночью у окна и молча таращиться в темноту, тщетно пытаясь заметить хвост вечности, свернувшей за угол
    - это неожиданная, ненужная, саднящая встреча с той собой, которую, думалось, уже давно мумифицировала
    - это источник, породивший злую тоску и отчаянное неприятие действительности: один раз, давно, тюкнул пальчиком, и трещины с тех пор во все стороны, и не склеить ничего
    - это мосты, которые нежно и навсегда люблю
    - это привычка разговаривать с городами...
    Последнее время казалось, что Старый Город устал, обезлюдел и надежно спрятал магию под мышкой. Ан нет, распаковал сверток, хотел крошками поделиться, но не удержался и высыпал целую горсть мне на радость и муку: разбередил сердце, чертяка...И опять смотришь в окна и ищешь одно, правильное, за которым видны алые стены и фиолетовые купола места с совершенно непроизносимым названием...

    Читать полностью
  • oiptica
    oiptica
    Оценка:
    10

    много-много лет назад небезызвестный сэр Макс сказал, что все мы Вершители. А значит любое наше желание обязательно сбудется, рано или поздно, так или иначе. Когда я закрыла окошко, ведущее на последнюю улицу четвертого тома сказок Вильнюса, все что оставалось - очень захотеть пятый. и вот он. вы просили? возьмите, распишитесь о доставке из небесной канцелярии.

    сэр Макс никогда меня не обманывал, потому новые сказки точь-в-точь такое же волшебство, как старые. только чуть мрачнее, только чуть горше и совсем немножечко страшнее. И смерть теперь вовсю заглядывает в глаза прохожим, но от нее все еще можно сбежать, упорхнуть прочь. Всего-то дождаться, когда в полночь в старом переулке появится бар, который кому-то снится. И вкус теперь не только горького кофе, но и хмельной воды, но и ревня, чуть розоватый, чуть сладковатый, как в детстве. А еще тут на удивление много любви, абсолютно нежизнеспособной, но от этого не менее реальной. Вообще жизнь этих улиц перестает вписываться в невероятные рамки прошлых сказок. Она все больше уходит за грань. снов ли, смерти.

    И в какой-то момент мне стало жутко. По-настоящему жутко, даже захотелось зажмуриться, чтобы из моих окон больше не выглядывали чужие миры и пространства. Но пройдоха Макс, обратившийся целым городом, насмешливо мне подмигнув, крепко сжал мое сердце в ладони. И теперь я жду шестой том, боюсь, но жду.

    Читать полностью
  • Sotofa
    Sotofa
    Оценка:
    6

    Жизнь моя жестянка. Ну и что, что жестянка, зато жёлтая и гремит весело.

    Так и хочется сказать, что Фрай для меня как глоток свежего воздуха, но на самом деле нет. За последние годы он стал чем-то вроде старенького вытертого жёлто-зелёного пледа, под которым так хорошо прятаться от внешнего мира. Вот так накроешься им с головой - и как будто живёшь в сказочном гроте или в рыцарском замке, как будто снова становишься ребёнком и вокруг мир, полный чудес и тайн и ничего плохого точно не может случиться, потому что такого даже представить нельзя.

    А после этой терапии можно даже вспомнить, что ты давно взрослый и что завтра на любимую работу, где можно попить кофе на пару с коллегой и посмеяться над вашим плебейским вкусом. И в самом деле, узнает кто, что вы пьёте чистую робусту - на смех поднимут.

    Можно вдохнуть, выдохнуть, с удивлением ощутить внутри комочек чистого счастья и любви ко всему сущему (эй, сущее, слышишь, я тебя сегодня люблю, оказывается), и пойти гулять, чтобы окончательно опьянеть от ветра или от сидра, тут уж как повезёт. Было бы славно после этого обнаружить себя внезапно на улочках Вильнюса рядом с лучшим другом, но чего нет, того нет. Ну ничего, когда-нибудь мы обязательно.

    Читать полностью
  • Genhor
    Genhor
    Оценка:
    6
    Вроде бы, город как город, симпатичный, зеленый, в меру большой, удобный для жизни, но таких на самом деле много, чуть ли не пол-Европы. И большинство постарше вашего, побогаче и, чего уж там, красивей. Но нигде больше нет этого удивительного ощущения, будто вот-вот начнется какая-то невообразимая мистерия, или даже уже началась, и пока мы ходим по улицам, <...> с нами происходит нечто неописуемое, но безусловно важное, словно у нас, ты только не смейся, в это время растет душа.

    Сказки начались давно и стали чем-то жутко близким. Это моя передышка, мое спасение. Мое счастье. С каждым томом связана своя история и столько безумных чувств, что эмоциональная память срабатывает просто при взгляде на полку. Сразу откуда-то знаешь, что мир гораздо шире того, на чем ты сейчас зациклен. Границы не расширяются, их просто нет: и счастье безгранично, и поводов для него нескончаемое множество.

    И поэтому я была готова рыдать, когда начала читать пятый том. В голове сквозила ехидная мысль, что "все, исписался автор, закончилась твоя радость, иди теперь сама добывай ее, как знаешь". Ну потому что после этих рассказов совсем ничего не оставалось, никаких эмоций. На фоне первой (примерно) половины книги "Кайпиринья сердца", бережно взятая из О любви и смерти , показалась невероятным подарком, пронзительностью своей заставляющей расстроиться еще сильнее. На ее фоне все остальное сильно блекло.

    И я уже была готова смириться с такой потерей, как внезапно то ли вошла во вкус, то ли рассказы посильнее действительно оставили в конце, но вдруг совершенно для себя неожиданно, поняла что я - там. Прямо в Вильнюсе, рассматриваю стены домов и оттенки неба, чувствую запах черного кофе и слышу раскаты грома. Боже, у меня чуть слезы из глаз не полились от всего прекрасного, что было там припрятано. И я стала извиняться, непонятно перед кем, а еще благодарить - тоже скорее все вокруг, чем кого-то конкретного.

    Но это все лирика. Хочется сказать еще по поводу структуры. Когда я начинала читать первые книги, казалось, что связывает происходящее в рассказах лишь сам город (и так оно по большому счету и было). Сейчас же заметила, что сюжетные линии пересекаются друг с другом. Эта прочная связка, когда события одного рассказа влияют на другой, стала ясной, как струя холодной воды из-под крана утром. Это уже не цикл зарисовок, это совершенно особенный юный мир со своими персонажами, живущими в нем, строящими его. А автор предлагает нам - читателям - присоединиться к этому празднику созидания и любви.

    Впрочем, во сне часто так кажется: ну сейчас-то все нормально, как и положено наяву, – думаешь ты, одной рукой ухватившись за гигантского змея, уносящего тебя в облака, а другой почесывая бивень на третьей слева голове.

    Я, если честно, боюсь ждать следующего тома. Это уже превращается в одну историю, а истории нужно уметь заканчивать что наша Фрай делать не любит, как можно заметить по Сновидениям Ехо. Не знаю, как оно будет. Но вот прямо сейчас я полна благодарности за всю ту прекрасную чушь, что творится у меня внутри.

    Читать полностью