Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Ключ из желтого металла

Ключ из желтого металла
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
740 уже добавили
Оценка читателей
4.41

«Ключ из жёлтого металла» – книга знаменитого писателя Макса Фрая для тех, кто любит разгадывать тайные шифры, скрытые в древних знаках и предметах.

Главный герой книги 33-летний Филипп Карлович «свободный человек мира», который имеет возможность отдыхать, путешествовать по всему земному шару и скучать. Но в один день жизнь Филиппа переворачивается. Случилось то, о чем он даже не подозревал. А все началось с простой просьбы его отца Карла, который, уезжая на гастроли с концертом, попросил Филиппа привезти ему из Праги одну вещицу – ключ от тайной комнаты в его старой квартире.

Дело в том, что отец Филиппа с детства одержим коллекционированием старых ключей. Он всегда считал, что можно всегда найти дверь, к которой подходит ключ из его коллекции. И в некоторых случаях ему это удается. Но вот парадокс: в его собственном доме есть таинственная дверь, к которой нет ключа. И неожиданно на одном из сайтов коллекционеров он знакомится с человеком из Праги, который утверждает, что у него есть оригинал ключа от двери Карла. Филипп едет, чтобы взять ключ, и неожиданно попадает в фантастические переплеты.

Ценители творчества Фрая без труда заметят в сюжете книги параллели со сказкой Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино»: ключик из «желтого металла», таинственная дверь, имя Карл. А также узнают других персонажей: девушку с цветными волосами, ее приятеля, который может превратиться в пса (Мальвина и Артемон); отчаянно влюбленного в девушку парня (Пьеро); попутчиков, обманувших наших героев в ресторане (кот Базилио и лиса Алиса). В одной из глав даже всплывает на свет божий старый букварь, который папа Карло подарил Буратино.

Старая сказка, шпионский детектив и современная реальность – все в один коктейль мог смешать только Макс Фрай!

Лучшие рецензии
Count_in_Law
Count_in_Law
Оценка:
171

Вот чего не отнять у Макса Фрая, так это возможности надергать из его текстов пафосных определений для тегов. Так само в характеристики его книг и просится. Ведь кому, как не автору, лучше всего удастся сформулировать постулаты созданного им мира? Пусть и в несколько ином контексте.

Популярности господина/госпожи Фрая/Мартынчик я и раньше не понимала. Многословный бред, нанизанный на нитку неуемной, и в той же мере нелогичной фантазии, вывел из себя на первой же прочитанной книге и, казалось, отвратил раз и навсегда. Теперь вот решилась на новый эксперимент и пожалела. Претензии к книге и автору народились те же, что и раньше.

История о блужданиях героя по европейским городам в поисках загадочного ключа для отцовской коллекции могла бы сойти за занимательное приключение, если бы не три огромных "НО".
Первое - это сам ГГ.
Второе - щедро рассыпанные по страницам детали и персонажи.
Наконец, третье - язык повествования.

Герой мается от безделья на подмосковной даче. В анамнезе - воплотившаяся школьная мечта стать рантье (живет за счет сдачи своих квартир в аренду), прекрасные "родители" в Вильнюсе и способность писать по книге в год. В качестве главного симптома - отвратительная склонность интересничать. Просто так опубликовать свою книгу нельзя, нужно дождаться "знака" от Вселенной. Поэтому буду демонстративно сжигать рукописи, мучить жесткие диски и ждать, не подаст ли Вселенная знак, что нужно остановиться и спасти великое произведение. При этом надо попутно пожалеть себя, но эдак с подвывертом, со смешинкой - вроде и не жалеешь, а сам над собой издеваешься. Если все это не есть скрытое, но неумело замаскированное самолюбование (как автора, так и его творения), то даже не знаю.
Герой, в общем, показался противным. И развития в нем, кроме осознания навязанного ему (и невесть откуда вдруг свалившегося) условного "предназначения", не оказалось никакого.

С деталями и персонажами дело и того хуже.
Куча красивых дорог, ведущих в никуда. Масса лиц, порожденных автором исключительно для нагнетания идиотизма момента. Сигареты, их поиск и мысли о них на каждой десятой странице. Кофе - на каждой пятой (потрясаюсь, как там некоторые не лопнули, столько хлебать раз за разом). Повторы и самоповторы. Хитрые литературоведческие ухмылки и "искусство ради искусства".
А еще - мат. Который вдруг выскакивает на тебя невесть откуда, как взбесившаяся псина, и тяпает за ногу. Не было несчастья, даром что все из себя интеллигентов корчат. Но то ГГ почти на ровном месте пушистого белого зверя песца помянет, то героиня-художница начнет словесные кренделя в процессе рисования выписывать. Ну вот объясните мне, зачем в книге постоянно эти матерные стишки?! Что и кому пытался сказать этим автор? Смеха ради? Увольте меня от такого юмора. Или не мешайте уж тогда с литературоведческими игрищами и интеллектуальными минами знатоков высших сфер.

Наконец, язык.
Про мат еще полбеды, вырвалось раньше, наболело. Но тут ведь есть и образец едва ли не самого разнузданного словоблудия из всех, что можно встретить в книгах. В этом тексте буквально тонешь. Барахтаешься в море избыточных наречий и прилагательных. В волнах вводных слов и оборотов. В засилье всеобщего сорного слова "собственно", которое без причины и необходимости вворачивают в свою речь абсолютно все персонажи.
Понятно, что словарный запас позволяет автору не экономить слова, а щедро их тратить. Однако эффект от такого "аттракциона неслыханной щедрости" получается обратный. Порой вентиль хочется прикрутить - чтобы не фонтанировало, а уже по делу, без лишних витиеватостей и прямо к цели.

Итог неутешительный.
Популярность Фрая по-прежнему осталась для меня загадкой. А "Ключ из желтого металла" заслужил переходящий значок "классической книги" в жанре "трепетная мистическая чухня".

И какая игра на контрастах! Все вокруг ведут себя как помешанные, реальность похожа на похмельный сон, и посреди этого хаоса такой прекрасный деловитый я. Весь в белом. Озабоченный исключительно пополнением твоей коллекции. По-моему, просто отлично."

Приятного вам шелеста страниц!

Читать полностью
zhem4uzhinka
zhem4uzhinka
Оценка:
77

Просто поразительно, насколько я – я! – оттягивала прочтение последней книги Макса Фрая. Но вот, взялась наконец. Открыла книжку на ночь, думая, что проглочу ее за сутки, как это всегда бывает с Фраем. Прочитала несколько страниц и легла спать.
И на следующий день так же. И через день.
И только потом позволила книжке захлестнуть меня с головой – как это бывает с Фраем, навсегда.
Тогда стало ясно, в чем дело – я, оказывается, боялась эту книжку читать. Вместо ожидаемого продолжения зеленой серии – новый роман, новый герой, ничего общего с прежними книжками, даже цвет обложки – и тот насыщенный синий, спасибо, что рисунок на ней все той же чудесной художницы, но этого слишком мало для настоящего фанатика и наркомана, чтобы не запаниковать. Я, при этом, практически не сомневалась, что созданное Мартой будет, как всегда, прекрасно, но когда внутренние наркоманы прислушивались к голосу разума?

Зря боялась. Все то, что я так люблю в книжках Фрая, осталось – ну в самом деле, куда оно денется.

Новые герои все так же неповторимы, ярки, обаятельны и прекрасны – даже злодеи. Они, как живые, до сих пор снуют у меня перед глазами, когда опускаю веки. И самая невероятная из них – Мирра Жукотовская, прелестная девушка с выкрашенными в цвета радуги волосами, ослепительная, но не обращающая внимания на собственную красоту, художница, которая рисует – я никак не могу подобрать эпитет, словом рисует так, что жить хочется только ради одних ее рисунков, и при этом декламирует неподражаемые матерные стихи; короче, совершенно невозможно о ней говорить так, чтобы получалось правильно, но она пронзительная, как феникс, и было бы здорово как-нибудь ею побыть.

А самого Филлипа я так и не научилась мысленно называть правильно. В нем есть что-то такое свое, но все-таки – Макс же, какая разница, как там зовут его окружающие и какой формы его глаза.

Как прежде, книжка щедро дарит ответы на то, что я пока даже не удосужилась сформулировать как вопрос. Вот скажем, про город родной: «Я люблю Москву, но это совершенно не мешает ее ненавидеть». Эврика же. Как и то, что в Москве постоянно чего-то боишься. Я раньше гадала, отчего в совершенно разных городах словно крылья вырастают, а в Москве практически всегда действует желание сжаться как можно компактнее, не высовываться, не делать лишних движений, не говорить лишних слов и ни в коем случае не привлекать внимания – не потому, что грозит какая-то конкретная опасность, а просто на всякий случай. Я веду с ним партизанскую войну, но оно не сдает позиций. Оказывается, дело не столько во мне, сколько в городе, и это отличная новость.

Как прежде, книжка лечит от всех душевных недугов разом; чем-то невысказанным, не составленным в слова, самим своим духом она дает сил быть тем, кто ты есть, не оглядываясь, не загоняясь, расправив плечи – быть.

Теперь про новое.

Это почти детектив. Я обожаю, когда нас с героем продолжительно водят за нос. Одной ничего не понимать и чувствовать себя глупо всякий раз, когда догадки рассыпаются в прах, потому что все совсем не то, чем кажется – не слишком приятно, а вот вдвоем – в самый раз. В исполнении Марты это получилось, само собой, еще офигительнее.
Несколько раз настойчиво стучала в голове мысль, что по этому роману Марты получился бы гениальный, лучший в мире ever, квест. Красивый, многоплановый, когда размах задачи растет в геометрической прогрессии, с прекрасными диалогами, все как положено. Чертовски обидно, что не получилось родиться сразу отличным художником, программистом, аниматором, и кто там еще пригодился бы: никто другой же не почешется, как всегда. Жестокий мир.

Раньше любой роман Макса Фрая, какой бы он ни был многоплановый, в конце концов складывался в единую, цельную картину, в сеть, где одно сцеплялось с другим, и все становилось понятно.
В «Ключе из желтого металла» многое остается как есть, недообъясненным, единожды названным вслух, и все. Это оставило странное чувство, чем-то похожее на взросление. Когда немного обидно, что так получается, но осознаешь, что так должно быть, иначе не бывает, больше того, так, на самом деле, лучше всего.

Пожалуй, чтобы объяснить это чувство, я сейчас заткнусь на полуслове, достаточно уже наболтала бессвязной чепухи.

Читать полностью
korsi
korsi
Оценка:
53
Возможно, как-то так мог выглядеть «Золотой ключик», если б кто-нибудь приехал на машине времени в 1936 год и подсыпал красному графу Толстому в кофе ЛСД. Психоделическое городское фэнтези, здрасьте вам!
С одной стороны, книжка по-своему прелестная. Прельщает, главным образом, тонкий аромат чудес, который витает в современной, казалось бы, повседневности: так бывает, если идёшь весенним полднем по узенькой старинной улочке, и вдруг из чьего-то окна пахнёт свежим кофе и коричным пирогом, из-за угла махнёт призрачным рукавом ветка цветущей яблони, а мимо мелькнёт откуда ни возьмись белоснежная кошка, лукаво глянув сперва голубым левым глазом, а затем коричневым правым, — и чувствуешь себя нотой в какой-то неизвестной симфонии. Не сказка и не быль, а что-то пограничное. Так мало кто пишет, и мало у кого это выходит действительно хорошо. Светлана Мартынчик старается.
С другой стороны, используя всем знакомый сюжет, можно было бы развивать действие хоть чуточку побыстрее. Герой-повествователь — богатенький буратинка, сказочный принц, которого большой город превратил в капризного скучающего брюзгу, — совершает вояж по городкам Европы в поисках загадочного ключа, сталкиваясь по дороге с персонажами один другого чудесатее. И можно было бы с удовольствием вообразить себя этим необычным, но в чём-то близким каждому везунчиком, и со вкусом попутешествовать, и со смехом подивиться странным попутчикам, если бы... Если бы везунчик не был таким унылым нытиком, маршрут Москва—Вильнюс—Прага—Хаген—Краков—Прага—Вильнюс—Москва не был таким однообразным мотанием по кофейням, а попутчики — такими узнаваемыми, как будто ожившие персонажи с иллюстраций к «Буратино», но только почему-то выкрашенные в кислотные цвета. И вообще, хочется спросить: почему у вас голем — тряпичный?
Стиль озадачил: блоггероватая смесь литературной утончённости и разговорной небрежности, и особенно (внезапно) мат. Не то чтобы я была против обсценной лексики, но когда милый рыжеволосый юноша, весь из себя гурман и эстет, ни с того ни с сего роняет простое мужицкое словцо — это попросту некрасиво, в смысле неэстетично.
Всё же есть в книжке безусловно приятные моменты: скажем, превосходные вставные новеллы — остроумные переделки сказочных и классических сюжетов. Да и в конце концов приятно думать, что мироздание, хоть и водит тебя за нос, на самом деле только и ждёт, когда же ты возьмёшь своё, дурилка картонная, и станешь наконец настоящим мальчиком.
Я к этому моменту уже практически на коленях умолял внутреннего скептика: заткнись, пожалуйста. Ты потом скажешь все, что об этом думаешь. А сейчас дай послушать.
Читать полностью
Лучшая цитата
Я же говорю, когда начинаешь превращаться в кусок сварливого дерьма, нет ничего лучше, чем залезть на дерево. Как рукой снимает.
3 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление