Feuervogel
Оценил книгу

Две повести, две истории, из уст двух таких близких и (о, Мартынчик, ну как же так может быть?) таких разных существ. Макс и Меламори (хотя нет, пожалуй, в контексте дальнейших сравнений всё-таки Меламори и Макс), Инь и Янь, Черное и Белое, Тоска и Радость.. Ну совершенно две противоположные сказки соседствуют под этой зелёной обложкой, и всё с ними вовсе не так просто, как кажется на первый взгляд.
Времена первых восторгов от возвращения возможности почитать Макса миновали уже несколько лет назад, тем не менее, перечитала книгу за пару дней с искренним удовольствием - не смотря на массу ожидающей моего внимания вкуснейшей литературы соблазнилась таки желанием "освежить зелёненькую", особенно в контексте приобретения недавно вышедшей 6-й книги серии.
И не зря. На этот раз удалось выловить пару интересных наблюдений, ускользавших от меня ранее. Итак.

Чуб земли: просто праздник, сказка, искрометная феерия и изысканное чудо! Повесть пропитана сплошнючим позитивищщем, прущим со всех сторон и во все стороны - не дешевым позитивчиком, а именно той самой концентрированной чудесной сутью, за которую, собственно, Фрая и нельзя не любить. Аплодисменты, множественные поклоны автору в ноги и всё такое прочее.

Туланский детектив: депресуха полнейшая. Будто весь Ехо напитан ватным серым вязким туманом, а книжку, если вдруг довелось отвлечься и отложить, как-то странно не очень хочется брать в руки и читать дальше. Пожалуй, только благодаря суммарным действиям всего Тайного сыска помимо Меламори, всё это дело приобретает некий колорит и интерес.

И вот тут возникает закономерный вопрос. За что тётя Света так не любит бедную девочку? Либо Мартынчик просто не чувствует, совершенно не понимает и не ощущает, не вживается в этого персонажа, либо вот именно что - не любит. Причем на протяжении всего развития истории Ехо как-то вдумчиво и основательно, упорно не любит. И в той же мере, как ей удаётся непринужденно и захватывающе, искренне и по-настоящему говорить устами Макса, то в шкуре Меламори ей будто противно и неуютно, в результате чего от прочтения создаётся впечатление, что Леди Блимм постоянно тошнит от самой себя. Самое смешное, что если исходить из отношения и поступков самого Макса, (да и просто моё чутьё мне так подсказывает), Меламори-то на самом деле совсем другая! Не нытик она, не растерявшаяся и ушедшая в своё горе клуша, и в сложившихся обстоятельствах должна была рвать, метать и добиваться своего возможными и невозможными путями, а автор за-что-то наказывает её бездеятельной меланхолией, и только намекает, что, мол, потом, каким-то образом, справилась и нашлась, да и то это остаётся за кадром. Аж такое ощущение складывается, будто Мартынчик Макса к Меламори ревнует, будто он выбрал свою незабвенную вопреки её писательской воле, а теперь она на Меломори в силу собственных авторских возможностей попросту отыгрывается. Странно всё это, господа. Самое смешное, что я сама в контексте создаваемого автором впечатления долгое время Меламори упорно недолюбливала. А теперь вот, после этого перечтения книги как-то совершенно по-другому к ней прониклась - будто к хорошему человеку. которого незаслуженно оклеветали, а оправдаться перед массовой публикой он и не в силах.

И ещё ремарка - на мой вкус и мою придурь правильнее было бы разместить повести в книге в противоположном порядке.. Пусть это было бы куда менее логично, менее обосновано по общему сюжету, но более чем благотворно сказалось бы на суммарном впечатлении от всей книги и послевкусии от неё, так сказать. Снизу вверх надо было эмоции располагать, что ли.. Хотя, как бы там ни было, книга всё равно хороша всем)

И ещё. Вот посетило меня такое странное забавное чувство, что в 7й части Макс таки додумается позвать в "Кофейную Гущу" сэра Лойсо ,)