Книга или автор
Союз еврейских полисменов

Союз еврейских полисменов

Премиум
Союз еврейских полисменов
3,8
44 читателя оценили
427 печ. страниц
2019 год
18+
Оцените книгу

О книге

От лауреата Пулицеровской премии, автора международных бестселлеров «Потрясающие приключения Кавалера & Клея» и «Лунный свет», – «альтернативная история независимого еврейского государства: вместо Палестины оно появляется на Аляске. Там говорят на идише, изредка устраивают стычки с соседями-индейцами и ждут окончания 60-летнего срока, отмеренного США для обустройства евреев, убежавших от нацистов в годы Второй мировой войны из Европы» (Lenta.ru). И вот на фоне всеобщих апокалиптических ожиданий происходит как бы совершенно заурядное убийство: в дешевой гостинице «Заменгоф», названной по имени изобретателя языка эсперанто, находят тело опустившегося, но некогда гениального шахматиста. За расследование берется Мейер Ландсман, детектив из группы «Б» отдела убийств Главного управления полиции округа Ситка. Всему округу осталось лишь несколько месяцев привычной жизни, а дальше – неизвестность, но Ландсмана в его стремлении к истине не остановят ни препоны, чинимые собственным начальством, ни организованная преступность мессианского толка, ни махинации ФБР, ни возвращение в Ситку бывшей Ландсмановой жены, успевшей окончить курсы повышения квалификации для женщин-детективов…

Роман публикуется в новом переводе.

Книга содержит ненормативную лексику

Читайте онлайн полную версию книги «Союз еврейских полисменов» автора Майкла Шейбона на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Союз еврейских полисменов» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Елена Калявина

Дата написания: 2008

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785389163706

Дата поступления: 13 марта 2019

Объем: 768.8 тыс. знаков

Купить книгу

  1. CoffeeT
    CoffeeT
    Оценил книгу

    У меня есть один хороший вымышленный друг (назовем его для правдоподобия старорусским именем Бионсий), который просто невероятно обожает всякие премии. В сферу его интересов входят почти все крупнейшие награды в области кино, телевидения, литературы и спорта. В чем выражается эта обсессия? Что ж, Бионсий смотрит-помнит-знает. Кто-то собирает жуков-муравьев, разводит алтайских гадюк-самоедов, ну а мой друг – воспоминания о том: кто получил Оскар за лучшую мужскую роль второго плана в 1997 году (Кьюба Гудинг), кто собрал больше «Локусов», чем остальные (Гарднер Дозуа. Кто?) и сколько осталось Леброну до рекордного количества очков в НБА (неважно, Джордан лучше). В общем, я никого стараюсь не судить строго, но парень реально странноватый. Слава Богу, вымышленный. Но, не так давно, знания моего товарища очень пригодились для одной очень интересной, не побоюсь этого слова, антиномии. Детективной литературной антиномии.

    Сидели мы тут недавно вдвоем и обсуждали литераторов-постмодернистов. Ну, знаете, всех этих Пинчонов, Пелевиных и иже с ними. А что, вы не обсуждаете? Очень рекомендую. Обсуждали как раз в разрезе места Майкла Шейбона (/ˈʃeɪbɒn/ SHAY-bon) в этом списке. Ну, судите сами, Шейбон – обладатель двух очень престижных премий (Пулитцеровской и Фолкнеровской), автор довольно-таки знаменитых и экранизированных произведений, в общем, лицо для американской литературы вполне себе значимое. Но вместе с ним, как-то сложно сказать, что вот, Шейбон-то, мастерюга какой, светочь постмодернистов. К слову, напрашивается параллель с Камилем Писсарро, который хоть и был, и значил много, но исторически остался в тени своих друзей Ван Гога и Гогена (читайте об этом у последнего Генассия). Но есть с Шейбоном одна реально очень странная история. Нет, дело не в том, что постмодернист участвовал в создании фильма «Человек-паук 2», кушать то всем хочется. Дело в том, что в середине нулевых Шейбон, не будучи фантастом, смог сделать то, о чем мечтают все фантасты – получить за раз все три самые престижные жанровые премии: Локус, Хьюго и Небьюлу.

    Давайте, например, посмотрим, что происходило на премии Хьюго-2008. Вот они, номинанты (по состоянию на 2018 год, чтобы проследить динамику признания критиков, ведь вдруг Шейбон как открыл в себе фантаста, так потом и пошло у него):

    Джон Скальци – 7 номинаций, 3 победы
    Чарльз Стросс – 15 номинаций, 3 победы
    Роберт Сойер – 12 номинаций, 1 победа
    Иен Макдональд – 8 номинаций, 1 победа
    Майкл Шейбон – 1 РАЗ НОМИНАНТ И СРАЗУ ВООБЩЕ ВСЕ ВЫИГРАЛ

    Или, как на счет Локуса, которую вручали в том же году. Там, кроме Стросса и Макдональда, нашему другу противостояли:

    Уильям Гибсон – 4 номинации, 1 победа + Хьюго, который он выиграл еще в 1984, ну и вообще, это ГИБСОН
    Джо Холдеман – 8 номинаций, 4 победы, и еще Грандмастер Небюлы-2009 (считай, Бог)
    Майкл Шейбон – 1 РАЗ И В ДАМКИ!

    Про Небьюлу рассказывать не буду, но вы, наверное, все поняли. Майкл Шейбон за год выиграл с первого раза все главные премии. Ни разу не номинировавшись ни до ни после. Победив людей, которые в сумме имеют с сотню (100) «фантастических» призов. И самое главное – Шейбон получил все эти премии за «Союз еврейских полисменов» - книгу, которую отнести к фантастике можно только спьяну. И какой же вывод? Майкл Шейбон потратил свой гонорар за «Человека-паука 2» на взятки-откаты-распилы? Не знаю. Это реально очень странная история. Разумеется, никаких ДАЖЕ БЛИЗКО с тех пор номинаций у Шейбона не было. Ах да, сама книга-то – скукота. То, что я вам только что рассказал с подачи Бионсия (и прекраснейшего, чудеснейшего Фантлаба) – самое интересное, что с ней могло произойти.

    И, кстати, про Оскар. Как вы думаете, какая основная была интрига для опытного лауреатоведа? Ну, конечно же, получит ли свой первый Оскар человек, который его заслужил в 625 раз больше, чем эти ваши локусы Шейбон. Оператор Роджер Дикинс в 14-й (четырнадцатый) раз сидел в кресле и вымученно улыбался, готовясь в очередной раз услышать любое имя, кроме своего. Перчику доставило то, что в этом году впервые была номинирована дама-оператор. Ну, сами понимаете. Был, конечно маловероятный вариант, что посередине церемонии в зал въедет верхом на тигре Кевин Спэйси и заберет все Оскары и пару молоденьких мужчин. Но нет, все продолжали вежливо и корректно шутить, Роджер Дикинс щелчком заказывал 4-й виски. И, знаете, что? Даже в мире, где выигрывают люди, которые выигрывать не должны, бывают хорошие и добрые вещи. Дикинс получил свой Оскар и был удостоен стоячей овации.

    Как и говорил уже выше, новый Генассия – просто супер. Фаворит Хьюго-2019 как пить дать.

    Ваш CcooffeeT

  2. kittymara
    kittymara
    Оценил книгу

    Ну, так-то я вообще-то шейбона очень даже люблю, ибо стилист он просто волшебный. Далеко не всегда писателям удается сделать так, что наслаждение от слов становится выше, чем, собственно, смысл и все такое прочее. Это не значит, конечно, что пишет он только лишь заради красоты слога. Впрочем, должна признать, что турнье сумел победить его в моих глазах, задвигая за философию так, что в конце концов стало не важно, а чем же сердце успокоилось в плане сюжета. Это редкий дар, чего уж там.
    Вообще, этой книге катастрофически не повезло с первым переводом. Не понимаю, честно говоря, зачем прекрасные тексты, к которым нужно относиться бережно, как к новорожденному ребенку, дают в руки кому попало. Всех денег не захапаешь, поэтому стоило бы более продуманно относиться к выбору переводчика.
    Впрочем, и с этим переводом вышла засада. Я ни разу не понимаю, пошто в электронке нет нормального оформления сносок, на которые нельзя перейти по ссылкам. Зато в конце книги торчит словарь в алфавитном порядке, да еще и неполный, поэтому пришлось рыскать в сети. А сам текст просто нашпигован чисто еврейским сленгом. И, значит, спотыкаешься об все эти словеса, начинаешь долго и нудно листать страницы в поисках значения очередного загибона. И потихоньку звереешь. А потом у книги внезапно оказывается снижена оценка, и, между прочим, за дело. Ибо не надо, совсем не надо относиться к читателям по-свински.

    Ну, и про что оно, собственно. Последний современный исход случился не в жаркие палестины, а на аляску. Ну, и так-то ничего особо не изменилось в плане курирования нынешней еврейской нации америками. Только холодно, и местных индейцев не хило так подвинули. А в целом, все цветет и пахнет почти как на одесском привозе. Потому что нашенские евреи самые колоритные, я таки поставлю на это целый рупь с грошиком. Проблема только в том, что жадные американцы зажали аляску в безвозмездное пользование, то есть срок аренды обетованной землицы как бы истекает, и дальше категорически образовываются полные непонятки. Поэтому надобно снова смазывать лыжи и шататься сорок лет по пустыне с манной заместо завтрака, обеда, ужина и именинного фуршета.

    Так что в связи с грядущим съездом со съемного жилья почти что все граждане как-то расслабились и ждут, сами не зная чего. Но как бы там ни было, дела худо-бедно проворачиваются, ибо без этого никак, как без еврейского сленга в любой момент жизни. Поэтому убийство чудака-шахматиста в захудалой гостинице никого особо и не удивляет, пока не становится известно, кого же убили. Правда с самых верхов копам как бы намекают, что можно и расслабиться напоследок. Но как ж можно? Этого никак не можно, ежели мужик при исполнении.
    Тем более, что убитый - очень интересный чувак. Конечно же, еврей (не могло быть иначе, ясное дело), шахматист, наркоман, чудила, гей, сын известного бандитского короля и, предположительно, мессия, которого уже тысячи лет ждут и ждут божьи избранники.

    Короче, во время расследования перед копами и читателями проходит настолько колоритная галерея персонажей, что и про убийство как-то почти забываешь. Вот просто перлы и яхонты сыплются вместе с поземкой прямо в глаза или там уши вместе с кошерной кухней, цру и индейцами.
    Однако, забывать об убиенном, пожалуй, не стоит. Потому что в результате всего вырисовывается интересная картина. На первый взгляд, вроде бы законченный тип, который спустил свою жизнь в унитаз. Да только изначально у бедняги и не было ни своей жизни, ни выбора буквально с колыбели. Оценили его невероятные способности, поставили как на призовую лошадь, а чего он сам хочет никого и никогда как-то не интересовало. Ну, он и показал все страждущим кузькину мать. И в общем-то правильно.

    А то интересно так получается: мы назначили тебя мессией, значит, должен соответствовать, то есть быть идеалом и все такое. Да только почему? Почему все остальные позволяют себе грешить за чужой счет? И неужели избранный не может быть алкоголиком? наркоманом? геем? женщиной? шахматистом, черт возьми? Почему он обязан соответствовать чужим представлениям о чем либо? И почему он сам не может сделать выбор быть или не быть избранным? Брать или не брать на себя чужие грехи? Может быть, человекам не помешало бы в конце концов самим отвечать за содеянное, а не ждать, что за их грехи отработает кто-то другой своей кровью и душой? И даже не жалко пожертвовать своей жизнью в перерыве между шахматной партией, чтобы они это поняли или хотя бы приблизились к пониманию.

  3. MaryPushkin
    MaryPushkin
    Оценил книгу
    Уж не знаю, что я там хотела вычитать в этой книге в свои семнадцать лет, а именно в этом нежном возрасте я на нее наткнулась и вознамерилась почитать. Но так уж вышло, что с тех пор она гордо возглавляла список моих забытых книг к прочтению. Сложно сказать, как бы мне пришелся по душе сей сюжет и мир в те годы, но вот от чего я точно была бы в восторге – это от того, как автор со мной общается.
    «Шейбон – писатель для читателя: его фразы окутывают тебя и нежно целуют на ночь.»
    Chicago Tribune
    Шейбон выдает нам этакую грубовато-витиеватую манеру повествования. А я такое люблю. С одной стороны, в тебя не сыпят короткими и простыми фразами сродни пулеметной очереди, с другой, никаких тебе «ее шелковая юбка едва уловимо рвалась вперед от малейшего дуновения весеннего ветерка словно чайка, готовая к полету над притихшим морем». Хотя мне до подобной нежной прозы как до китайской границы пешком, но смысл вы думаю уловили. А если не уловили, то вот пример:
    Ладья вместе с пальцами перемещается по воздуху и опускается со стуком, несущим дурные вести оставшемуся в одиночестве черному слону.
    Вообще от такого обращения автора даже начинаешь себя ощущать человеком взрослым и прямо-таки образованным, коли с тобой так общаются, доверяя и прямоту, приправленную остроумными и нетривиальными метафорами, и сарказм и что уж там таить, ругательства тоже.Стоит признать, что альтернативная история евреев-беженцев, расположившихся в одном из городков на Аляске, мечтающих обрести там Землю обетованную и находящихся в страхе перед грядущим Возвращением (читай очередным изгнанием куда подальше) хоть и звучит с виду безумно, в самой книге подана грамотно и мрачно, хотя и сложновато для восприятия со всеми этими группировками и описаниями кто кому кем приходился и за какие грехи нынче расплачивается. Да и вообще вся книга очень мрачная, ты словно в бесконечном нуарном детективе в припорошённых снегом реалиях.К слову, о детективе. Эта книга с виду весьма умело под него подстраивается, но им, по сути, не является. Главный герой – Мейер Ландсман, плавно опускающийся на дно и день ото дня стареющий полицейский. Он в разводе, он много пьет, он живет в дрянной гостинице и у него «бывает лишь два состояния души: Ландсман работающий и Ландсман мертвый». Он жалеет себя, а:
    Присутствие жалости к себе в его раздумьях – уже доказательство, что он в глубокой жопе и кружит там внутри, проникая все глубже и глубже.
    И вот однажды в этой же гостинице в своем номере был найден мертвый мужчина, убитый выстрелом в голову. По всему видно, что убитый был наркоман и шахматист. И если наркомания сего персонажа не сильно интересует Ландсмана, то причастность убитого к миру шахмат не дает забыть про это дело и просто пометить его как неподдающийся раскрытию висяк. У Ландсмана вообще с шахматами интересные отношения. Он люто ненавидит эту игру, но при этом относится к ней с очевидной нежностью. А посему расследованию быть.Вот только, если быть честным, нам все равно кто убийца. Мы ведь тут все сразу понимаем, что его найдут, и этого понимания достаточно, чтобы не быть заинтригованным личностью виновника. И в этой книге все такое. Вот появляется Бина – бывшая жена Ландсмана, которую он все еще очень любит, но не может себе простить один свой поступок в прошлом, из-за которого и распался их брак. Бина – образчик человека целеустремленного и амбициозного, но в то же время готового подхалимничать тут и там, только бы усидеть на хорошем местечке, а то и продвинуться повыше:
    Никакое перекраивание границ, никакие перемены в правительствах не способны выбить из колеи еврейку с таким обширным набором влажных салфеток.
    И вот мы видим их холодный тон общения, ее недовольство, его промахи, и мы понимаем, что будет в конце. И так оно и происходит. Вот в дело вмешивается политика с ее «серьезными дядями», и мы снова понимаем, что с нашими героями произойдет дальше, и смогут ли они смириться с этим, и что сделают в итоге, тоже понимаем. Очень странное ощущение. Будто смотришь фильм, который уже видел. При чем начальные сцены ты помнишь слабовато, но потом наконец приходит это узнавание, и от него никуда не деться. Зато начинаешь акцентировать свое внимание на деталях, на цвете воротничков, на запахах, тембрах голоса. И если это хороший фильм, то отмечать есть что. А это таки хороший фильм.О чем же тогда эта книга? Она о людях, их стремлениях, надеждах и их крахе. О судьбе с ее подарками и бесповоротными решениями и поиске себя в этом враждебном мире. О вере, в себя ли, в законы и правила ли, в явление ли Мошиаха, способного решить все проблемы, не важно во что, важно, что каждый во что-то да верит, и куда его эта вера заводит. В конце концов о маленьких людях, их попытках просто как-то жить, найти себе хоть какой-то уголок в этом мире.
    У нас было мало фактов. Мы знали свои ограничения. И называли их выбором. Но у нас не было выбора. Вообще.
    Здесь вообще людские души аккуратно препарированы и вывернуты наизнанку. Есть подозрение, что вот в этом Шейбон особенно хорош, а детектив так к слову пришелся.Но так или иначе книга то скучная. С середины, когда восторг от стиля построения предложений утих, мне было откровенно тяжело и неохота читать дальше. Вся фишка в том, что это только добавляло атмосферности в этот мрачный вялотекущий мир, хотя мне от этого легче не становилось, как и бедному Менделю Шпильману.
  1. По опыту Ландсмана мужчины склоны к плачу, когда долгое время живут в осознании собственной праведности и безопасности, а потом внезапно понимают, что прямо у них под ногами разверзлась пропасть. Это часть работы полицейского – выдернуть милый коврик, скрывающий в полу глубокую дыру с неровными краями.
    4 октября 2020
  2. Он водил этот автомобиль так долго, что все тайные изъяны и пороки машины стали неотличимы от его собственных.
    9 июня 2020
  3. Верный и начисто лишенный веры во что бы то ни было – комбинация качеств, особенно ценимая Литваком, которому вечно приходилось сталкиваться с вероломством верующих, иногда добровольным
    11 апреля 2019