Книга или автор

Отзывы на книги автора Майкл Шейбон

16 отзывов
majj-s
majj-s
Оценил книгу
- Это же… ну, это же просто комиксы.
– Зачем ты к ним так,  по природе своей ни одна среда не лучше другой.  Вопрос в том, что ты с этой средой делаешь.

Это Пулитцер 2001. Это еврейский роман в лучшем из возможных смыслов: интеллигентный; деликатно посмеивающийся над персонажами; пронизанный трепетной материнско-сыновней любовью. Это книга о холокосте - не кривите лица, они, долбят с настойчивостью дятла деревянную макушку человечества затем, что пепел Клааса бьется в их грудь, и затем, что семь десятков лет назад мир допустил уничтожение части себя. Что случилось раз, случится снова, если не осознать губительность, а повторенье - мать ученья.

Это гимн дружбе, любви в романе тоже достаточно, но немыслимо хороша в нем именно дружба, дающая опору, когда эфемерной бабочке любви обрывают крылья. Это ода эскапизму во всех возможных смыслах: техническом, как части искусства престидижитатора; личном, как уход отдельно взятого человека из-под давления невыносимых обстоятельств; общечеловеческом, как бегство из ощеренного кривыми зубами мира туда, где хорошо. Исходу меньшей и лучшей части человечества туда, откуда я сейчас пишу. а вы читаете.

Это оммаж великой культуре комиксов, взрастившей поколения американцев. и снова не кривите лица. Вы ничего не знаете о комиксах, я немного писала о них здесь. здесь и здесь, и уже по разнообразию вариантов можно составить минимальное представление о громадности этого континента. А кроме того, см. эпиграф.

Это роман-мистификация, Майкл Шейбон великий мастер искусства водить читателя за нос псевдодокументальной точностью вымышленных персонажей, создавая в поддержку легенде сонм критиков и литературоведов с собственными био- и библиографиями. В определенном смысле это гей-роман. И в третий раз не кривите лица. Тема подана предельно корректно и деликатно, а на то, что автора после выхода романа ошибочно причислили к членам меньшинства, меня и позабавила, и очаровала его реакция: "Спасибо. Это подарило моим книгам новую, благодарную и лояльную аудиторию".

Итак, о чем книга? Двое еврейских парней, кузенов: один бруклинец, второй чудом ускользнул из Праги в самый канун Второй Мировой и нашел приют у американской родни - придумывают супергероя Эскаписта, сверхспособность которого в умении ускользать из самых крепких оковов, преодолевать самое невыносимое давление и спасать от него безвинно страдающих. Достаточно прозрачная отсылка к обстоятельствам прибытия Джо Каваллера в Америку и его страстному желанию выручить оставленную в праге семью.

Сэм Клейстон ("Клей") по большей части сочиняет синопсис, Йозеф Каваллер ("Кавалер") рисует стрипы, впрочем, это полноценное соавторство, где братья порой обмениваются ролями. Так или иначе, Эскапист становится почти столь же популярным. как Бэтмен и Супермен, а наши мальчики начинают грести деньги лопатой. Клей склонен сорить ими, отчасти компенсируя детство, прошедшее в более, чем скромной, обстановке (эскапизм - он выбрался). Джо Кавалер копит на подкуп немецких чиновников,чтобы вывезти если не всю семью (отец умер в Треблинке, мать умоляет Йозефа не вспоминать ее и не пытаться спасти), то хотя бы младшего братишку Томаша. Есть судно, взявшее на себя роль Ковчега спасения для еврейских детей с оккупированных территорий, и если очень постараться, мальчик попадет на него (эскапизм).

А вокруг гремит, сверкает и поражает соблазнами Нью-Йорк, выбравшийся из тисков Великой Депрессии (снова тема эскапизма). И в нем живет лучшая девушка на свете, Роза, в которую Кавалер влюбится, и любовь будет взаимной, но не безоблачной. а впрочем, я здесь не ставлю цели пересказать. Почитайте, это немалое удовольствие.

MaryPushkin
MaryPushkin
Оценил книгу
Уж не знаю, что я там хотела вычитать в этой книге в свои семнадцать лет, а именно в этом нежном возрасте я на нее наткнулась и вознамерилась почитать. Но так уж вышло, что с тех пор она гордо возглавляла список моих забытых книг к прочтению. Сложно сказать, как бы мне пришелся по душе сей сюжет и мир в те годы, но вот от чего я точно была бы в восторге – это от того, как автор со мной общается.
«Шейбон – писатель для читателя: его фразы окутывают тебя и нежно целуют на ночь.»
Chicago Tribune
Шейбон выдает нам этакую грубовато-витиеватую манеру повествования. А я такое люблю. С одной стороны, в тебя не сыпят короткими и простыми фразами сродни пулеметной очереди, с другой, никаких тебе «ее шелковая юбка едва уловимо рвалась вперед от малейшего дуновения весеннего ветерка словно чайка, готовая к полету над притихшим морем». Хотя мне до подобной нежной прозы как до китайской границы пешком, но смысл вы думаю уловили. А если не уловили, то вот пример:
Ладья вместе с пальцами перемещается по воздуху и опускается со стуком, несущим дурные вести оставшемуся в одиночестве черному слону.
Вообще от такого обращения автора даже начинаешь себя ощущать человеком взрослым и прямо-таки образованным, коли с тобой так общаются, доверяя и прямоту, приправленную остроумными и нетривиальными метафорами, и сарказм и что уж там таить, ругательства тоже.Стоит признать, что альтернативная история евреев-беженцев, расположившихся в одном из городков на Аляске, мечтающих обрести там Землю обетованную и находящихся в страхе перед грядущим Возвращением (читай очередным изгнанием куда подальше) хоть и звучит с виду безумно, в самой книге подана грамотно и мрачно, хотя и сложновато для восприятия со всеми этими группировками и описаниями кто кому кем приходился и за какие грехи нынче расплачивается. Да и вообще вся книга очень мрачная, ты словно в бесконечном нуарном детективе в припорошённых снегом реалиях.К слову, о детективе. Эта книга с виду весьма умело под него подстраивается, но им, по сути, не является. Главный герой – Мейер Ландсман, плавно опускающийся на дно и день ото дня стареющий полицейский. Он в разводе, он много пьет, он живет в дрянной гостинице и у него «бывает лишь два состояния души: Ландсман работающий и Ландсман мертвый». Он жалеет себя, а:
Присутствие жалости к себе в его раздумьях – уже доказательство, что он в глубокой жопе и кружит там внутри, проникая все глубже и глубже.
И вот однажды в этой же гостинице в своем номере был найден мертвый мужчина, убитый выстрелом в голову. По всему видно, что убитый был наркоман и шахматист. И если наркомания сего персонажа не сильно интересует Ландсмана, то причастность убитого к миру шахмат не дает забыть про это дело и просто пометить его как неподдающийся раскрытию висяк. У Ландсмана вообще с шахматами интересные отношения. Он люто ненавидит эту игру, но при этом относится к ней с очевидной нежностью. А посему расследованию быть.Вот только, если быть честным, нам все равно кто убийца. Мы ведь тут все сразу понимаем, что его найдут, и этого понимания достаточно, чтобы не быть заинтригованным личностью виновника. И в этой книге все такое. Вот появляется Бина – бывшая жена Ландсмана, которую он все еще очень любит, но не может себе простить один свой поступок в прошлом, из-за которого и распался их брак. Бина – образчик человека целеустремленного и амбициозного, но в то же время готового подхалимничать тут и там, только бы усидеть на хорошем местечке, а то и продвинуться повыше:
Никакое перекраивание границ, никакие перемены в правительствах не способны выбить из колеи еврейку с таким обширным набором влажных салфеток.
И вот мы видим их холодный тон общения, ее недовольство, его промахи, и мы понимаем, что будет в конце. И так оно и происходит. Вот в дело вмешивается политика с ее «серьезными дядями», и мы снова понимаем, что с нашими героями произойдет дальше, и смогут ли они смириться с этим, и что сделают в итоге, тоже понимаем. Очень странное ощущение. Будто смотришь фильм, который уже видел. При чем начальные сцены ты помнишь слабовато, но потом наконец приходит это узнавание, и от него никуда не деться. Зато начинаешь акцентировать свое внимание на деталях, на цвете воротничков, на запахах, тембрах голоса. И если это хороший фильм, то отмечать есть что. А это таки хороший фильм.О чем же тогда эта книга? Она о людях, их стремлениях, надеждах и их крахе. О судьбе с ее подарками и бесповоротными решениями и поиске себя в этом враждебном мире. О вере, в себя ли, в законы и правила ли, в явление ли Мошиаха, способного решить все проблемы, не важно во что, важно, что каждый во что-то да верит, и куда его эта вера заводит. В конце концов о маленьких людях, их попытках просто как-то жить, найти себе хоть какой-то уголок в этом мире.
У нас было мало фактов. Мы знали свои ограничения. И называли их выбором. Но у нас не было выбора. Вообще.
Здесь вообще людские души аккуратно препарированы и вывернуты наизнанку. Есть подозрение, что вот в этом Шейбон особенно хорош, а детектив так к слову пришелся.Но так или иначе книга то скучная. С середины, когда восторг от стиля построения предложений утих, мне было откровенно тяжело и неохота читать дальше. Вся фишка в том, что это только добавляло атмосферности в этот мрачный вялотекущий мир, хотя мне от этого легче не становилось, как и бедному Менделю Шпильману.
elena_020407
elena_020407
Оценил книгу

В какой-то момент я неожиданно поняла, что с комитетом Пулитцеровской премии у нас явно какое-то ментальное единство. Практически все, что я нахожу в их списке лауреатов вполне заслуживает того, чтобы сначала быть прочитанным, а потом уже и рекомендованным многочисленным знакомым, которые хотят чего-то-эдакого-сами-не-знают-чего. Не ожидая от Майкла Чабона ничего сверхъестественного, я оказалась приятно удивлена, ведь книга, вопреки бездарной аннотации, оказалась совсем не о комиксах. Вернее, не только о них.

Действие романа начинается в 1939 году. Ученик фокусника (ах, простите, мастера эскейпа) Йозеф Кавалер совершает свой первый удачный эскейп - бежит из оккупированной немцами Праги в одном гробу с мистическим символом еврейского народа Големом. Именно из охваченной пожаром войны Европы и начинается великолепная история дружбы, любви, одиночества, человеческой трагедии и искусства, которому только предстоит стать признанным - Его Величества Комикса.

По прибытию в Штаты Кавалер, взявший себе более привычное для американского уха имя Джо, поддается на уговоры кузена Сэма Клея, сосватавшего ему халтурку у своего работодателя - издателя дешевой бульварной литературы. Ни Джо, ни Сэму, ни тем более издателю тогда и пригрезиться не могло, что два незаметных еврейских парнишки создадут одного из самых коммерчески успешных персонажей комикса...

Но было бы неправильно сказать, что эта книга - только о том, как зарождался новый вид искусства. Нет, в ней много мыслей и чувств, разочарований и побед, в ней есть тонкая ирония и смех сквозь слезы. А еще говоря о ней почему-то постоянно приходит в голову заезженное клише про "всю грусть еврейского народа". Ведь мало кто из героев этой книги был счастлив по настоящему...

Добротный, интересный, только лишь самую малость затянутый роман, который почему-то мало известен среди русскоговорящих читателей. Читать в обязательном порядке всем любителям marvel'овских комиксов)

Kozmarin
Kozmarin
Оценил книгу

Очень вязкое начало, особенно если ожидаешь детектив: и расследование убийства начинается с первых строк, но потом буксует, потому что автору надо познакомить читателя с личностью главного расследователя, а заодно - и с миром. Бытует мнение, что мир здесь важнее детективной линии. Потому что это - альтернативная история, ухватившая Хьюго, Небьюлу и Локуса. Потому что это - ода еврейской культуре, которая после Второй Мировой войны обрела в мире статус толерантной сакральности. И потому что это - еще и история личной драмы и спасения одного неплохого но тонущего в себе человека.
Тем не менее, не поместил бы автор в центр сюжета шахматную партию, если бы он не любил задачки и игру ума. И вся эта книга выглядит этакой задачкой, когда узнаешь предысторию создания книги: Майкл Шейбон однажды наткнулся на разговорник «Скажите это на идише» и написал эссе, где представляет страну, где бы мог пригодиться этот разговорник. Эссе вызвало много нареканий - и автор со злости решил написать целую книгу. «Будет вам оскорбление чувств». И, выполняя эту свою задумку, представляя страну, где говорят на идише, Шейбон выстраивает еще головоломку детективную. Решить ее можно, если закончить ту шахматную партию, которую недоиграл (и не мог доиграть) убитый Мендель Шпильман.

Я читала в переводе Елены Калявиной, и мне очень понравился язык. Книга и правда очень остроумная и вкусная.

Гурские, штракензские и вижницкие взяли друг друга под руки с отвагой раздухарившихся школьниц
Я вас умоляю. Пусть не сразу, если вам так легче, но, пожалуйста, опустите зад на этот пончик

Да вообще, тут половина книги достойно цитирования.

oxnaxy
oxnaxy
Оценил книгу

Знаете, больше всего разочаровываешься в книге именно тогда, когда успел сформировать своё представление о книге (со стереотипами), когда, увидев, что тебя ожидает детективная фантастика, твоя фантазия, не в силах больше сдерживаться, пускается в полёт, когда ты ещё не знаешь, что тебе предстоит продираться сквозь заросли практически незнакомо типа идиша. В предисловии переводчик заверила меня, что во время прочтения никаких трудностей не возникнет- если ты живёшь в России, то всё уже давно знаешь и будешь наслаждаться идишем, тебе не нужны будут сноски. Простите, но мне во время чтения очень требовалась вторая такая же по объёму книга с полным толкованием непонятных слов. И ладно, поборемся и с таким текстом, но всё остальное?...

Итак, я искала тут детектив и фантастику. Фантастику и детектив. Детективную фантастику. Фантастический детектив. Как не играйся со словами. ничего подобного здесь нет: "детектив" очень скоро уходит на второй план, а фантастика заканчивается в самом начале. Итак, фантастика здесь начинается и заканчивается претворением в жизнь плана из документа "Проблема развития Аляски" , а именно - ускоренным освоением Аляски за счёт переселения туда евреев. Детектив начинается убийством, потом забывается, а в конце все и так знают, кто убийца. Раз обещанного здесь нет, то что же есть?

Язык, который мне хочется больше ругать, чем хвалить: он красив, ироничен, но настолько перегружен, что местами хочется просто бросить "эту красоту" на половине предложения. Есть ирония, чувствуются тонкие грани, но восторг очень быстро сменяется мучением, которое, повторюсь, хочется немедленно прекратить.
Сюжет невнятен, мне показалась, что он и нужен был просто для фона. Чувствуется, что автору самому сюжет абсолютно не интересен, а, учитывая как он сворачивает его в конце, скорее всего так и есть. Сгущение красок, рассуждения, самоирония, политика, альтернативная реальность - вот оно, то самое "главное" по мнению автора.

Я совершенно не прониклась ни самой историей, ни альтернативным миром... Ничем, кроме языка. Это было очень сложно, и всё-таки это было здорово.

Лунный свет
4,2
127 читателей оценили
dvr...@mail.ru
dvr...@mail.ru
Оценил книгу

Это прекрасно. Странно, страшно, грустно, больно, но прекрасно. Даже не хочется говорить и писать ещё что-то в первые мгновения после прочтения. хочется смаковать послевкусие, сохранить что то, что появилось в твоей душе. Спасибо, автор!