ESET_NOD32

Рецензии и отзывы на Глориана; или Королева, не вкусившая радостей плоти

Читайте в приложениях:
154 уже добавили
Оценка читателей
3.2
Написать рецензию
  • Solnechnaja2201
    Solnechnaja2201
    Оценка:
    31

    Любой читатель, не понаслышке знакомый с творчеством Майкла Муркока, знает два основных правила. Первое: каждый из 70+ написанных им романов относится к единому циклу, и даже больше – к одной колоссальной эпопее, происходящей в некой мультивселенной, и персонажи его постоянно выпадают из одной реальности, чтобы появиться в другой, переходя из книги в книгу и радуя читателей неожиданными появлениями. И второе: каждый раз, берясь за роман Муркока, сто́ит оставить шаблоны и предубеждения, потому что автор всегда способен удивить, перевернуть штампы с ног на голову и неожиданно разочаровать любителей жанровых традиций. Так и к «Глориане» нужно подбираться осторожно, держа в памяти всё вышеуказанное, отбросив ханжество и излишнюю серьёзность.

    Что же такое «Глориана»? В послесловии писатель всячески отрицает, что роман представляет собой альтернативную историю, однако Муркок не был бы Муркоком, если бы остановился лишь на смеси трибьюта творчеству Мервина Пика и полемики с «Королевой фей» Эдмунда Спенсера. Повествование изобилует прямыми аллюзиями на «золотой век Елизаветы», королевы-девственницы, щедро сдобрено политическими интригами, убийствами и приключениями тела. Как же можно отказаться от причисления романа к альтернативе, если ко двору королевы является Лорд Канзас, властители Татарии столицу свою именуют Московией, а львиная доля событий имеет место в туманном Альбионе? Абстрагироваться ото всех этих деталей, причудливо и неожиданно переплетающихся между собой, решительно невозможно. Одним из неоспоримых достоинств Муркока как писателя является мироконструирование, и здесь он с заботливой тщательностью выстраивает сложную, многоуровневую и временами исторически узнаваемую реальность.

    Другая особенность романа – стилизация под витиеватую викторианскую речь. Она превращает книгу из своего рода эксперимента с альтернативным миром в театрализованное действо, в котором персонажи выражают согласие не иначе как «вестимо», а самые тривиальные диалоги обращаются в занятную лингвистическую смесь высокой речи и выдуманного сленга. Отдельное спасибо переводчику за то, что весь этот словесный конструкт мало того, что не разваливается на отдельные неудобоваримые куски, так ещё и читается на удивление легко и приятно, подвисая разве что на пространных перечислениях.

    От Мервина Пика «Глориане» передались сказочный тон и образ истлевшей, насквозь прогнившей изнанки – будь то замок, в котором за стенами освещённых тысячами свечей залов и восхитительных садов кроются мрачные заброшенные туннели и покинутые помещения, населённые едва ли не призраками; или же сама Империя, за золотым и сияющим чистотой фасадом которой буйно расцветают преступность и потакание плотским капризам; или, наконец, сама ткань романа, в которой благородная и рыцарственная составляющая даёт всё бо́льшие и бо́льшие трещины, открывая низменные инстинкты, предательства и зловещие тайны. Такова вся книга – читатель должен принять правила игры и воспринимать «Глориану» не только как залихватский сюжет, но и как сказание о падении до самых глубин безнравственности и отчаяния, выбраться из которых можно лишь обладая изрядной долей мужественности и сбросив с глаз пелену спасительной и обнадёживающей лжи.

    «Глориана» по духу близка роману Суэнвика «Танцы с медведями», в котором последний выстраивает альтернативную картину будущего, скрывая возможную проблематику за удалыми приключениями и толстым слоем иронии. Муркок же в своём романе не только стилизует и развлекает, а предоставляет читателю весьма серьёзные моральные дилеммы. Кажущаяся легкомысленность повествования, тем не менее, не скрадывает, а скорее подчёркивает каждый поставленный перед читателем вопрос: оправдывает ли цель использующиеся для её достижения средства? Старательно искупая грехи прошлого, не превращаем ли мы настоящее в шаткую башню видимого благополучия, готовую развалиться от малейшего дуновения ветерка? И что важнее – сознавать себя отдельной и самодостаточной личностью или же сложить свои интересы к ногам великого общего замысла? Муркок даёт не всегда очевидные ответы, выводящие читателя из зоны комфорта, заставляя нас сопереживать героям – не марионеткам линейного сюжета, но обычным людям со своими мечтами и планами. «Глориана» – замечательный образец нешаблонного фэнтези, однозначно рекомендуемый поклонникам творчества Майкла Муркока и любителям отступать от жанровых правил.

    Читать полностью
  • mega_hedgehog
    mega_hedgehog
    Оценка:
    10

    У этой книги уже есть целая одна положительная рецензия, целая одна отрицательная (вообще я очень удивлена количеством рецензий на "Глориану", потому что, ну... она же ПОПУЛЯРНАЯ! эту книгу прочла куча народа, где рецензии, почему даже на простигосподе "По ту сторону реки" рецензий больше?), теперь будет еще и нейтральная (:
    На всякий случай уточню, что не считаю свои слова истиной в последней инстанции, не навязываю никому свое личное мнение и, если эта книга увлекла вас и тронула до глубины души, я искренне за вас рада.
    Меня она ни увлечь, ни тронуть, увы, не смогла. "Глориана" сильно стилизована под... не совсем викторианский роман, не совсем средневековый, скорее, это некий своеобразный синтез того и другого. Синтез, который автору, на мой взгляд, удался, но мне не пришелся по вкусу, потому что читать "Глориану" действительно тяжело, а смыслы и подтексты некоторых предложений открывались мне только после того, как я возвращалась к ним и перечитывала. Изображение мира и раскрытие персонажей, соответственно, здесь тоже довольно стилизованное и своеобразное.
    В течение примерно половины книги я верила в то, что это - альтернативная история, и смириться с тем, что, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЭТО НЕ АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ, было сложно. Потому что, ну, знаете, МОСКОВИЯ АРАБИЯ ТАТАРИЯ КАТАЙ ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН УПОМИНАНИЯ РОБИНА ГУДА НАМЕКИ НА ГЛОРИАНА=ЕЛИЗАВЕТА I... Надеюсь, что в конце концов я поняла правильно, и автор имел в виду, что "Глориана" - не альтернативная история потому, что мир "Глорианы" - это один из тех самых параллельных миров, о которых рассказывал королеве Ди.
    Мне очень понравилась задумка книги, но я осталась не впечатлена ее раскрытием. На протяжение той самой половины, когда я думала, что это все же альтернативная история, я спокойно принимала тот факт, что автор концентрируется на героях, их бытовой жизни, интригах, чувствах, но не на мире, потому что - это же наш мир! Но потом это смущало и вызывало некоторые неудобства: тяжело вникать в проблемы и приключения персонажей в том мире, о котором, в конечном счете, мало что рассказано. В то же время, у этого есть своя положительная сторона: создается волшебное впечатление, что "Глориана" - некая историческая хроника или приключенческий роман, попавший в руки наших читателей из того самого параллельного мира. Поэтому автор не считает необходимым лишний раз раскрывать мир "Глорианы", поэтому Глориана местами выглядит слишком идеализированной.
    И, раз уж я заговорила об идеализированности. Та самая великая королева, та самая Глориана, в правление которой начался золотой век и расцвет Туманного Альбиона (причем я так до конца и не поняла, в чем же состоял этот золотой век; по всей видимости, правление прекрасной идеализированной королевы просто слишком контрастировало с предшествующим правлением ее жестокого отца), местами казалась слишком наивной и глупенькой маленькой девочкой и не соответствовала тому образу, который прославлял народ Альбиона. Логика поступков других персонажей также часто оставляла желать лучшего.

    Читать полностью
  • GreatSiD
    GreatSiD
    Оценка:
    3

    Может, в 1978 году это произведение было очень оригинальным, но сейчас достаточно прочесть аннотацию и несколько первых страниц, чтобы понять, как будет строиться история. И остаётся читать, чтобы заполнить сюжетный костяк деталями. Читать довольно сложно, язык стилизован под старину, и некоторые предложения я не смогла даже подвергнуть формальному анализу. Возможно, дело в опечатках в окончаниях, а, может, всё-таки дело перевода. Но приготовьтесь к тому, что не сможете расслабиться как минимум первые три четверти книги, пока не привыкните к языку.

    Дальше довольно много спойлеров.

    Итак, Королева не может кончить. Пытается, старается, содержит для этого кучу людей в серале, да вот беда — оргазм гуляет где-то вне её лона и знать о себе не даёт. И даже волосатые не вполне люди не способны удовлетворить её тщания. Все в Альбионе знают об этой особенности своей любимой Королевы, все ей сочувствуют. А как не любить, если с её царствованием начался Золотой век? В общем, достаточно любопытная деталь, которая и будет двигать сюжет. Нет, мы не будем выходить замуж и рожать законного наследника, ведь тогда мы не сможем продолжать свои поиски оргазма. Почему, спрашивается, Королева не может при муже продолжать иметь любовников или любовниц? Кажется, это была распространённая практика, как минимум в обратном гендерном плане. Зато мы слепо доверимся чуваку, которого впервые увидели на Маскераде (в слове нет ошибки), и будем разрушать государство, потому как, оказывается, править не умеем.

    Удивляет, что на обложке книги нет "18+". В предыдущих прочтённых мною книгах, где упоминался, пусть и мимолётом, гомосексуализм, стояло это возрастное ограничение. Здесь же Королева трахается и с мужчинами, и с мальчиками, и с женщинами, и с девочками, и с кем-то, кто не вполне человек. Главный антагонист Квайр обольщает мальчика, который до этого был вполне гетеро. Мужчины трахаются с молоденькими парнями. А отметки нет. Любопытно.

    У книги есть две концовки. Первая мне неприятна в связи с моими воззрениями на мир, но она укладывается в общее сюжетное движение и чем-то напоминает извращённое окончание сказки с "и жили они долго и счастливо". Но Муркок, оказывается, дружил с Дворкин (известной радикальной феминисткой), которой роман понравился, но последняя сцена её тревожит. Кроме того, какой-то парень вдохновился этой сценой и повторил происходящее там. Поэтому Муркок написал ещё одну концовку, которая мне больше понравилась описательно и из-за изменения Глорианы, в которой, вероятно, проснулась кровь Герна (её жестокого папки), но уж слишком резко там меняется Квайр, и это выглядит очень фальшиво. Пусть я и ратую за более осторожный подход к принятию насилия, как доставляющего удовольствие действия, в художественных произведениях, тем не менее, думаю, у читателя должна быть своя голова на плечах, и если он считает, что повторить преступление из книжки весело, то его стоит судить без смягчения обстоятельств из-за "аниме/книжка/сериал спровоцировали его на преступление". Муркок поступил достаточно мудро, разместив обе концовки на выбор, а вот, к примеру, Кинг когда-то убрал с продаж "Ярость", потому что у школьника, устроившего перестрелку в школе, была обнаружена эта книжкой, и несколько других похожих случаев были соотнесены с ней же. Ответственность родителей, учителей и самого ученика? Нет, книжка виновата. Понятно, что попытки предупредить преступления путём контроля написанного в книгах обоснованы страхом, но полки ломятся от детективов, в большинстве из которых происходит убийство, да часто и не одно, но почему их не снимают с продаж, как провоцирующие на убийства? Загадка.

    Поразительна бестолковость персонажей. Хей, давай я буду рассказывать решения Тайного собрания девушке, с которой сплю. А я тогда уж буду продолжать работать с прихвостнем своего бывшего подручного интригана, раз уж сам интриган не объявился. Ну а я полезу в страшное опасное место, никому ничего не сказав.

    Больше всего из книги симпатизирую второстепенной персонажке Алис Вьюрк. Несмотря на редкие появления и не очень хорошее раскрытие характера, она вызывала сплошное мимими, особенно когда мимимишно сделала то, о чём, пожалуй, я спойлерить всё-таки не буду.

    Читать полностью
  • Ketshen
    Ketshen
    Оценка:
    3

    Могущественный и Великий Альбион вот уже двенадцать лет как прибывает в Золотом Веке. На троне восседает Прекрасная, Добродетельная, Честная и т.д. Королева Глориана. Но не всегда было именно так, и некоторые придворные, такие как Лорд-Канцлер Монфалькон, еще и с ужасом вспоминают правление отца Глориаы – тирана и деспота Герна, что пролил не мало крови. Именно поэтому Монфалькон так и стремится всеми силами воспротивится пришествию нового террора, не выбирая для этого средств. Увы, Советник допустил оплошность и одно из главных орудий ушло обиженным и оскорбленным в лучших своих творческих чувствах. С тех пор у Великого Альбиона начались проблемы.

    Чем дальше я читала книгу, тем больше уверялась в собственном ее осознании как пьесы. Витиеватый язык в подражании елизаветинскому стилю письма; почти все действия происходят внутри дворца в одних и тех же комнатах; герои колоритные и запоминающиеся, и расставленные там, где нужно. Мне с легкостью представлялась каждая сцена, да даже голоса каким-то образом стали у каждого героя свои, особенные. Вот только с костюмами проблема выходила, не знаю я их почти по названиям.

    Атмосфера елизаветинской эпохи не покидала до самого финала книга. Тут тебе и рыжая Королева (правда далеко не девственница, девять детей все же не шутки), Татария, Катай, Ниппония, Робин Гуд даже упоминается. Пожалуй, это единственное, что я нашла в книге из фантастического – альтернативный мир, похожий на наш, но при этом с какими-то изменениями. Тем проще было освоится в книге и уже полностью уйти с головой в дворцовые интриги; наблюдать за постепенным упадком доблести, чести, порядка и т.д.; пускаться в отчаянное путешествие с отважной графиней в глубину старых забытых коридоров, населенных призраками старой эпохи, узнавать старые тайны, видеть создание новых. Любовь, предательство, интриги, яд, дуэли и маскарады (они же Маскереды в книге) – все это есть. Приключенческий роман, заставляющий подумать. Я читала отзывы, в которых люди видели идею книги в «цель оправдывает средства», мне же ближе стала тема о так называемом «застревании в прошлом». Королева, советники, да даже придворные поэты оглядывались назад, в тираническое прошлое, и делали все от обратного, чтобы не дай боги повторить старое. Они настолько часто смотрели назад, что забыли для чего это делают, постепенно разрушая свое будущее.

    Сама Глориана осталась для меня весьма противоречивым персонажем. Она то казалось ведомой куклой на троне, то весьма самостоятельной женщиной. Я понимаю, что у нее были весьма тяжелые времена, потеря подруги, внезапные смерти, но уж очень быстро она доверилась Квайру и абсолютно не сопоставляла одного с другим. Не знаю, но когда двор стал превращаться в одну большую оргию, то можно ж было заметить, что что-то пошло не так? Монфалькона было просто жаль, особенно в последних главах. Квайр же…ну это Квайр. Разбойник без страха, упрека и совести, каким и должен быть любой очаровательный хитрец в романе.

    А еще есть два варианта финальной главы. И хорошо, что напечатали их именно две, потому как если б оставили только первую, оценка моя сильно бы упала.

    В целом книга как минимум необычна даже спустя 30+ лет после написания. Я рада что познакомилась с автором, посмотрим, что еще у него можно почитать.

    Читать полностью