«Верхом на ракете. Возмутительные истории астронавта шаттла» читать онлайн книгу📙 автора Майка Маллейна на MyBook.ru
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Майк Маллейн
  4. «Верхом на ракете. Возмутительные истории астронавта шаттла»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.57 
(49 оценок)

Верхом на ракете. Возмутительные истории астронавта шаттла

612 печатных страниц

2017 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Воспоминания американского астронавта Майкла Маллейна посвящены одной из наиболее ярких и драматичных страниц покорения космоса – программе многоразовых полетов Space Shuttle. Опередившая время и не использованная даже на четверть своих возможностей система оказалась и самым опасным среди всех пилотируемых средств в истории космонавтики. За 30 лет было совершено 135 полетов. Два корабля из пяти построенных погибли, унеся 14 жизней.

Как такое могло случиться? Почему великие научно-технические достижения несли не только победы, но и поражения? Маллейн подробно описывает период подготовки и первое десятилетие эксплуатации шаттлов. Мы узнаем о том, как выбирают и готовят экипажи, чем живут и дышат покорители космоса, о тайных пружинах и непростительных ошибках бюрократии, об умонастроениях простых американцев и противостоянии великих держав. Эту искреннюю книгу, часто грубоватую и совершенно неполиткорректную, без преувеличения можно назвать портретом эпохи.

читайте онлайн полную версию книги «Верхом на ракете. Возмутительные истории астронавта шаттла» автора Майк Маллейн на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Верхом на ракете. Возмутительные истории астронавта шаттла» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Игорь Лисовский

Дата написания: 

1 января 2006

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785961447484

Объем: 

1102021

Правообладатель
1 860 книг

Поделиться

Wolf_Theodor

Оценил книгу

Жизненно! Хотя удивительно, как можно так говорить про космические полеты, которые частью моей жизни не являются. Тем не менее с Майклом Маллейном все меняется. Вот ты с ним (ребенком) запускаешь самодельную ракету, вот летишь с ним в самолетике во время Вьетнамской войны, а вот тебя берут в настоящий космический полет, и сбывается мечта всей жизни. Это, конечно, дико - всю жизнь нереально тренироваться, готовиться, учиться, а потом отправиться в полет на 2-3 недели. Были, конечно, рекордсмены по полетам, но реально космонавты могут побыть там всего несколько дней.

Что особенно доставляет - автор скромный! Не умничает, не строит из себя супергероя, не пытается быть идеальным, не пускает пыль в глаза. К себе относится с самоиронией и позитивом, про свою жизнь рассказывает непосредственно и просто. И самое крутое - осмеливается подшучивать над священными для многих людей вещами: феминизмом, бюрократами, солдафонами, афроамериканцами, толерантностью, политкорректностью, человеческими заморочками!!!

От этого невозможно оторваться. Буду перечитывать сама и читать своим детям.

Поделиться

lobby_dobby

Оценил книгу

Шикарная книга для любителей юмора и космонавтики, а также любителей необычных биографий. Чем-то напоминает некоторых героев Хайнлайна - автор вырос в такой же активной и бредовой семейке.
"Мать и отец не замечали опасности моих экспериментов. В ответ на новую красную угрозу с небес организовывались школьные кружки ракетостроителей, чтобы заинтересовать детей естественнонаучными и техническими предметами, а формула ракетного топлива распространялась подобно лотерейным билетам. Раз в этом участвует школа, это должно быть безопасно – такова была ошибочная логика моих родителей. Мама не только отдала мне удлинительную трубку от пылесоса (и впредь пользовалась им, согнувшись, словно жертва сколиоза), она также позволила мне использовать утюг, чтобы нагревать полиэтилен и делать из него парашюты для полезной нагрузки моих капсул – муравьев и ящериц. Эта работа закончилась для утюга плохо. Она также разрешила мне использовать духовку для дурно пахнущего варева – ракетного топлива из сельскохозяйственных удобрений. Большой набор инструментов отца был в моем распоряжении, как и он сам. Он возил меня по мастерским, чтобы обработать сопла на токарном станке, и к поставщикам химикатов за ингредиентами ракетного топлива. Он вывозил в пустыню меня вместе с бомбами и вставал на костыли, держа наготове кинокамеру типа Super-8. "
Вот это настоящая космическая программа, когда ракеты каждый мальчишка делает! Но такого уже нет и не будет... запрещено, однако.
А это - автор в 16 лет за 10 летных часов получил разрешение и начал летать (больше подходит термин лихачить) ОДИН на самолете.... то по пустыне гонять, сбивая кактусы, то отправляясь высшие слои атмосферы - на высоту 4000 метров при разрешенном пределе 3700....Жили же люди...

Поделиться

Krysty-Krysty

Оценил книгу

Давно я не смеялась в метро над книжкой. Надеюсь, мне не заглядывали через плечо: буквы на читалке большие, а шутки у автора соленые.

Крис Хэдфилд, написавший лучшую мотивационную книгу в мире Руководство астронавта по жизни на Земле - хороший мальчик, про Маллейна хочется сказать - кто пустил этого каличного придурка в космос?! Абсолютная искренность, физиологические подробности (начинается книга с клизмы), которыми не всегда и с другом поделишься, юмор такой соленый, что сводит скулы, направленный в значительной степени на автора, - и можно забыть, что вообще-то этот "каличный" парень прошел крутейший отбор, и не только в номинации "красивая задница" (задницей своей он явно гордится, жалко, картинок не было). Честно - о животном страхе, адреналиновой наркомании, полетах на "авось" в консервных банках, сексизме, отвратительном начальстве и, конечно, о рвоте и испражнении в космосе.

Туалет давал обильную пищу для подросткового юмора астронавтов-мужчин. Безусловно, самую мощную шутку отмочил Билл Шеперд из набора 1984 года. В одном из своих полетов он взял с собой в туалет кусочек сосиски от завтрака. Закончив свое дело, он запустил сосиску полетать наверх. Ошалевшие члены экипажа метались от стенки к стенке, уворачиваясь от непрошеного планетоида, а Билл гонялся за ним с куском туалетной бумаги. Наконец он поймал его и — к ужасу остальных — съел.

Стереотип о русских, которые много пьют и одни умеют оттягиваться, разлетелся вдребезги. Советское пространство кажется очень зажатым в сравнении с развеселым Западом. Не думаю, что хоть на одной вечеринке русских космонавтов их жены показывали в окно мужьям сиськи ("...если ваша вечеринка не похожа на эту..."). Традиционное "Белое солнце пустыни" перед полетом - это не канал Плейбой.

Маллейн пишет, что сексистом его сделало окружение (католическая школа, военные учебные заведения), называет себя "с планеты задержанного развития" и признается, какой большой путь пришлось ему пройти, чтобы признать, что "женщина тоже человек". Мне кажется, он преувеличивал степень озвученных сексистких шуток, потому что как его не избили коллеги-астронавтки, не знаю. Читать было смешно, но в реале такое невозможно терпеть без биты в руке.

…мы в шутку жаловались на сексизм фото. Есть ведь и женщины, выходящие в открытый космос, говорили мы. Следовательно, на контрольной карточке должна быть представлена и обнаженная женская грудь с правильно расположенными датчиками. Один из наших даже вырезал фотографию модели из Playboy, пририсовал биодатчики на ее обнаженной груди и вставил в карту контрольных проверок для выхода в открытый космос.

Но в конце концов Маллейн проникся глубочайшим уважением к коллегам-женщинам, им посвящено много теплых, уважительных слов. Как и жене. Маллейн не раз говорит, что астронавтом его сделали родители и жена, которая брала на себя полностью быт, безусловно поддерживала, хотя и "умирала" при каждом запуске (три полета, но при этом около 10! прощаний из-за отложенных в последние минуты стартов).

К сожалению, степени просветления "гражданский тоже человек" Маллейн, кажется, не достиг. Я так и не поняла, почему у военных до такой степени пригорало от назначения в полеты гражданских "пассажиров" (с учеными они нехотя и не сразу смирились). А как еще убедить относительно демократическую страну в необходимости финансировать космическую программу, если не делать рекламу на всяких трогательных моментах, не посылать изредка богатых "туристов", которые и свой полет частично окупят, и потом еще дотации продвинут? "Я готов умереть, только дайте еще поболтаться в этой консервной банке" - но "как они посмели посадить учительницу на корабль, как они могут посылать гражданских на смерть". Чувак, гражданские тоже люди, прикинь, и они тоже готовы рисковать жизнями за право полетать в консервной банке, они не бессознательные котята вообще-то и могут брать ответственность за свои действия и жизни. Особенно дико это противопоставление читать сегодня в Беларуси, где абсурд вышел далеко за рамки своих шести букв и обученные профи не моргнув глазом месят слабейших гражданских.

Переживания "выбери меня" на грани жестокой депрессии, описанные Маллейном, похожи на переживания подростка. Каждый, кто "пролез без очереди" в полет, ненавистен. То ли дело (мнимо?) спокойный Хэдфилд, он очень хорошо пишет о специфике профессии, в которой готовишься на износ годами, но можешь так и не получить заветный билет.

Я не мог развернуться и уйти от полёта в космос, не более, чем перелётная птица может игнорировать наступление весны или осени. Это было прошито в моей ДНК и не подлежало рациональному пониманию.

Интересно, что тема сексизма сегодня кажется не актуальной и неполиткорректной, но еще одна горячая тема околокосмических чатов у Маллейна упоминается постоянно, вскользь, просто как само собой. А я не раз встречала жестокие словесные битвы с максимальным унижением противника. Религия и наука. Иконки на МКС, благословение священников перед полетом. Мнимая невозможность сочетать веру с наукой и прогрессом. По моему мнению, это постсовковое наследие 70 лет агрессивного коммунизма-атеизма. От этой книги должно пригорать: Маллейн хотя и упоминает, что ждет его "три ада" (католический, феминистический и гражданский), хотя и шутит на грани и за гранью, но постоянно упоминает, как молился он сам и его коллеги-астронавты, что для многих это не пустая дань обычаям, что сам он брал в полет контрабандой в кармане летного костюма строки псалма, написанные от руки его матерью. Как писал Крис Хэдфилд: полет в космос только укрепляет человека в той вере, в которой он был до того, или в неверии.

Всегда считала космонавтов следующей ступенью эволюции человека, и несмотря на абсолютную неполиткорректность этой книги, мнения не поменяла. Вот - военный от лысины до клизмы, умеет управляться с манипулятором для вывода спутника, но из того поколения астронавтов, которое еще не имело в карманах по три диссертации. При этом - ну классно же пишет! Я не думаю, что всю работу за него сделал литературный редактор. Не до такой степени. С удовольствием читала про детство Маллейна, про его отца-летчика, потерявшего возможность ходить после полиомиелита, про американский быт, с отвращением - про внутренние бюрократические терки, бездарное начальство, экономию на безопасности (никогда бы не подумала, что у "них" со всем этим может быть так плохо).

Отличная книга! Хочу ее в бумаге - а это лучший показатель.
--------------------------------------------
Па-беларуску...

Тут...

Даўно я не смяялася ў метро над кніжкай. Спадзяюся, мне не зазіралі праз плячо: літары на чыталцы вялікія, а жарты ў аўтара салёныя.

Крыс Хэдфілд, які напісаў найлепшую матывацыйную кнігу ў свеце Руководство астронавта по жизни на Земле - добры хлопчык, пра Малейна хочацца сказаць - хто пусціў гэтага калічнага прыдурка ў космас?! Абсалютная шчырасць, фізіялагічныя падрабязнасці (пачынаецца кніга з клізмы), якімі не заўсёды і з сябрам падзелішся, гумар такі салёны, што зводзіць скулы, накіраваны ў значнай ступені на аўтара, - і можна забыцца, што ўвогуле гэты "калічны" хлопец прайшоў найкруцейшы адбор, і не толькі ў намінацыі "прыгожы азадак" (азадкам сваім ён відавочна ганарыцца, шкада, малюнкаў не было). Шчыра - пра жывёльны страх, адрэналінавую наркаманію, палёты на "авось" у бляшанках, сэксізм, агіднае кіраўніцтва і, вядома, пра ваніты і спаражненні ў космасе.

Туалет давал обильную пищу для подросткового юмора астронавтов-мужчин. Безусловно, самую мощную шутку отмочил Билл Шеперд из набора 1984 года. В одном из своих полетов он взял с собой в туалет кусочек сосиски от завтрака. Закончив свое дело, он запустил сосиску полетать наверх. Ошалевшие члены экипажа метались от стенки к стенке, уворачиваясь от непрошеного планетоида, а Билл гонялся за ним с куском туалетной бумаги. Наконец он поймал его и — к ужасу остальных — съел.

Стэрэатып пра расейцаў, якія шмат п'юць і адны ўмеюць разнявольвацца, разляцеўся дашчэнту. Савецкая прастора здаецца вельмі заціснутай у параўнанні з развясёлым Захадам. Не думаю, што хоць на адной вечарыне рускіх касманаўтаў іх жонкі паказвалі ў акно мужыкам цыцкі ("... калі ваша вечарынка не падобная на гэтую..."). Традыцыйнае "Белае сонца пустыні" перад палётам - гэта не канал Плэйбой.

Малейн піша, што сэксістам яго зрабіў асяродак (каталіцкая школа, ваенныя навучальныя ўстановы), называе сябе "з планеты затрыманага развіцця" і прызнаецца, які вялікі шлях давялося яму прайсці, каб прызнаць, што "жанчына таксама чалавек". Мне здаецца, ён перабольшваў ступень агучаных сэксісцкіх жартаў, таму што як яго не збілі калегі-астранаўткі, не ведаю. Чытаць было смешна, але ў рэале такое немагчыма трываць без біты ў руцэ.

…мы в шутку жаловались на сексизм фото. Есть ведь и женщины, выходящие в открытый космос, говорили мы. Следовательно, на контрольной карточке должна быть представлена и обнаженная женская грудь с правильно расположенными датчиками. Один из наших даже вырезал фотографию модели из Playboy, пририсовал биодатчики на ее обнаженной груди и вставил в карту контрольных проверок для выхода в открытый космос.

Але ўрэшце Малейн прасякнуўся глыбокай павагай да каляжанак, ім прысвечана шмат цёплых, пашанотных словаў. Як і жонцы. Малейн не раз кажа, што астранаўтам яго зрабілі бацькі і жонка, якая брала на сябе цалкам побыт, безумоўна падтрымлівала, хоць і "памірала" пры кожным запуску (тры палёты, але пры гэтым каля 10! развітанняў праз адкладзеныя ў апошнія хвіліны старты).

На жаль, ступені прасвятлення "цывільны таксама чалавек" Малейн, здаецца, не дасягнуў. Я так і не зразумела, чаму ў вайскоўцаў да такой ступені прыгарала ад прызначэння ў палёты цывільных "пасажыраў" (з навукоўцамі яны неахвотна і не адразу змірыліся). А як яшчэ пераканаць адносна дэмакратычную краіну ў неабходнасці фінансаваць касмічную праграму, калі не рабіць рэкламу на ўсякіх кранальных момантах, не пасылаць зрэдку багатых "турыстаў", якія і свой палёт часткова акупяць, і потым яшчэ датацыі прасунуць? "Я гатовы памерці, толькі дайце яшчэ пабоўтацца ў гэтай бляшанцы" - але "як яны наважыліся пасадзіць настаўніцу на карабель, як яны могуць пасылаць цывільных на смерць". Чувак, цывільныя таксама людзі, прыкінь, і яны таксама гатовыя рызыкаваць жыццямі за права палётаць у бляшанцы, яны не няўцямныя кацяняты і могуць браць адказнасць за свае ўчынкі і жыцці. Асабліва дзіка гэтае проціпастаўленне чытаць сёння ў Беларусі, дзе абсурд выйшаў далёка за рамкі сваіх шасці літар і навучаныя профі не міргнуўшы вокам мутузяць слабейшых цывільных.

Перажыванні "выберы мяне" на мяжы жорсткай дэпрэсіі, апісаныя Малейнам, падобныя на перажыванні падлетка. Кожны, хто "пралез без чаргі" ў палёт, ненавісны. Іншая рэч (уяўна?) спакойны Хэдфілд, ён вельмі добра піша пра спецыфіку прафесіі, у якой рыхтуешся на знос гадамі, але можаш так і не атрымаць запаветны квіток.

Я не мог развернуться и уйти от полёта в космос, не более, чем перелётная птица может игнорировать наступление весны или осени. Это было прошито в моей ДНК и не подлежало рациональному пониманию.

Цікава, што тэма сэксізму сёння здаецца не актуальнай і непаліткарэктнай, але яшчэ адна гарачая тэма калякасмічных чатаў у Малейна згадваецца ўвесь час, мімаходзь, проста само сабой. А я не раз сустракала жорсткія слоўныя бітвы з максімальным прыніжэннем спаборніка. Рэлігія і навука. Абразы` на МКС, дабраслоўленне святароў перад палётам. Уяўная немагчымасць спалучаць веру з навукай і прагрэсам. На маю думку, гэта постсаўковая спадчына 70 гадоў агрэсіўнага камунізму-атэізму. Ад гэтай кнігі павінна прыгараць: Малейн хоць і згадвае, што чакае яго "тры пеклы" (каталіцкае, феміністычнае і цывільнае), хоць і жартуе на мяжы і за мяжой, але ўвесь час згадвае, як маліўся ён сам і ягоныя калегі-астранаўты, што для многіх гэта не пустая даніна звычаям, што сам ён браў у палёт кантрабандай у кішэні лётнага касцюма радкі псальма, напісаныя ад рукі ягонай маці. Як пісаў Крыс Хэдфілд: палёт у космас толькі ўмацоўвае чалавека ў той веры, у якой ён быў да таго, ці ў нявер'і.

Заўсёды ўважала касманаўтаў наступнай ступенню эвалюцыі чалавека, і нягледзячы на ​​абсалютную непаліткарэктнасць гэтай кнігі, меркавання не змяніла. Вось - вайсковец ад лысіны да клізмы, умее кіраваць маніпулятарам для вываду спадарожніка, але з таго пакалення астранаўтаў, якое яшчэ не мела ў кішэнях тры дысертацыі. Пры гэтым - ну класна ж піша! Я не думаю, што ўсю працу за яго зрабіў літаратурны рэдактар. Не да такой ступені. З задавальненнем чытала пра дзяцінства Малейна, пра ягонага бацьку-лётчыка, які страціў магчымасць хадзіць пасля поліяміеліту, пра амерыканскі побыт, з агідай - пра ўнутраныя бюракратычныя цёркі, бяздарнае кіраўніцтва, эканомію на бяспецы (ніколі б не падумала, што ў "іх" з усім гэтым можа быць так дрэнна).

Выдатная кніга! Хачу яе ў паперы - а гэта найлепшае сведчанне.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Мне было уже 45 — я входил в средний возраст
15 мая 2019

Поделиться

Она милая, добросердечная молодая женщина. Эми не хочет быть тем, чего хочешь от нее ты. Тебе просто нужно это признать
15 мая 2019

Поделиться

В старости не бывает сожалений о неподписанных контрактах, о несостоявшихся путешествиях, о незаработанных деньгах. А вот если ваши дети пойдут по плохой дорожке из-за вашего недосмотра, об этом точно придется сожалеть
9 мая 2019

Поделиться

Еще 95 цитат

Переводчик

Другие книги переводчика