ESET_NOD32
  • По популярности
  • По новизне
  • Отметим, что в сложившейся сегодня ситуации есть и положительный момент: государство может использовать свои средства для стимулирования консолидации банковской системы и преодоления ее фрагментарности. Таким образом, из кризиса Россия может выйти с существенно более крепкой банковской системой, чем та, которую она имела до кризиса. Однако в программе антикризисных мер этому моменту пока еще не уделено достаточного внимания.
    Анализ факторов системных рисков российского банковского сектора, а также моделирование изменения «качества» активов и пассивов, опирающееся на разработанные среднесрочные макроэкономические сценарии, позволили прийти к следующим основным выводам.
    Во-первых, фактическая доля проблемной и безнадежной задолженности в ссудах к концу 2010 г. может достичь 19 %, что близко к показателям кризиса 1998 г. (17 %). При этом по итогам 2010 г. потери банков в результате невозврата части кредитов (в сценарии затяжного кризиса) могут достичь 3,4 % ВВП, что на 70 % больше потерь российских банков в 1998 г.
    Во-вторых, благодаря возможности маскировки фактического качества кредитного портфеля, предоставляемой Указанием Центрального банка РФ № 2156-У, доля проблемной и безнадежной задолженности, отраженная в банковской отчетности, составит в инерционном сценарии «всего лишь» 14 %. Это в 1,6 раза выше ее уровня на начало IV квартала 2009 г.
    В-третьих, с необходимостью срочных вливаний для выполнения требований к достаточности капитала столкнется группа банков, на которую приходится около 12 % активов системы. Примерно половину потребности в срочных вливаниях капитала формируют частные региональные банки.
    В-четвертых, значительная группа банков (10 % активов банковской системы) может столкнуться с одновременным дефицитом собственного капитала и ликвидности. Это зона повышенного риска с точки зрения возникновения и распространения банковской паники.
    В-пятых, объем средств, выделяемых государством на рекапитализацию банков, достаточен для решения проблемы нехватки капитала, но при условии сохранения послаблений по отношению к учету качества ссуд. Переход к отражению фактического качества ссуд потребует увеличения помощи государства примерно на 50 млрд руб.
    В-шестых, необходимо изменение структуры господдержки капитализации банковского сектора: повышение роли субординированных кредитов Внешэкономбанка и участия Агенства по страхованию вкладов, уменьшение роли докапитализации путем внесения облигаций федерального займа (ОФЗ).
  • Первоначально глобальный финансово-экономический кризис отразился на России несколькими волнами кризиса ликвидности. С этой проблемой Банк России и Правительство РФ быстро и эффективно справились путем создания дополнительных инструментов предоставления банкам ликвидности (расширение ломбардного списка, кредиты без обеспечения и т. д.). Для предотвращения возможной паники вкладчиков был расширен объем государственных гарантий по вкладам.
    Правительство РФ и Банк России признали наличие проблемных кредитов, но сочли другую проблему – угрозу кредитного сжатия – более острой. Поэтому Банк России ослабил нормы регулирования банковской системы, тем самым дав банкам возможность безболезненно пролонгировать проблемные займы. Кроме того, еще осенью 2008 г. начала реализовываться программа предоставления банкам субординированных кредитов, однако среди частных банков ею смогло воспользоваться небольшое количество банков. Наконец, весной 2009 г. было объявлено о предоставлении дополнительного капитала Внешторгбанку и Внешэкономбанку и о возможной либерализации условий предоставления кредитов частным банкам. При этом избавлению от «плохих» долгов практически не было уделено должного внимания, а идея создания инструментов для выкупа «плохих» долгов была отвергнута как коррупционная.
    Опыт антикризисной поддержки банковского сектора за рубежом показывает, что сценарий, по которому развивалась ситуация в России, является очень рискованным с точки зрения объема средств, которые в конечном счете придется потратить на поддержку банков. Действия российского регулятора напоминали действие регуляторов в Чили и Японии – странах, где был накоплен значительный объем «плохих» кредитов, и спасение банковской системы стоило государству гораздо дороже, чем могло бы стоить в условиях более быстрого принятия необходимых мер.
    Мы полагаем, что необходимо сконцентрировать внимание на проблеме «плохих» долгов и симметричной ей проблеме цивилизованной реструктуризации задолженности заемщиков. Выявлению масштабов проблем должно способствовать проведение стресс-тестирования банковских балансов по различным макроэкономическим сценариям, что можно было бы сделать в рамках аудиторских проверок.