Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
129 печ. страниц
2020 год
18+

Кофе, шпильки и любовь
Людмила Жаврова

© Людмила Жаврова, 2020

ISBN 978-5-4498-3761-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Людмила Жаврова

«Кофе, шпильки и… Любовь»

***

Свет в больницах всегда такой белый, какой-то мерзкий. Я не любил этот свет. Но сегодня мне было на него наплевать.

Я не мог попасть в ее палату. Уже пол часа там сидел этот ублюдок. Они о чем-то говорили. Но я не знал, о чем. Внутри все разрывалось от злости и тревоги.

Ну что он там забыл?

Сзади скрипнула дверь. Я обернулся. Из палаты вышел этот козел и, увидев меня, пошел на встречу. В его глазах горела ненависть. Однако, мне было все равно, я хотел попасть туда, откуда вышел он.

– Она в порядке? – резко спросил я.

– Тебе нельзя туда входить! – он толкнул меня в грудь, как только я попытался сделать шаг к белой двери.

Я решил не тратить время попусту и быстрым шагом направился к двери.

– Оставь ее в покое! – крикнул тот мне в след, но я уже повернул заветную ручки и зашел в палату.

Тусклая лампочка почти не освещала помещение. Я сбавил шаг.

– Это снова ты? – раздался голос у окна. Волна облегчения окатила меня изнутри.

– Это я, Зой. – тихо ответил я, сделав шаг в сторону ее кровати.

– Кто «я»? – в ее голосе чувствовалась тревога.

– Костя… – она ничего не ответила, – Дорогая, я так волновался! – наконец пришел в себя я и подошел к ней. Она выглядела уставшей, но все равно оставалась красивой… Мне хотелось взять ее на руки и унести куда подальше. – Как ты себя чувствуешь?

Ее лицо, по-прежнему излучавшее тревогу, беспокоило меня.

– Молчишь? – может она обиделась, что я пришел не сразу? – Мне не пустили к тебе, как только я приехал, меня попросили подождать… Прости… Мне так жаль. Мы найдем того, кто сбил тебя! – и я взял ее руку. Но она резко выдернула ее.

– Мужчина… – неуверенно начала она. Я обернулся посмотреть, к кому она обращается. Но ее глаза смотрели прямо на меня. – Вы кто?

***

Навеки ли чья-то?

Мне сорок. И черт меня подери, если я испугалась того дня, когда разменяла пятый десяток.

***

По прогнозам синоптиков, сегодня будет жаркий день. Лето, как-никак. Но синоптики вечно ошибаются. Поставь их кто-нибудь прогнозировать судьбу людей и жизнь бы покатилась к черту. Я вас уверяю.

Еще только четыре утра. Назойливые солнечные лучи уже который день будят меня ни свет, ни заря. Рядом спит муж. Его мерное похрапывание перестало мешать мне уже на втором году брака. Привычка, знаете ли. Ко всему привыкаешь. И если раньше я готова была удушиться от этих звуков, то сейчас мне просто все равно.

С ним мы вместе уже двадцать лет. В принципе я не думаю, что мой брак счастливая случайность, перипетия судьбы, рок с небес. Нет. Просто когда-то, двадцать лет назад, одноклассник подошел ко мне в буфете и попросил руки. Может быть, сейчас я бы и не согласилась, но тогда душа просила перемен. Тела юные порывы несли меня к тому, с чем сейчас я живу уже не один год.

У нас есть дочь. Ей уже восемнадцать, она считает себя взрослой, слушает песенки красавчиков с белоснежными зубами и идеальным торсом и… совершенно не слушает меня.

Итак: мне сорок.

Сегодня мне исполнилось долбанных сорок лет. И я не знаю, что мне делать дальше.

***

Вам знакомо чувство бесконечной привычки? Будто бы каждый день стал привычкой. И уже ничего не изменить. Все так размеренно… Просыпаешься каждый день в одно и тоже время. Даже не спрашиваешь у мужа, что он будет на завтрак. Ты уже знаешь: яичница – глазунья или бутерброд с сыром, а может и то и другое. Кофе без сахара, обязательно крепкий. Можно сразу рядом заботливо положить аспирин. Обязательно улыбнуться перед подачей. Можно вспомнить молодость и сесть на соседний стул в легком сиреневом пеньюаре. Но уже через пять минут снова сложить его в аккуратный целлофановый пакетик, засунуть на дальнюю полку и согласно привычке, надеть такие удобные, такие повседневные, хлопковые труселя.

Сколько мы не занимались сексом? Месяц, два… Я потеряла счет. Поначалу меня это тревожило. Но затем я поняла, что так даже лучше. Ну, посудите сами: вечерами ты можешь лечь в постель и спокойно готовиться ко сну. Любимые хлопковые труселя будут охранять твой давно уже не девичий сон. И никто, я повторюсь – никто, не разбудит тебя в полночь, прижавшись к лицу грубой щетиной, овеяв дыханием старого носорога.

Мы молча засыпаем. Никаких прелюдий.

Гуляет ли он на стороне? Сомневаюсь. Мой муж, видимо, равнодушен к тому, что когда-то дало возможность появиться нашей дочери на свет. Дочка, кстати, думает, что у нас все отлично. Хотя я и не считаю, что наши отношения можно описать как-то иначе. Разве что: удобные отношения.

И меня это устраивает. Наверное.

***

В моей жизни есть место, где меня ждут – моя работа. Еще бы меня там не ждали: за такую-то зарплату пахать как гребаная лошадь. Коллектив хороший. Ленка с бухгалтерии – вечно жалующаяся на проблемы грузная женщина средних лет. Смогла вырастить сына-амбала, каким-то невероятным способом продолжает терпеть своего мужа, чей эмоциональный диапазон оставляет желать лучшего.

Юля с отдела кадров – тот еще кадр: постоянно на диете при своих-то сорока пяти килограммах еще умудряется считать себя толстой. Что ни день, то новая диета. Каждый раз, когда она забегает в мой кабинет, чтобы рассказать очередные сплетни, я представляю, что в моей голове звучит чудная ненавязчивая музыка… Потому что такой шквал эмоций и слов с минуту не может вынести никто.

Катя (относительно новая сотрудница) – любимый (во всех смыслах этого слова) секретарь моего босса – Виталия Серафимовича. Высокая, стройная, сексуальная – мечта всех начальников. Еще бы умная была. Но это не так важно. В ее работе главное – не заляпать лаком для ногтей документы на подпись.

Еще Гена, охрана. Стоит на проходной и считает себя самым главным начальником. Говорит, с него начинается бизнес, потому что именно он впускает и выпускает тех людей, которые готовы вкладываться в компанию.

Кстати, о моей работе. Так случилось, что я инженер по образованию, но дизайнер женского нижнего белья по трудовой. Мы все живем в стране, в которой работать и получать образование – это две абсолютно разные вещи. Так что, возможно, именно сейчас ваш муж или любовник (а может и тот, и тот), покупает вам кружевной комплект, который придумала я после очередной неудачи в постели с собственным мужем. То самое нижнее белье, в котором неудобно ходить, неудобно спать, неудобно, прости господи, посещать туалет. То самое нижнее белье, которое жалко порвать при порыве страсти, потому что стоит оно чуть дешевле аренды однушки в Москве, но которое просто невозможно не порвать. Я бы все отдала, чтобы иметь собственный комплект. Но рвать его на мне некому. Да и не в том возрасте уже.

Я знаю, что вы подумаете сейчас, что у меня какой-то бзик на тему возраста. Но это не так. Просто я еще не привыкла к столь быстрому течению времени. Буквально вчера, кажется, мне исполнилось тридцать лет. И вот, словно очнувшись от прекрасного сна, я поняла, что в этой жизни сделала разве что карьеру и вырастила хорошую дочь (ну, если закрыть глаза на ее пока что не совсем ординарный вид…).

Сорок лет… Интересно, что мне подарит коллектив в этот раз?

Подарки с работы всегда самые необычные и чаще всего ненужные: копилка в виде собаки, перчатки из кожи непонятного происхождения, на два размера меньше необходимого. Или, к примеру, в прошлом году мне подарили вазу. На самом деле эта ваза больше напоминала огромный стеклянный член. Такую и выставить стыдно дома, и выкинуть жалко. А то вдруг медведь в лесу сдохнет, и неожиданно какой-нибудь красавчик на блестящем мотоцикле и с белоснежными зубами подарит мне цветы. Конечно, этого никогда не произойдет, но мечтать не вредно.

***

Так как сегодня у меня День Рождения, я решила надеть что-то более праздничное. Или даже скорее необычное для меня. Белая блузка свободного кроя и черные брюки клеш. Кстати, клеш отлично удлиняет ноги. Мне это конечно не особо поможет (господи, что с моей самооценкой?), но чувствовать себя на пару сантиметров выше – бесценно. Я долго не решалась одеть серебристые лодочки, подарок самой себе на тридцатипятилетние (это вообще отдельная история). Но сегодня, видимо, настал их день. Волосы обычно собраны в строгий пучок, а косметика – не мое. Но в День Рождения что-то щелкнуло в голове и мне захотелось каких-то перемен. Так что я не стала собирать волосы, а небрежно уложила их локонами.

***

Войдя в здание компании, где я работаю, как всегда обращаю внимание в стеклянные двери лифта: в отражении передо мной женщина, которая еще не поняла, что разменяла пятый десяток. Отражение смотрит мне в глаза и эта усмешка на ее лице… Не понятно, кому она принадлежит: мне или моему сорокалетию. Однако я не увидела изможденного лица уставшей сорокалетней старушки. Нет… Я по-прежнему вижу молодую, невысокого роста, женщину, будто бы слегка за тридцать. Кожа все еще ровная, матовая. Морщины пока что не пролегли у глаз и не построили автомагистраль на лбу. Но, понимаете, в один не прекрасный миг, лежа утром в постели, ты боишься подойти и взглянуть на свое отражение. Боишься впервые обнаружить еле заметные признаки старения. Боишься выдернуть пока что первый седой волос с головы. Боишься же?

Вот и я боюсь…

Тем временем, жизнь идет своим чередом: на проходной как всегда играет музыка, Гена пьет куриный бульон из чашки и делает бесконечно важный вид. И так изо дня в день. Этот ритуал говорит о том, что никакого Апокалипсиса не случилось, раз суп у Гены по-прежнему горячий, а музыка по-прежнему нудная.

– Вы, Зоя Михайловна, сегодня готовы разоружить даже меня! – кидает в качестве приветствия Гена и нахально улыбается.

– Спасибо большое, дорогой. – как-всегда, непринужденно отвечаю я и прохожу в офис.

Мой босс, Виталий Серафимович, в свое время не сэкономил на внутреннем убранстве рабочего места: панорамные окна, белоснежные стены, стеклянные столы, молодая девушка с милой улыбкой на ресепшн – все это отражало мир и предпочтения моего начальника. Человек он был непростой. Я бы сказала, очень даже непростой. За плечами три бывшие жены, четверо детей, рак простаты и море любовниц. И непонятно, на что еще рассчитывала Катя, его секретарша. С таким-то послужным списком она долго не задержится в женах (если вообще ею станет). Конечно, Катю привлекали его деньги. А также возможность за счет компании летать с ним на Мальдивы, Сейшелы, Кипр, Ямайку, Грецию, Доминикану, раз в месяц за порцию минетов бесплатно выбирать себе дорогущее белье, прохлаждаться на работе, но не под столом у Виталия Серафимовича.

В моем кабинете царила та же прохладно белоснежная атмосфера. Когда-то я пыталась внести некий уют в свое рабочее место: ставила горшки с цветами, которые так нагло не вписывались в общий интерьер, вешала на стены изображения тех мест, в которых хотела бы побывать, стелила пухлый плед на диван, кидала яркие подушки. Все эти мелочи придавали мне сил… Но Виталий Серафимович хоть и не часто выходил из своего кабинета, но, когда выходил, устраивал обход всего офиса. И, конечно же, каждый раз просил убрать все мои личные вещи, дабы не портить общее впечатление от дизайна интерьера. Поэтому сейчас мне хватает фотографии дочери на столе, чашки и флакона любимых духов на подоконнике.

Я еще не успела присесть за стол, как ко мне влетела Юля. Видимо, в отделе кадров больше времени на разговоры, нежели на работу. Миниатюрная Юля обладала весьма и весьма тонкой талией. Но это не останавливало ее перед желанием посидеть на очередной «разгрузочке». Поспешу успокоить вам, что у нее нет какого-нибудь неприятного расстройства пищевого поведения и т. д. Просто Юля по-своему своеобразна.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг