Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • keep_calm
    keep_calm
    Оценка:
    27

    Труден был выбор из выпавших мне книг в заявке "Дайте две!": из трех книг - Кингсли Эмис "Старые черти", Людмила Петрушевская "Конфеты с ликером (истории из жизни)" и Адольф Гитлер "Моя борьба" выбрала малую прозу Петрушевской, хотя этот жанр не люблю.
    С первых страниц у меня заболела голова от манеры ее написания: мне казалось, что со мной рядом сидит бабулька и бубнит в ухо... При чем такая бабулька... случайная, которую можно встретить в поликлинике или на почте, и чтобы скоротать время ожидания очереди, она расскажет вам всё и даже больше. Тяжела жизнь героев Людмилы Стефановны, ох как тяжела. Писатель очень талантлива, судя по тому, что атмосфера ее произведений так угнетает, а не оставляет равнодушным, просто лично мне тяжело читать такие книги. Книги про несчастных детей, женщин с тяжелой судьбой и мужчин в самом плохом смысле этого слова.

    Читать полностью
  • FATAMORCANA
    FATAMORCANA
    Оценка:
    20

    Он водил сюда своих девушек. Всех. Это было единственное место, где он был настоящий.

    Дело обычно происходило на смотровой площадке у Ленинских гор, перед Московским университетом. Ниже, на том берегу реки, простиралась панорама Лужников, затем панорама Москвы с ее высотными зданиями. И происходило это у него с каждой, буквально с каждой: то ли наш герой не знал, куда еще приткнуться, кроме смотровой площадки, то ли действительно каждый раз, с каждой новой любовью в нем происходил душевный подъем и все просило простора, ветра, величественных панорам. Можно также думать, что это в нем еще не выветрилось провинциальное восхищение перед столицей, по-настоящему волнующее чувство, чувство победы над огромным городом, лежащим у ног и надежно стоящим на страже со стороны спины — в виде гигантской стены университета.

    Дрожь пробегает по телу от того, что ты себе представляешь! Москва! Звонят колокола сверкают огни, легкий ветер касается твоего лица. Город принадлежит тебе! Он - единственный достойный сексуальный партнер, только его он хочет.

    город лежит у ног, мирно помаргивая, весь в распоряжении, везде ждут в гости, все открыто завоевателю, а он, уже не мародерствуя, может производить погрузку города полными вагонами — и все в себя, все в себя, так это внешне выглядит. Смотрите, постепенно не то чтобы город уходит в него, нет, это Андрей надвигает все дальше себя на город, поглощение идет само собой, а разум свободен, а стремление к счастью уже не удовлетворяется простым актом пожирания все новых улиц и переулочков, лакомых кусочков вокруг Кропоткинской. Стремление к счастью становится выше на ступень, оно требует не только просто жить тут и побеждать одно за другим, побеждать противников, соперников, вякающих, ошибающихся, высоко стоящих и ниже стоящих, и братьев, и друзей, и девушек, и зрелых женщин,

    Завораааживает. Заговаривает. Утащила Петрушевская в свою повесть, не вырваться.
    А всего-то повести пару листов. Да и ни о чем. Если пересказывать, то хватит двух слов: о сволочи. Но до чего же Петрушевская хороша! Так описать никчемного, не стоящего внимания героя, что невозможно его забыть, однажды о нем прочитав. И умещаются в тебе и брезгливость к герою, и сочувствие, и гнев, и удивление. (В плохоньком фильме услышала фразу: "Взгляд хороший, а человек - дерьмо" Наверное. Иначе, от чего, как ни от взгляда, укладываются в поленницы девушки, дамочки, матроны, желая заполучить его внимание?) А ему они и не нужны. Он мечтает о доме, в котором традиции, где стол с кружевной скатертью, щипчики для сахара, Серов на стенах, где помнят всех родственников и много чего еще. Но при этом не желает думать о матери, оставшейся в деревне, да и вообще, зачем ему родственники? Утомляют они. Отнимают энергию, так необходимую ему для завоевания города.
    Вспомнила героя фильма "Полеты во сне и наяву" Может таким он был в молодости, персонаж, который потом летал во сне? Жалкий, жалкий. И неприкаянный.

    Читать полностью
  • grumpy-coon
    grumpy-coon
    Оценка:
    19

    У меня постоянный диссонанс от того, как эта маленькая хрупкая старушка богемного вида может писать такие страшные вещи. Причем, так мастерски, что выглядит это не как какие-то придуманные истории, а словно пришла она к тебе в гости, сидит на кухне и в перерывах между горячим чаем и вареньем рассказывает про одну свою знакомую. А потом про другую. И так складно, словно ты и сам знаешь всех этих людочек – светочек и их мужей-тряпок и козлов.

    С каждой страницей, с каждым предложением твоя собственная размеренная и спокойная жизнь кажется тебе оплотом адекватности, а мужа-свекровь-маму-всех двоюродных братьев-сестер и их жен-мужей хочется немедленно найти и расцеловать, потому что какие они чудесные люди, а. Особенно, на контрасте.

    Страшнее всего не то, что эти истории, одна другой ужаснее, про детей. А то, что этот вот пресловутый материнский инстинкт, творит с людьми. Ну, с людьми женского пола. А иногда не случается, и я вот уже не знаю, что хуже, честное слово.

    Читать полностью
  • karelskyA
    karelskyA
    Оценка:
    15

    Эмоционально тяжелая социально-бытовая повесть, изданная в 90-х. Про бездуховные и уродливые отношения между людьми, которые считаются друзьями и относят себя к интеллигенции. Жесткий реализм советских 80-х. Где-то гротеск, чтобы проняло. Тошно от ситуации, породившую шокирующую развязку повести. Судя по всему, подобные "левиафаны" исчезать не собираются. Можно провести параллели с фильмом Звягинцева.

    О том, что сентиментальность и жестокость зачастую "два сапога пара" убедился и на своем и на чужом опыте. Мама парня в повести сыграла на сентиментальности жестоких людей, чтобы добиться "счастья" для сына. Материнскую любовь ничем не вытравишь. Сколько таких мам пожертвовали собой, уехав после развала Союза на заработки, по сути "умерев", чтобы дать будущее детям. Только не говорите, что это неправильно. Сам знаю.

    Такие повести помогают более адекватно и всесторонне воспринимать жизнь. Хочется продолжить знакомство с произведениями автора.

    Читать полностью
  • Karfagen
    Karfagen
    Оценка:
    8

    История с "Голой пионеркой" повторяется - я опять не могу поставить оценку. Творчество Петрушевской ввергло меня в пучину депрессии, я даже собиралась плюнуть, не читать, но не смогла - затянуло. Обрывочное местами повествование и ужасы повседневности. У Людмилы Стефановны любой брак - несчастливый, любой ребенок - нежеланный, а то и результат изнасилования, матери - кукушки, мужья - жестокие и изменники. Ни у кого нет жилья, все друг друга готовы отравить из-за квадратных метров.
    Читать было тяжело, ещё тяжелее давалось своё спокойствие - постоянно отнекиваться, убеждать саму себя, что у меня не так, не было никогда так и не будет.
    Особенно задела первая повесть. Как ножом по сердцу. Почему - не знаю. А может к концу просто свыклась, иммунитет выработался.

    Им не нужна была моя любовь. Вернее, без меня бы они сдохли, но при этом лично я им мешала. Парадокс!

    Так и представляю эту фразу в устах моей бабушки... Жутко.

    И конечно картины голода, с которым я незнакома и счастлива.

    После сказочки мы пировали за отдельным столиком, дети подходили посмотреть на кукол сказительницы, а я под шумок взяла с собой, опуская незаметно в сумку с рукописями, три громадных бутерброда с маслом друг к другу и конфет карамелей: будет пир горой, когда приедем домой. И льстиво выпросила эту огромную, видно с рынка, породистую шершавую картофелину с двумя выковырнутыми ямками, якобы чтобы Тиме устроить тоже повтор сказки, а на самом деле это же на второе! На второе блюдо!
    Читать полностью
  • Lenisan
    Lenisan
    Оценка:
    8

    Я - фанат малой прозы, и как же мне было не полюбить Петрушевскую? Начала я с рассказов и пьес, дошла и до повестей - в этом сборнике их пять, и о каждой я напишу несколько слов.

    Они объединены темами детства и материнства, тяжёлых семейных отношений и одиночества в семье. Наверное, можно сказать и короче: их тема - Дети и Нелюбовь. Кроме того, их объединяет стиль - недаром в скобках автор замечает, что это "истории из жизни". Только в жизни так и бывает - запутанно, смутно, с оборванными концами, незавершёнными сюжетными линиями, и зло не наказано, и добро не восторжествовало... И речь персонажей (или таинственного рассказчика, как в "Смотровой площадке") перескакивает с одного на другое, цепляется за мелочи, выстраивает сумбурные логические цепочки - сплошной поток сознания. Это прекрасные повести, но очень болезненные.

    "Время ночь"
    Первое впечатление - "Похороните меня за плинтусом" наоборот. История от лица такой вот бабушки, воспитывающей внука, чья дочь живёт неизвестно где неизвестно с кем и сына почти не видит. И столь же глубокая, испепеляющая любовь к нему со стороны бабушки - только вот мама, в отличие от мамы из романа Санаева, вовсе не стремится забрать кровиночку к себе. Она, вообще-то, не против и ещё одну кровиночку скинуть на бабушку. Зато точно так же, как у Санаева, мальчик горячо любит именно эту маму...

    Сколько я видела таких матерей-кукушек, и как их любят брошенные дети, в одну секунду отказываясь от тех, кто их воспитал!

    Это действительно - взгляд с другой стороны, с другими выводами, совсем другой картиной... Но речь не только и не столько о дележе внука, нет - повесть намного масштабнее, в ней успевает мелькнуть перед читателем история целой семьи, трёх поколений, сложные связи между ненавидящими и любящими друг друга людьми, жертвы во имя и предательства во благо, слепая материнская ревность и детское соперничество...

    Повесть наносит раны читателю с первых же страниц, когда главная героиня - с места в карьер! - рассказывает о том, в каких условиях ей приходится растить внука, в каком голоде и нищете. Но:

    Есть ли силы, способные остановить женщину, которая стремится накормить ребёнка? Есть ли такие силы?

    Со страниц этой книги льётся боль, вечная как мир - огромная материнская любовь не находит себе выхода, обожаемый ребёнок получает одни только пинки, и ненавидит своих родителей, мечтая сбежать и не понимая, КАК его любят, и что все эти пинки - ради него же... Но оправдывает ли это пинающего? В повести есть эпизод, в котором дочь узнаёт, что её бабушка сошла с ума, и мать, чтобы дочурка на этом не зацикливалась, тут же выливает на неё ушат оскорблений. Дело сделано - дочь налилась ненавистью к маме, занялась оплакиванием своей обиды и о бабушке больше не думает... Разве это - единственный выход?..

    В сердце главной героини теплится любовь ко всем детям мира - и боль за всех детей мира, ведь детство - самое беззащитное время, самое опасное. Читая, пропускаешь всё это через себя, и это непросто. Но книга - прекрасная, и она стоит всей своей боли.

    Под катом - ещё четыре повести

    "Свой круг"
    Очень необычное повествование, в котором спрессованы десятилетия. Читатель знакомится с компанией людей, дружащих (если можно так выразиться) с юных лет; под конец истории у них у всех уже жёны/мужья, причём не первые, и дети, конечно. Все эти люди - действительно "свой круг", а не друзья. Они регулярно общаются, у них своё почти тайное общество, но при этом связывают их любовь, ненависть и соперничество - попрочнее дружбы.

    Главная героиня - снова мать, снова в тяжёлой ситуации. Она скоро должна умереть от наследственной болезни, а муж ушёл к другой, и что ждёт сына, на кого его оставлять? Назвать её решение и последующие действия неожиданными - значит, ничего не сказать. Они шокируют. Финал этой повести просто выбивает почву из-под ног, от него заболеваешь. Вот так - можно? Вот так - необходимо? Это - поможет?

    И снова любовь к детям, и снова разрушенные судьбы, и снова материнское самопожертвование - но банальной повесть не назовёшь, это уж точно.

    "Смотровая площадка"
    Это цитата из другой повести Петрушевской, но она идеально подходит для описания "Смотровой площадки":

    Цель высвечивается только по её достижении, так уж устроено. То есть сам человек с изумлением смотрит и видит, к чему пришёл, - а ведь вроде не хотел ничего плохого, никаких смертей, но жизнь есть дорога, по которой не вернёшься, хотя люди впоследствии и пытаются, ездят на могилки, выращивают там цветочки и т.д.

    Нет, в этой повести нет смертей. Во всяком случае, физических. Физических нет, да...

    "Маленькая Грозная"
    Как справедливо замечено в аннотации, это семейная сага в формате повести. Снова десятки лет плотно упакованы в небольшое произведение, подводя итоги человеческой жизни и давая яркую картину, напоминающую некрасовское "живя согласно с строгою моралью, я никому не сделал в жизни зла".

    "Конфеты с ликёром"
    Неожиданно, после всех этих жизненных, очень обыкновенных историй, мы получаем практически детектив - убийства, предательство, сумасшедший муж и безответная жена, совершившая подвиг, чтобы спасти детей; бандиты, отравления, удары ножом - всё как положено по законам жанра, и даже чуть-чуть больше. В эту остросюжетность и поверить-то трудно после первых четырёх повестей, поэтому она кажется выбивающейся из ряда - чуть менее правдоподобной, чуть менее интересной. Но если оставить в стороне бандитов и отравления - останется неприглядная голая правда; сквозь детектив её нагое тело неумолимо просвечивает.

    Читать полностью
  • BraOO
    BraOO
    Оценка:
    4

    Что есть для меня Людмила Петрушевская? Это детские сказки, "Сяпала калуша по напушке", мультфильм "Поросенок Петр" и забавный профиль для "Ежика в тумане". Но вот решила почитать ее рассказы для взрослых, читала и не верила, что это тот же самый человек, настолько здесь все страшно, депрессивно и безысходно. Здесь нет глубоких душевных терзаний, метаний, историй несчастной любви, - драмы Петрушевской другого рода: это трагедии, разыгрывающиеся в обыденной жизни, в привычных нам, любому и каждому, бытовых ситуациях. Какая там любовь, когда женщине нужно как-то выжить самой и не дать погибнуть своим детям, накормить их, обеспечить им какие-то жизненные условия, защитить от насилия. По-моему, автор местами даже переходит за грань реалистичности в своем желании живописать весь ужас человеческих взаимоотношений. Последний рассказ мне показался совсем бредовым: какой-то папа маньяк, который пытается убить всех: жену, детей, сестру, бабушку, коллег по работе. В общем, горы трупов и никакого выхода для главной героини. Настолько все в этой книге мрачно, что это выглядит неестественно, как если живописать жизнь, убрав из нее все светлое и позитивное, а оставив только мрачные серые тона. Конечно, нужно бороться за права детей, нужно задумываться об ответственности за свои поступки, но стоит ли так об этом писать? Сложно сказать, возможно, стоит, но читать тяжело.

    Читать полностью