Отзывы на книги автора Луиза Эрдрич

9 отзывов
keep_calm
Оценил книгу

Ну, наконец-то!.. Это моя главная эмоция после прочтения «Круглого дома». Читала долго, поэтому захватывающим данный роман не назову точно.

У тринадцатилетнего индейского мальчика Джо изнасиловали маму. Он и его отец, который работает судьей, понимают, что справедливости им не дождаться, и начинают действовать самостоятельно. Всё осложняется тем, что мама парня замыкается в себе и не хочет говорить о происшедшем. Попутно с расследованием преступления, Джо общается с друзьями, работает на заправке, думает о сексе.

В романе невероятно много повседневных подробностей парня, историй его знакомых и родственников. В общем, повествование довольно своеобразно, но мне всё это было не очень по душе.

Почитала рецензии ко второму роману Эрдрич, написанном так же о жизни в индейской резервации, поняла, что с ним примерно такая же ситуация. Вроде и темы интересные, но получаешь от них не совсем то, чего ждёшь.

Ms_Lili
Оценил книгу

Собственно, аннотация раскрывает фабулу. Несчастный случай покалечил две семьи: семью убитого мальчика и семью его убийцы. Один момент в описании не точен: Ландро не должен был отдавать, он сам выбрал такой способ искупить вину и отдать пострадавшей семье своего любимого ребёнка. Заменит ли он несчастной семье погибшего мальчика? Конечно, нет, но утешение порой приходит из самых разных мест. Каждый герой этой книги пострадал по-своему. За каждым из них катится голова - образ преследующего зла, своего пода психологическая травма.

Нас всех в этой жизни преследуют. Католики думают, будто нас преследуют черти и первородный грех. Но на самом деле нас преследует то зло, которое нам причинили в этой жизни. (...) Нас преследует то, что мы делаем с другими, а затем, в свою очередь, то, что они делают с нами.

И пятилетний Лароуз должен помочь обоим семьям.

Параллельно идет история имени Лароуз в этой семье: от первой женщины с этим именем - бабушки бабушки Лароуза и последнего Лароуза, который станет «оком за око» в понимании индейского традиционного общества, когда в исключительных случаях люди могли отдавать своих детей другим родителям (например, если много детей умирали во время эпидемии, и в обществе оставалось много бездетных пар). Эти Лароузы обладали мистическим даром, но не суперспособностями, которые бы облегчили им жизнь или позволяли спасать людей. Мальчик действительно спасет жизни, но в этом будет ничего сверхъестественного.

В этом есть магический реализм, но только капелька. Самое оно, если вы чувствуете, что могли бы такую магию полюбить, но при этом «Сто лет одиночества» Габриэль Гарсиа Маркес вам не заходит.

Также это хорошая книга о современных индейцах, проживающих в резервации на территории США. Они уже не бегают разукрашенные с луком и стрелами, но по-прежнему верят в духов и поют ритуальные песни.

Кроме того, это очень суровая проза, которая сосредотачивает в себе все, что я ценю в литературе: скупые эмоции, выраженные не описанием болезненных эмоций, а образно: Нола потеряла ребенка и теперь печет без конца торты. Разве нужны дополнительные слова, чтобы понять, что с ней происходит?

Впервые за долгое время мне очень захотелось поставить книге высшую оценку. Мне кажется, она останется недооцененной.

Little_Dorrit
Оценил книгу

Я очень давно хотела прочитать роман «Лароуз» и меня не пугало то, что тема может оказаться какой-то сложной или тяжёлой. Меня очень заинтриговала аннотация, где говорилось о том, что был убит ребёнок, и семья отдала своего сына, в расплату за преступление. Но в итоге, всё оказалось намного скучнее, чем я предполагала. Здесь нет как таковой драматургии, здесь просто две семьи, которые сами нашли, как друг другу помочь.

Лароуз это имя мальчика, который, так скажем, был отправлен в семью Питера и Нолы Равичей, как дань за убитого сына Дасти. Это только на первый взгляд кажется, что всё трагично, на самом деле Нола и мать Лароуза сводные сёстры и живут они достаточно близко друг от друга. Ситуация, что произошла с ними до ужаса банальная. Ландро отправился на охоту, а Дасти, зачем-то понесло в лес, абсолютно случайно, ребёнок получил пулю и погиб. Дальше дело чести индейцев – отдать сына.

Первое время обе семьи страдали, одна от того что сына отдала, вторая ещё переживала участь умершего сына, но была рада племяннику в доме. Неприятным бонусом вражда двух сестёр, но в итоге, мужчины договорились о том, что ребёнок будет по месяцу жить то в одной семье, то в другой. В итоге, помимо родной семьи, Лароуз получил ещё семью вторую и больше братьев и сестёр.

Поэтому, если вы хотите увидеть здесь динамику или какую-то трагедию, этого не будет, разве что страдашки Нолы и то, что она почти полностью запустила воспитание своей дочери, из-за смерти своего сына. Первые десять страниц да, вы будете переживать за героев, а дальше, вы будете читать лишь о том, как кто-то к кому-то ходит в гости, учится в школе, собирается на пикник.

inkunabel
Оценил книгу

под самый конец года прочитала хорошую книжку, а ведь давно что-то мне с выбором не везло.

за этот роман его автор(ка), плохо известная в России Луиза Эрдрич, в 2012 году получила Национальную книжную премию за худ. литературу, престижный внутриамериканский приз. она пишет в основном о современных проблемах американских индейцев.

вот и в этом романе на дворе 1988 год, индейская резервация в Северной Дакоте, жестоко насилуют коренную американку — а закон не дает возможности полноценно наказать белого мужчину (то есть скотину), который это сделал. книжка о том, как за дело берется семья жертвы, а в конечном итоге и преступника.

драма, психологический роман с элементами магического реализма и детективными ходами. а еще роман взросления, потому что главному герою 13 лет, и он классный. и вообще книжка о большой безусловной, как теперь модно говорить, любви. мне нравятся такие сочетания.

Kelderek
Оценил книгу

Что должно быть в стандартном современном романе? В первую очередь, травма, горе-горькое, несносимое. Слезы – самый надежный товар, тем более, что большинство читающих – женщины. Кровь нынче только в кино продается хорошо, там она нагляднее. Затем семейная история («через годы, через расстоянья», «где ты появился на свет»). Обязательно – детская милота («мое детство босоногое…»). Еще обязательней экзотичная этника. Для эстетики, и чтоб нескучно, немного мистики (магический реализм за 30 минут, «притворись знатоком»).

Все это в «Лароузе» присутствует, а значит, как и было сказано, придает ему вид не только современный, но и затрапезный, рядовой, на фоне других душещипательных книжек не отличишь. Всей разницы, что речь идет не о китайцах, индусах и арабах, а о местных аборигенах, народе Леонарда Пелтиера, раскиданных в свое время под давлением деятелей вроде Фрэнка Баума по резервациям, пардон, национальным территориям. Зачем ехать за тридевять земель, когда есть свои туземцы под боком, и можно развести на их примере и мелодраму, и повесть о трудной судьбе.

Сюжет дикий. Некто Ландро стрельнул соседского сынка Дасти до смерти, а затем по древнеиндейскому обычаю возместил ущерб, сдав уже собственного сынка Лароуза взамен утраченного другим семейством. Дикие нравы. Варварство. Зуб за зуб, вира. Но когда читаешь, моментом не проникаешься. Ведь с точки зрения логики сбагрить нахлебника другому по-кукушатски – неплохая стратегия. Но как они по деньгам разбирались с соседями, и кто взял Лароуза на довольствие по полному разряду, история умалчивает. Потому что книжка о другом.

В принципе, если вы ждете от «Лароуза» какой-то напряженной драмы, то напрасно. С первых страниц понятно, что семейства будут мучиться и испытывать некоторые неудобства от такого извращенного способа разрулить случившееся. Но мучения, скажем прямо, какие-то вялые и неправдоподобные. Умственная трагедь на пустом месте. Мальчонка спокойно живет в чужом доме, хотя знает, что мамка, как и истина, где-то рядом, пострадавшая родительница поглощает протухшие торты собственного приготовления (припрятанные мужем на случай всеобщего миллениумового апокалипсиса) и как-то хило пытается подвесить собственное тело на бельевой веревке к потолку. Мужики пьют и дерутся между собой, но тоже как-то без накала. Смахивает на провинциальную постановку Шекспира: страсти, вроде, по сценарию есть, а возвышенного пафоса в игре не хватает – люди отбывают номер, до зарплаты и антракта.

И тут возникает совершенно закономерный вопрос: зачем Эрдрич вообще понадобилось убивать бедного ребенка? Понятно, мама рассказала ей красивую современную байку, надо отдать дань маме. Но по сюжету до мертвого Дасти никому нет дела (обязательные вздохи и слезы не в счет). Это лишь так, манок для читателя. Главное в книге ведь не слезинка ребенка, а картинки современной индейской жизни.

Пресный сюжет, который замирает уже на первом десятке страниц до самого финала, Эрдрич начинает разбавлять по принципу «лей-лей, не жалей» рассказом о становлении рода Лароуза, интриговать читателя надвигающейся страшной мстей со стороны бывшего приятеля Ландро, завлекать сценками школьного детства Лароуза и его новой сестренки Мэгги. Слов полно, возни много, а ощущения, что это надо читать дальше не возникает. И, в целом, понятно по какой причине. У Эрдрич получился довольно рыхлый, вихляющий из стороны в сторону, из настоящего в прошлое роман, подкрашенный в отдельных местах невыразительным юмором и обязательным упоминанием (мы же про индейцев пишем) об общении с духами. Уныло, тоскливо, бесцветно. Никакого удовольствия уму, никакого труда душе. Настоящая индейская изба для читателя.

HyzerSequined
Оценил книгу

"... наша безопасность зависит от полного уничтожения индейцев. После того как мы были столь несправедливы к ним на протяжении нескольких веков, нам следовало бы для того, чтобы защитить нашу цивилизацию, совершить еще одну несправедливость и стереть этих диких и неукротимых тварей с лица земли."

Все помнят великого сказочника Лаймена Фрэнка Баума, подарившего миру волшебство Страны Оз? О, на этой истории о храбрости, мудрости и силе дружбы выросло не одно поколение. Кто бы мог подумать, что приведенная выше цитата взята из статьи этого любимого нами писателя. Но как сказал на днях один человек, который не читает мои посты, жизнь несправедлива. И все же смириться с потерей кумира достаточно сложно. Теперь жестокость серии романов Даниэль Пейдж по мотивам Страны Оз уже не кажется столь уж неоправданной.

А вот еще одно НЕлирическое отступление. 28 ноября 1864 года американское войско под командованием полковника Чивингтона отправляются на поиски враждебно настроенных индейцев. Не найдя таковых, и заранее отпраздновав свою победу, солдаты натыкаются на мирный лагерь арапахо, в котором были приняты все меры предосторожности, подписан договор о мире, подняты два флага - белый и американский, а большинство воинов отправились на охоту, но разве это может остановить жадных до подвигов опьяненных зверей? Утром следующего дня без предупреждения был открыт огонь по лагерю. Представьте, насколько были ошарашены индейцы, что почти не сопротивлялись, лишь прикрывая отход женщин и детей. Но солдаты были жестоки, скальпировали мужчин, измывались над женщинами и после убийства. Прибывшая позже на место бойни комиссия была шокирована зверствами солдат, ведь тела матерей, прикрывавших младенцев, находили и в нескольких км от лагеря, что говорило, о бессмысленном преследовании беззащитных. Уходя, бравые солдаты уносили с собой трофеи - части тел убитых. Это лишь один пример бойни, а было их бесчисленное множество.

Так а что насчет книги, спросите вы? Где случайное убийство ребенка во время охоты, где обычай "око за око", где страдания и мучения обеих семей? Поверьте, все это будет! А еще прекрасная семейная история предков Лароуз, очень много самобытного магического реализма, отношения между подростками, сложные семейные связи, волейбол и многое другое, из чего сложится добротный роман! Тех ужасных подробностей, что я описала в начале, здесь вы не найдете. Вряд ли гражданам страны, в которой был издан роман, хочется напоминания, чью землю топчут они своими умытыми кровью башмаками. Однако абсолютно невозможно не заметить крики боли, гнева и отчаяния, проглядывающих в отсылках в искусстве или воспоминаниях героев.

Слышала мнение, что роман скучноват. Серьезно?.. Если вы не знаете, как по звуку шагов определить, что за зверь вошел в лес, как приготовить пеммикан, как покидать свое тело, влиять на сон или оставаться в нем, чтобы спасти свою жизнь, если за вами никогда не гналась голова отравленного врага, даже не пытайтесь меня убедить.

И последнее. В связи с нагнетаемой обстановкой псевдотолерантности в западном мире, у меня вопрос: когда Оскар начнут давать индейцам? Достаточно ли более чем 100 млн истребленного коренного населения, чтобы начать попытки реабилитации?

CaterinaWorsts
Оценил книгу

Начни с описания. Аннотация поражает сознание и ты невольно уже начинаешь сам придумывать сюжет, вырисовываешь трагедию и хочешь прочувствовать каждую страничку этой семейной драмы.

Но «Лароуз» это нечто другое. Здесь нет напряжённой обстановки, как предполагается из описания, нет страстей, которые будут разрывать ваше сердце, но есть история. Удивительное переплетение судеб и секреты, скрывшиеся от нас на страницах, которые волей-неволей, будут разоблчены. Определённая интрига и герои, искуссно прячущие свои настоящие лица.

Своеобразным мучениям и скитаниям мыслей от такого рода обычая, роль, конечно, приписывается, но в довольно слабеньких, и я бы даже сказала, равнодушных оттенках. Абсолютно не веришь в то, что произошло ужасное.

Да и собственно, я так и не поняла, для чего Эрдрич взяла за основу убийство маленького мальчика, про которого как-то быстренько все забыли. Рассказать о становлении рода Лароуз, поинтриговать нас, да и показать индейскую жизнь в современном её проявлении, можно было и без таких жертв.

Что касаемо содержания, то читать довольно не просто, уж очень специфическое представление текста, точнее его построение. Так и не привыкла. Тут может играет и моё сугубо личное мнение.

Слов много, смысла тоже. Для любителей осуществлять переходы из настоящего в прошлое и немного пораскинуть мозгами, ну чтоб уж наверняка распутать клубок по ниточкам.

Мне книга далась с трудом. Возможно от того, что представляла для себя нечто другое, возможно, переоценила её замысел, или же, смутила структура текста. Но, что точно факт: неоднозначности здесь, хоть отбавляй!

Kelderek
Оценил книгу

Для кого-то последнее лето детства связано с друзьями, для кого-то с любовью, - то есть, либо с тем прошлым, либо с тем настоящим. Для, Джо, вспоминающего свои тринадцать, лето 1988 года обернулось жестким вхождением в мир взрослости, то есть насилия, беспомощности, преступления и наказания.

Парадоксально, но злободневная по своей проблематике книга Эрдрич, воспринимается из нашего далека не как рассказ о жертвах насилия (здесь в этой роли Джеральдин, мать Джо), не как актуальный текст о бессилии племенного индейского суда на своей территории (притеснения индейцев продолжаются и поныне), а как история взросления. Правда, не только мальчишки, но всего племени, его самосознания. Передоверяя повествование подростку, Эрдрич совершает ошибку по отношению к первоначальному чисто публицистическому запалу. А то, что финал не трагичен, а, наоборот, неоднозначен, лишний раз подчеркивает, что художественное начало возобладало в книге над остросоциальным и очерково-этнографическим.

Но на пути к основному конфликту главное не заснуть, не заскучать. Болеющая за коренных жителей Америки Эрдрич поначалу как-то уж чересчур основательно окунает читателя в быт индейской резервации конца 1980-х.

Подростковый возраст – это переходный период, когда человек ходит по грани и его может качнуть в любую сторону, к добру и к злу. Но в случае с Джо это еще и ситуация гремучего синтеза детского максимализма, с присущей ребенку обостренной жаждой справедливости, неприятием «взрослой» трусости, слабости, компромисса и мужской решительности. Джо – типичное дитя своего времени, любитель «Звездных войн», «Звездного пути». Но продукция массовой культуры странным образом пробуждает в нем желание идти тропой предков, приобщиться к мудрости позаброшенного круглого дома (воплощения традиции и моральных заветов), а не вслед за искаженным христианством, абстрактный гуманизм которого, как в кривом зеркале отражается в современном американском шемякином правосудии.

Когда право отобрано, остается поступать по сердцу и по совести. Мифологическая картина мира индейцев в романе оказывается более адекватной современности, чем юриспруденция со всеми ее тонкостями.

В итоге роман Эрдрич возвращает нас к вопросу о том, что такое истинное правосудие? То, которое зрит в корень проблемы, или то, что разменивается на мелочи, тонет в крючкотворстве, пособничая тем самым злу?

По этой причине роман имеет смысл читать не только тем, кто хочет узнать о том, как живут другие народы и континенты. В груде исторических и этнических деталей мерцают смыслы небесполезные для российского читателя.

Может благодаря этим абстрактным темам – взросления, идентичности, связи традиции и современности, правосудия и морали, «Круглый дом» смотрится выигрышнее в сравнении с изданным у нас полгода назад «Лароузом». Здесь нет той слезливости, и вся индейская экзотика, что нынешняя, что бывшая (о которой, к примеру, вспоминает дедушка Мушум) не смотрится подобно дешевой бижутерии, разложенной для туповатых и невзыскательных туристов-читателей.

В заключении, следует сказать пару «ласковых» слов об аннотации к роману от наших горе-издателей. Верить ей не стоит, она не соответствует книге, ее духу, содержанию, смыслу. «Круглый дом» - серьезная проза, полная сомнений и осторожного нащупывания верного решения проблем, копившихся столетиями, а не книжка о тринадцатилетнем Рэмбо, решившем обвешаться пулеметными лентами, как следует из сопроводительного текста.