Читать книгу «Дом моей «мечты», или Ничего не теряется» онлайн полностью📖 — Лины Личман — MyBook.

Дом моей «мечты», или Ничего не теряется
Лина Личман

© Лина Личман, 2019

ISBN 978-5-4496-4517-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Все описанные ниже события и действующие лица, являются вымышленными. Любые совпадения случайны.

I left Lawrence, Kansas

At the age of seventeen

To chase down my own version

Of the American dream…

Cowboy boots, a tie-dye dress

In Mom’s old mini-van:

If a girl like me can do it, sister

I believe anybody can. (Sarah Buxton)

Я стояла, облокотившись на раковину и смотрела на себя в зеркало. Потёкшая тушь, осталась на щеках чёрными дорожками, а печальное выражение глаз, делало меня похожей на очередную неудачницу, которую её второе я призывало наконец сдаться, и не морочить голову ни себе, ни другим. Помада была размазана, а застывшая на лице гримаса, больше напоминала улыбку Джокера, нежели разочаровавшейся девушки.

Проведя рукой по лицу, я глубоко вздохнула и достала из висевшей на плече сумки косметичку. Приведя себя более или менее в порядок, поплелась в сторону выхода. Уже покидая знание, я встретила тех, кто ещё ожидал своей очереди.

«Кто знает, может им повезёт больше, чем мне,» – подумала я, садясь в раскалённую на солнце машину. Включенный на всю мощность кондиционер не спасал от удушающей жары.

Август в Лос-Анджелесе один из самых жарких месяцев, и принципе, давно пора к этому привыкнуть, но вот уже много лет подряд, воспринимать это как данность, у меня не получается. Мне ближе умеренная жара со сменяющими друг друга сезонами.

Я выросла в городе Сидней, находящемся практически на границе двух штатов: Небраски и Колорадо. Крохотный городок, жители которого бедны, как церковные крысы. Из воспоминаний своего детства я могу припомнить разве что бескрайние поля и нескончаемые стада коров. Говядина, наращивающая себе вкусные питательные прослойки, чтобы вскорости оказаться на вашем столе. Да, да. Стейк в Небраске самый вкусный, это знает каждый.

Я возненавидела этот штат ещё будучи ребёнком. Когда ты видишь по телевизору красивую жизнь, то тебе хочется туда. Лос-Анджелес или Нью Йорк, красивые и сладкие города с ароматом парфюма, дорогого алкоголя и табака. Не имело большого значения, в какой из них я отправлюсь, главное, чтобы не оставаться в Сиднее, насквозь пропахшем коровьим дерьмом и скошенной травой.

В пятнадцать я получила свою первую работу, освободилось место в местной забегаловке. А так как работа в нашем городишке была на вес золота, я, не раздумывая согласилась. Нет, это было не место официантки, мне предстояло всего лишь мыть посуду и полы, но я была и этому несказанно рада. Половину зарплаты я отдавала матери, половину откладывала. Никаких трат на шмотки или развлечения. Я копила деньги на мечту. Мать мало верила в то, что из моей мечты выйдет толк, может потому, что её грёзы о красивой жизни так и не воплотились в реальность.

Отчим Джим умер, когда мне исполнилось тринадцать и матери пришлось очень тяжело. Оказалось, что он оставил после себя кучу долгов, и его дом ушёл с молотка на погашение задолженности. Мы перебрались в съёмную квартирку на окраине в не самом хорошем районе, и мать с горя стала прикладываться к бутылке. Может потому она и не верила ни в меня, ни в мою мечту. А со всеми остальными, я своим сокровенным не делилась. Какой смысл? Если единственная родная душа считает тебя фантазёркой и выдумщицей, что тогда подумают чужие?

Моя мать родилась и выросла в России, где-то под Саратовом. Я, кстати, родилась там же. В Америку она привезла меня трёхгодовалой, и из своей жизни в России я ничего не помню. Правда один раз мне всё-таки удалось там побывать, тогда ещё была жива моя бабушка, подарившая мне кольцо, которое я ношу по сей день. Но ту поездку я вспоминаю с содроганием и ужасом. Мне тогда было двенадцать, и я представляла Россию какой-то сказочной заснеженной страной. На самом же деле малая родина моей матери, оказалась хуже нашей дыры в Небраске. Вместо дорог я запомнила что-то больше похожее на партизанские тропы. Там были не дыры в асфальте, а куски асфальта между дыр. Дома с удобствами во дворе, отсутствие не только газа, но и воды, за ней люди ходили к колодцу. Жильё отапливалось дровами или углём. А машины для местных были запредельной мечтой. Пьяные на улицах встречались чаще, чем трезвые. И их загул начинался сразу же, как только они просыпались. Пили местные алконавты, всё что горит. Именно тогда я узнала, что такое самогон и брага. Тогда же я увидела своего отца, который в свои тридцать с небольшим, выглядел как замшелый спившийся старик.

После этой встречи я стала уважать отчима, который в свои пятьдесят два, выглядел значительно моложе моего вечно пьющего биологического папочки. Побывав там, я поняла, почему мама грезила заграничной жизнью, и как только подвернулась возможность, уехала в США к Джиму, за которого вышла замуж. После той поездки я осознала, что мне очень повезло, что я жила в заднице под названием Сидней. У меня была возможность, при желании круто изменить свою жизнь. У жителей этой деревушки, такой возможности не было.

Через год я стала официанткой, и одновременно с этим открыла счёт в банке, предпочитая хранить деньги там. От уборки кафе я всё же не отказывалась, так как считала, что деньги лишними не бывают. Домой приходила выжатой как лимон, а в школе училась с горем пополам, но мне было пофиг. Главное, что я постепенно приближалась к поставленному плану. А целью моей было навсегда покинуть дыру под названием Сидней и перебраться в город Ангелов, ну или на худой конец в город контрастов – Нью-Йорк. В мечтах я видела себя востребованной и успешной актрисой.

К окончанию десятого класса у меня состоялся разговор с моей учительницей математики. Она единственный человек, которому была не безразлична моя дальнейшая судьба. Её очень расстраивало, что за полтора года моя учёба скатилась с отлично, до как не остаться на второй год. Очень аккуратно расспросив меня о отношениях дома и сложившейся ситуации, Миссис Дербол высказала своё разочарование моим пофигистичным отношением к учёбе, и возникшим у неё страхом о моей связи с дурной компанией. Чтобы успокоить любимого преподавателя, я поделилась своей мечтой и планами на дальнейшую жизнь. Объяснив, что на компании в независимости от того, хорошие они или плохие, у меня просто нет времени и сил. Тогда, много лет назад, она дала мне замечательный совет, за который я была ей благодарна по сей день. Очень мягко и ненавязчиво, Миссис Дербол донесла до меня мысль о том, что всегда нужно иметь план Б, на тот случай, если план А по каким-то причинам вдруг не сработает.

– Калифорния, штат дорогой. Деньги, которые ты скопишь за несколько лет, пока учишься в старшей школе, разлетятся очень быстро. «И как ты планируешь жить тогда?» – спросила она у меня.

– Получу роль. Актёры хорошо зарабатывают, поэтому о деньгах переживать не стоит, – легкомысленно ответила я, уверенная в том, что по-другому и быть не может.

– А если не получишь? Ведь ты будишь одной из многих… Ни родни, ни друзей у тебя там нет. Помощи ждать будет неоткуда. На то чтобы пробиться тебе потребуется время. Да и для того, чтобы стать актрисой, тебе понадобиться пройти обучение, а это тоже деньги и не маленькие, – проговорила мой преподаватель, грустно глядя на меня. Наверное, в душе она уже тогда понимала, что у меня ничего не получится, но предпочитала об этом помалкивать, чтобы не разрушать мои иллюзии.

– Вы думаете, что это глупо и я не справлюсь? – впервые засомневалась я, в выбранном пути.

– Я такого не говорила, а всего лишь предложила иметь план Б. Ты обязательно воплотишь свою мечту, но для этого нужно время. Иногда людям требуется не один десяток лет, чтобы прийти к желаемой цели. Время, которого у тебя может не быть, если не подстраховаться, – назидательно изрекла Миссис Дербол.

– Вы ведь хотите дать мне совет, я права? Если так, то я конечно его выслушаю и по возможности попытаюсь ему следовать. Надеюсь, он не противоречит моему плану? – чтобы не расстраивать заботливую женщину, спросила я.

– Скорее наоборот. Он даст тебе возможность и время, воплотить твою мечту, – улыбнулась она.

– Не томите, я вся внимание, – последние её слова меня насторожили, и к тому, что она сказала потом, я прислушалась, о чём ни разу не пожалела.

– Совет прост: План Б – это получение профессии, которая позволит тебе работать удалённо, в свободное от проб и кастингов время, и оплачивать насущные счета. А их будет очень много, поверь. Деньги зарабатываются долго и тяжело, а тратятся быстро и легко. Подтяни учёбу, я знаю, что ты сможешь. Ты очень способная девочка. И рассмотри для себя профессию, связанную с финансами. На бухгалтера или аудитора ты можешь обучиться в колледже за пару лет, посещая его пару раз в неделю. Про отсутствие денег на образование не думай, я помогу тебе найти спонсора, который оплатит твоё обучение, а в дальнейшем возьмёт тебя на стажировку, – пообещала она и обещание своё сдержала. Жаль, что у меня так и не выдалось возможности её отблагодарить. Она покинула этот мир спустя два месяца после моего отъезда из Сиднея. А ещё спустя год, скончалась мама.

За этими воспоминаниями я не заметила, как доехала до дома. Припарковав машину на подземной стоянке, я поднялась на третий этаж комплекса, где снимала апартаменты вместе с ещё одной такой же девчонкой как я, мечтающей стать актрисой.

Открыв дверь квартиры своим ключом, я застала Сьюзи сидящей у открытого чемодана. Рядом с ней стояли уже собранные пару больших дорожных сумок.

– Нет, – произнесла я, глядя на то, как подруга продолжает спокойно упаковывать накопившиеся за время её жизни в Калифорнии вещи. – Ты же не хочешь сказать, что опускаешь лапки?

– Именно это я и хочу сказать. Я устала и возвращаюсь домой. Официанткой я и там могу работать. Восемнадцать лет, а всё ровно так же, как в первый год приезда. Не могу больше… – проговорила Сьюзен и заревела, закрыв лицо руками. Я присела рядом и обняв, стала гладить её по спине, пытаясь успокоить.

Премиум

4.65 
(91 оценка)

Дом моей «мечты», или Ничего не теряется

Установите приложение, чтобы читать эту книгу