Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Повести и рассказы

Читайте в приложениях:
58 уже добавило
Оценка читателей
4.78
Написать рецензию
  • fullback34
    fullback34
    Оценка:
    7

    Не являюсь поклонником творчества Льва Николаевича. Не состою в рядах людей, разделяющих то, что называли толстовство. Но то, что Толстой написал в «Смерти Ивана Ильича» - гениально. Гениально! Первая мысль, ещё во время чтения, как грандиозно! Как правдиво! Ни одной фальшивой ноты. Даже при очень большом желании – «прицепиться» не за что. И это – в значительном по объему произведении, где не так много сюжетных событий. События же происходят в душе и духе.
    Хочется поделиться другим, самым интересным собственного прочтения. Хотя бы потому, что «соревноваться» с критиками профессиональными, режиссерами и литераторами – дело бесполезное, ненужное и даже вредное. В чем «можно» согласиться с Великим Русским, а в чем – его взгляды, упреки живущим, его философия=собственная религия=морально-нравственная система (что, по сути, и есть любая религиозная система), – сегодня мало согласуются с научными данными, хотя такое «холодное» сопоставление, противопоставление «теплоты» и даже «темноты» души с этически нейтральными, амбивалентными «данными» науки позитивной, возможно, режут слух.
    То, что Толстого «возмущало» всю жизнь, из чего он выводит цинизм, притворство цивилизованной человеческой натуры и чего, по его мнению, были счастливо лишены человеческие натуры, живущие «естественной», простой, опрощенной жизнью, - всё это сегодня известно психологии, и ею же хорошо описано. Речь идет о феномене, называемом «непристойными мыслями». Моё определение более чем на половину не точно. Проще попытаться объяснить словами: например, стоя у гроба близкого человека, живущий, помимо естественной скорби, испытывает и другие чувства, желания, которые в конкретной обстановке не просто неуместны, а даже как бы и кощунственны. Сам Толстой об этом писал очень много, начиная с «Детства», где он, стоя у гроба маменьки думал о том, что недостойно думать кроме как о смерти маменьки в такой момент. А ему приходили на ум совершенно со смертью не связанные мысли. Так вот, всё это, все эти «неприличные» мысли, причины таких мыслей – давно и хорошо изучены. И пафос Льва Николаевича о неискренности, цинизме и притворстве, пафос этот сегодня просто не имеет оснований. Так устроена человеческая природа, в этом не то, чтобы первородного, но вообще нет никакого греха. Потому хотя бы, что жизнь – продолжается. И если бы была возможность спросить самого умершего о сем предмете – продолжается ли жизнь со всеми её волнениями, надеждами и скорбями, он ответил бы жизнеутверждающе – не сомневаюсь ни на йоту: жизнь – продолжается. И нет никакого греха в мыслях о продолжающейся дороге жизни.
    Этих высказанных упреков живущим – вполне достаточно с самого начала повести. Повести, повторюсь, грандиозной. И то, что коллеги думают об освободившемся месте, о том, кто и как его займет. И то, что жена хлопочет о возможности получения каких-то денег из казны на обустройство тех же похорон (не забудем, что у неё на руках осталась взрослая, незамужняя дочь и сын-гимназист, «гимназистик», как называл его до предпоследней своей минуты сам Иван Ильич). И то, что каждый из знавших Ивана Ильича, подумал, что хорошо, насколько это возможно в такой ситуации, что умер другой, а не он. Что здесь греховного или такого, чего не было в веках под солнцем? Или же сам Иван Ильич поступил бы иначе и не поехал бы играть в карты после визита вежливости к покойному? Разве Господь требует от нас быть ангелами? Нет, также, как он не требует быть свиньями. Он учит бояться Господа своего, чтить заповеди Его.
    Почти тут же, в начале повести, Лев Николаевич пишет, что правила требуют (правила лицемерного общества, разумеется) соответствующих ситуации слов и даже выражений лиц, что в этом случае полагается говорить то-то и то-то, иметь полагается такое-то выражение лица. И делается всё это, по мнению Толстого, лицемерно, потому как все озабочены на самом деле совсем другим: как бы на карточную игру не опоздать. И на самом деле никому нет никакого дела до умершего (в понимании ЛН). И лишь Герасим, что их «простых» естественно последователен и в действиях (как он от сердца ухаживал за умирающим, так же естественно ответил вопрощающему Петру Ивановичу: «Все там будем».
    Едва ли сегодня, спустя более 130 лет после первой публикации, кому-то особо интересна «идея социяльная» повести. Картина, которую дает Толстой, картина как «правового департамента российского» в частности, так и – шире – картина жизни всего среднего класса, как сейчас сказали бы, - картина на самом деле грандиозна. Для меня она гениальна тем, как можно, повторюсь, в небольшом объеме литературного текста, дать полную картину русского среднего, разночинного класса конца ХIХ века! Блестяще! Никаких повторов, пережевывания одного и того же лишь сменив ракурс. Ничего подобного! И вот, читая о нравах и правилах социального «общежития», принятого в те времена, задаешь себе вопрос: а что изменилось по сути? Ответ мой: не так много. Да практически ничего! Человек остается человеком. По крайней мере – пока. «Небогатые люди, которые хотят быть похожими на богатых, а потому в их обстановке – всё, как у всех: шторы, гардины, черное дерево, бронза подсвечников. Мещанство? Если угодно – да, мещанство. Если человека мерить только этим. Нет героя? Или так: героев не хватает, так, все по своим корытам. А кто сказал, что все могут быть героями?
    Толстой точен и безжалостен ко всему, чего касается его перо. Например, медицина. Ивана Ильича, особенно с ухудшением состояния, всё больше раздражало отсутствие конкретности «дохторов» в диагностировании и лечении болезни, для меня оставшейся совершенно неясной. «Если то-то и то-то, то следует то-то и то-то. Взвешенная вероятность». Блуждающая почка или слепая кишка. Так, кстати, никто и не разобрался. Может, что-то изменилось сегодня? Изменилось? Как интересно! Наверное, блуждающе й кишке нашли-таки место!
    Конечно, особое место «Смерти» - семья. Гений Толстого – всё так, как есть в жизни. Всё – от сути, сущности, верований и личных убеждений. И, конечно, от знания сущности дела. Семейная тема и тема внутренних движений духа – сильнейшие страницы повести. Сильнейшие. Пересказывать бессмысленно. Имеющий уши и глаза – и услышит, и увидит. Как всё в самом начале было не просто хорошо, было прекрасно: влюбленность, радость обладания и совместной жизни, планы на будущее и… реальность беременности жены первенцем. Толстой тогда ещё не знал, не мог знать, что конфликтология разберет по полочкам все стадии развития семьи, уж простите, как сложного социального феномена, системы. И то, что первый кризис семьи приходит по истечению первого года жизни, а следующий – по беременности и рождению ребенка, - всё совершенно точно и без достижений конфликтологии. И то, как всё пойдет позже, как начнет раздражать «запах изо рта жены», как всё это дойдет до ненависти и обвинений – высказанных и невысказанных – в неискренности, - всё это до вздоха правдиво, волнующе, узнаваемо и вечно. Если не делать определенных вещей, о которых говорить здесь – неуместно. Лишь некий намек: семью, как и много другое, нужно излечить от невежества, а лечить такие болезни можно только и исключительно одним – знанием.
    Самая же грандиозная картина повести, разумеется, картина, тема внутренних переживаний, борений, надежд и разочарований, мудрости и просветления как итога всех мучений. Ивану Ильичу иногда казалось, что Господь покинул его. «За что, за что мне такие мучения?» - так вопрошал он. Он пройдет через все круги ада здесь, на земле. Но пройдет он их не напрасно. Хотя где-то глубоко-глубоко остается мысль, что смерть не избавляет ни от чего. Ощущение чего-то тяжелого, чего-то в главном нерешенного у меня осталось. Повторюсь: Иван Ильич всё же постиг мудрость, мудрость, проявленную хотя бы в прощении и признании собственной неправоты ( из «гимназистика» мальчик стал сыном), которому у Ивана Ильича в последний момент не хватило сил выговорить главные слова.
    А у самого Льва Николаевича, у него стало ли к концу жизни ответов больше, чем вопросов в начале его жизни?
    Конечно, рекомендую к прочтению. К счастью или нет – в зрелом состоянии души и духа.

    Читать полностью
  • TanyaGolovina
    TanyaGolovina
    Оценка:
    5

    Очень хорошая книга.Особенно мне понравилось произведение "Отец Сергий" По нему даже было снято несколько фильмов.
    В этом рассказе говориться о пути человека к Богу, через искушение и сомнения. Идя по этому пути Отцу Сергию приходиться чем-то жертвовать, чтобы сила искушения не овладела им.....
    (с этой книги я начала читать классику)

  • TatKursk
    TatKursk
    Оценка:
    5

    Читаю повести и рассказы Л.Н.Толстого и очень захотела поделиться со всеми только что прочитанным рассказом, а я бы назвала его притчей - "Чем люди живы "!
    Кажется, живешь, работаешь, общаешься - всё, как всегда, по инерции, по проторенной дорожке, но даже самые маленькие наши ежедневные подвиги - кому-то уделить больше внимания, другому помочь перейти дорогу или позвонить тому, с кем давно не общались...
    Почему и во имя чего мы это делаем?
    Этот рассказ "Чем люди живы ", как ответ на многие мои вопросы и как подарок всем нам.
    Коротко о главном: Бог, (за непослушание вынуть из роженицы душу ), отправляет ангела на землю к людям...

    "И сказал Господь: "Поди вынь из родильницы душу и узнаешь три слова: узнаешь, что есть в людях, и чего не дано людям, и чем люди живы. Когда узнаешь, вернёшься на небо. "

    Чтобы понять людей и узнать ответы на вопросы, ангел прожил на Земле шесть лет...

    "И я узнал, что есть в людях любовь. "

    "Узнал я, что жив всякий человек не заботой о себе, а любовью. "

    "...Остался я жив, когда был человеком, не тем, что я сам себя обдумал, а тем, что была любовь в прохожем человеке и в жене его и они пожалели и полюбили меня. Остались живы сироты не тем, что обдумали их, а тем, что была любовь в сердце чужой женщины и она пожалела, полюбила их. И живы все люди не тем, что они сами себя обдумывают, а тем, что есть любовь в людях...."

    Привела основные мысли, в надежде заинтересовать и прочесть этот небольшой по объёму рассказ, но с ценным содержанием.
    И как говорит ведущий передачи "Игра в бисер " Игорь Волгин: "Друзья читайте и перечитывайте классику! "

    Читать полностью
  • xnaivx
    xnaivx
    Оценка:
    2

    В книгу входят поздние рассказы Льва Толстого, написанные в последние двадцать лет жизни писателя. Рассказы тяжеловесные, подводящие итоги, переосмысливающие жизнь главных героев, наполненные глубоким религиозным чувством, задающие вопросы и, порой, не находящие на них ответы. Рассказы эти, в большинстве своем, кажущиеся до нелепого устаревшими, со смешным, по нынешним временам, мнением о морали и непорочности, тем не менее, наполнены таким мощным зарядом гуманизма и нравственности, что, кажется, способны очистить даже какого-нибудь современного закоренелого богохульника. В вопросах Бога я не являюсь экспертом, но мне удивительно, что официальная церковь предала анафеме человека, чьи произведения чуть ли ни ближе всех к небу в русской литературе. Как бы то ни было, читая рассказы Льва Николаевича, отчетливо чувствуешь то, чего не хватает в большинстве современных книг: ощущения того, что произведение написано очень хорошим человеком.

    Читать полностью
  • cherepasha
    cherepasha
    Оценка:
    2

    Если бы не старенький сборник повестей и рассказов, то я бы не обратила внимание на некоторые из перечисленных ниже произведений Л. Н. Толстого.

    Рассказ «Набег».
    Этот рассказ написан от лица волонтёра, который находится в составе русского батальона, идущего в поход на горный аул. Главный герой выступает сторонним наблюдателем, замечающим настроения людей и окружающую природу. Он размышляет о том, что такое храбрость, отмечает мельчайшие черты характера русских военных, описывает тяготы войны. Но ближе сердцу рассуждения главного героя о том, что природа одинаково приветлива и дружелюбна ко всем. Так зачем люди стремятся нарушить гармонию и порождают конфликты?

    Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой - этим непосредственнейшим выражением красоты и добра.

    Эти мысли не оставляли меня при чтении других военных произведений Л. Н. Толстого.

    Севастопольские рассказы.
    Рассказы написаны в жанре журналистского репортажа об обороне Севастополя во время Крымской войны. В произведения включены элементы психологического анализа портретов действующих лиц. В рассказах нет одного главного героя. Героев несколько и они меняются в зависимости от описываемых этапов войны и происходящих событий. Думаю, Л. Н. Толстой намеренно выбрал такой приём повествования для того, чтобы показать войну глазами людей, которые представляют разные сословия и военные чины.
    «Севастополь в декабре месяце» показал нам начало военных действий: воодушевленность людей, их надежду на победу, условия жизни, близкие к мирным. «Севастополь в мае» рисует нагнетающуюся обстановку, тщеславие военных, утилитарное отношение к военной службе. «Севастополь в августе 1855 года» повествует о военной неразберихе, отваге людей и горьком удивлении от поражения.

    Почти каждый солдат, взглянув с Северной стороны на оставленный Севастополь, с невыразимой горечью в сердце вздыхал и грозился врагам.

    Повесть «Холстомер».
    В этой повести Л. Н. Толстой прибегнул к приёму наделения человеческими качествами животных, а точнее лошадей, главным героем из которых стал пегий конь Холстомер. Поначалу Холстомер предстаёт перед нами в неприглядном виде: старый и больной конь, которого более здоровые особи не упускают случая обидеть и задеть. Но они не знают, какое блестящее прошлое было у Холстомера, пока он сам не решает поделиться своей историей с молодёжью. А дальше мы узнаём, что в общих чертах история жизни коня вполне могла быть рассказана человеком. Здесь и отчуждение сына матерью, неприятие обществом из-за внешних отличий, поиск единомышленников и друзей, первая любовь и невозможность взаимности из-за принадлежности к разным сословиям, яркая победа, служение и чувство любви к хозяину, болезнь и забвение. Эта история могла бы стать автобиографией человека. Да только, если ты самых выдающихся достоинств конь, то не заслужишь и доли уважения, которое получает нижайший из людей.

    Повесть «Крейцерова соната».
    Повесть, названная в честь сонаты Бетховена, меня покорила, стала любимой у Л. Н. Толстого. Полюбилась она мне не благодаря главному герою, поступки которого я не могу для себя оправдать, а благодаря тем, мыслям и воззрениям, которыми с нами поделился Толстой с помощью этого героя. В самых общих словах эта повесть об отношениях между мужчиной и женщиной. А точнее это произведение об идеале и грязной действительности, об истинном и ложном в любви.
    Чтобы «Крейцерова соната» не вызвала отторжение было бы полезным прочитать «Семейное счастие» для подготовки к более радикальным взглядам Л. Н. Толстого по поводу брака.
    Одна из запоминающихся цитат:

    Женщины, особенно прошедшие мужскую школу, очень хорошо знают, что разговоры о высоких предметах - разговорами, а что нужно мужчине тело и все то, что выставляет его в самом заманчивом свете; и это самое и делается. Ведь если откинуть только ту привычку к этому безобразию, которая стала для нас второй природой, а взглянуть на жизнь наших высших классов как она есть, со всем ее бесстыдством, ведь это один сплошной дом терпимости. Вы не согласны? Позвольте, я докажу, - заговорил он, перебивая меня. - Вы говорите, что женщины в нашем обществе живут иными интересами, чем женщины в домах терпимости, а я говорю, что нет, и докажу. Если люди различны по целям жизни, по внутреннему содержанию жизни, то это различие непременно отразится и во внешности, и внешность будет различная. Но посмотрите на тех, на несчастных презираемых, и на самых высших светских барынь: те же наряды, те же фасоны, те же духи, то же оголение рук, плеч, грудей и обтягивание выставленного зада, та же страсть к камушкам, к дорогим, блестящим вещам, те же увеселения, танцы и музыка, пенье. Как те заманивают всеми средствами, так и эти. Никакой разницы. Строго определяя, надо только сказать, что проститутки на короткие сроки - обыкновенно презираемы, проститутки на долгие - уважаемы.

    Хотя всю «Крейцерову сонату» можно использовать, как настольную книгу, способную развеять самые обманчивые иллюзии о супружеском союзе.

    Рассказ «После бала».
    Знакомый с детства рассказ, который попал в школьную программу, может из-за небольшого объёма, а может по какой-то другой причине, там мог бы и не находиться. Что должен понять школьник из небольшого повествования от лица главного героя, суждения которого о том, что хорошо, а что плохо читатель должен принять на веру? На лицо недостаток информации о главном герое повести и причинах, побудивших полковника быть жестоким. В рассказе не встретишь информации о том, что период, который описывается, соответствует времени правления Николая I, который в народе получил прозвище Николай Палкин за любовь к наказанию, виновных в преступлениях, с помощью битья палками. И желательно было, чтобы наказание происходило на глазах у общественности в целях устрашения. Полковник – человек своего времени, исполняющий приказ. И раз для Ивана Васильевича этот факт стал преградой для любви к Вареньке, то у меня напрашивается вывод, что любви не было. Просто герой понял, что он далёк от военного дела, которым живёт отец Вареньки.

    Повесть «Хаджи-Мурат».
    Давно мне советовали прочитать эту повесть для того, чтобы лучше понять душу Кавказа. Какие-то черты, характерные для народов Кавказа, я для себя отметила, но главным в повести является талантливый военачальник Хаджи-Мурат и его история жизни. Так как особенный человек и характерные черты народа – это разные вещи, и ярче в повести изображён именно Хаджи-Мурат, то моя рецензия будет именно о нём.
    Хаджи-Мурат – человек-легенда с искренней улыбкой, способный разглядеть истинную сущность людей. Научившийся хитрости у врагов, которые были к нему жестоки, но в своих действиях бывший всегда прямолинейным и честным. Слава о храбрости Хаджи-Мурата разошлась среди населения Кавказа и русских. С уважением к нему относились друзья и враги. Хаджи-Мурат принимал участие в отчаянных военных кампаниях, в которых никто не смог бы поручиться в его победе, но он побеждал вопреки. Бывало терял всё, но был смел и неустрашим. Поступал в соответствии со своими принципами, несмотря на очевидную невыгодность действий для себя. Был человеком, который не боялся никого и погиб, сражаясь за семью и убеждения.

    Как он усиленно защищал и дорого продал свою жизнь.

    В целом сборник повестей и рассказов мне очень понравился. Произведения Л. Н. Толстого были объединены по принципу известному лишь выпускающему редактору.

    Читать полностью