feb23sale

Цитаты из Полное собрание сочинений. Том 9. Война и мир. Том первый

Читайте в приложениях:
425 уже добавило
Оценка читателей
4.22
  • По популярности
  • По новизне
  • Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кутузов стоял всё на том же месте и, старчески опустившись на седле своим тучным телом, тяжело зевал, закрывши глаза
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Несвицкий, высокий штаб-офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, улыбающимся красивым лицом и влажными глазами.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Другой, свежий, розовый, гвардейский офицер, безупречно вымытый, застегнутый и причесанный, держал янтарь у середины рта и розовыми губами слегка вытягивал дымок, выпуская его колечками из красивого рта. Это был тот поручик Берг, офицер Семеновского полка, с
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Один из говоривших был штатский, с морщинистым, желчным и бритым худым лицом, человек, уже приближавшийся к старости, хотя и одетый, как самый модный молодой человек; он сидел с ногами на отоманке с видом домашнего человека и, сбоку запустив себе далеко в рот янтарь, порывисто втягивал дым и жмурился. Это был старый холостяк Шиншин, двоюродный брат графини, злой язык, как про него говорили в московских гостиных.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Мое призвание другое, — думала про себя княжна Марья, мое призвание — быть счастливою другим счастием, счастьем любви и самопожертвования.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • потому что в глубине души чувствую себя к нему уже слишком близкою; но ведь он не знает всего того, чтò я о нем думаю, и может вообразить себе, что он мне неприятен».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Не для тебя это счастье, — говорил ему какой-то внутренний голос. — Это счастье для тех, у кого нет того, чтò есть у тебя»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • улыбка стыдливости перед своими чувствами
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ждали Марью Дмитриевну Ахросимову, прозванную в обществе
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный,
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • . Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густою черною косою, два раза обвивавшею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги серии «Весь Толстой в один клик»