Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Жизнь Человека

Читайте в приложениях:
576 уже добавило
Оценка читателей
4.35
Написать рецензию
  • sleits
    sleits
    Оценка:
    39

    Бывает ли у вас так, что посмотрев какую-нибудь передачу, прочитав книгу, вам кажется, что автор обращается ЛИЧНО к вам? Вот такое было у меня ощущение от лекций Дмитрия Быкова о Достоевском и Андрееве. Я не могла понять, что меня отвращает от произведений этих писателей. И Дмитрий Быков помог мне найти ответ на этот вопрос. А ответ оказался очень простым: причина в отношениях писателей к богу, который не обязательно персонифицирован, это может быть и более абстрактная совокупность понятий об абсолютном добре, высшей справедливости и ценностях. Бог Достоевского жесток в своём требовании "переступления" через других или через себя, а следовательно преступления против людей или против морали. Только через падение и достижение самого дна возможно познание бога. И идея сверх-человека она в том и заключается - упасть как можно ниже, чтобы достичь вершины.
    Осознав этот момент в творчестве Достоевского, я смогла ответить еще на один вопрос, которым давно задаюсь. Я всегда была уверена, что такие произведения как "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы" и "Бесы" не мог написать хороший человек. Чтобы до такой степени точно препарировать человеческие души, да при том не самые добропорядочные, нужно самому быть на этом дне. На какую бы тему не писал автор, хорошо он может написать только о том, в чем сам разбирается, а Достоевский как никто другой разбирается в душах падших людей. Но ответ, насколько правомерны такие выводы, тоже оказался достаточно прост: Достоевский сам сверх-человек, который совершает переступление каждый раз, когда пишет свои романы. Писать об этих людях - это его способ достигать самого дна. И, пожалуй, уже и не важны действия и поступки самого Достоевского, главное каков он был внутри, а узнать об этом очень просто и сложно одновременно - только читая его романы. Да, Достоевский постигает своего бога, такого, который требует большой, даже великой жертвы.

    Но у Достоевского бог по крайней мере слышит и готов ответить, принять человека и быть принятым им. А вот у Леонида Андреева бог просто молчит, но не потому что он не слышит, а потому что просто не хочет отвечать. Чтобы почувствовать на себе мироощущение Андреева, можно прочитать буквально любой его рассказ или повесть. А вот чтобы осознать его, нужно прочесть всего две его вещи - рассказ "Молчание" и пьесу "Жизнь Человека", на которые навёл меня опять-таки Дмитрий Быков в своей первой лекции о ста книгах ХХ века. И, наверное, после этих двух вещей я нескоро вернусь к творчеству Андреева. Лет пятнадцать назад я обожала книги Андреева, они мне казались абсолютно прекрасными в своей меланхолии. Но недавно я вернулась к творчеству писателя и была просто в ужасе. Что случилось за пятнадцать лет, что настолько изменило мое отношение к Андрееву? Ну ответ, конечно, очевиден и без помощи Быкова - просто я стала другим человеком. Людям вообще свойственно меняться, даже если нам и кажется, что изнутри своей черепной коробки мы смотрим на мир все теми же глазами. А вот книги Андреева не изменились. Теперь я просто не в силах даже на мгновение допустить, что Андреев прав. И от рассказа "Молчание" и от пьесы "Жизнь Человека" не просто несёт могильным холодом, эти произведения заставляют стыть кровь в жилах от ужаса, и ужас этот из иррационального страха постепенно преобразуется в более рациональную форму: это страх абсолютного Ничего и физического Нигде. И это как нельзя более ярко ощущается в пьесе "Жизнь Человека" - в декорациях, которые лишь иллюзия, как и все, что происходит, все что человек проживает, чувствует, думает, любит и проклинает. Неизменно только одно - Он, который молча и безразлично взирает на всё из темноты.

    Опять спасибо Дмитрию Быкову, который о творчестве Андреева говорит, что это настолько страшно, что смешно. Пожалуй, именно так и стоит тормозить себя, чтобы не впасть в депрессию. Но не только смех удерживает меня от ощущения, что все на свете полный бесперспективняк, а именно то, что я не верю Андрееву. Все вокруг него - тьма, а там где нет тьмы, она все равно скоро наступит. Я просто не могу с этим согласиться! И не хочу! Да и как жить, если так же считать, как Андреев?

    Таким образом, я наконец определилась со своим отношением к двум великим русским писателям. Может быть я и буду их читать в будущем, это уже не настолько важно; главное для меня другое - понимать где заканчивается то, что я понимаю, и начинается то, что я не хочу принимать. В случае и Достоевского и Андреева - это внутренняя позиция, которая складывается у человека десятилетиями. Готова ли я ещё немного послушать человека, мнение которого никогда для себя не приму? Пожалуй, да. Но поверить ему - нет.

    Читать полностью
  • 77Zonne
    77Zonne
    Оценка:
    7
    Но убывает воск, съедаемый огнём. Но убывает воск.

    Из ниоткуда в никуда идёт Человек. Идёт, не останавливаясь, не задумываясь, не в силах задержать время. Он отважен и смел, неизведанному он просто и без сомнений бросает вызов. А дальше ничего не происходит. Неизведанное молчит.
    Кто знает, как не бояться смерти, кто знает, откуда и куда идёт Человек, тот пусть расскажет или молчит вечно. Леонид Николаевич сказал бы: "Пусть молчит вечно".
    Как чутко, тонко, ярко он описывает жизнь Человека, его счастье и его горе - так холодно, каменно, мёртво он пишет то, что находится за границами его жизни. Это удивительно чувственный, трогательный и страшный текст. Как глоток воды из последнего и вместе с тем первого ручья на земле, он заставляет все внутри перевернуться. Здесь нужно плакать. Это катарсис. Ничего страшного.

    Пьеса продумана автором вплоть до мелочей. Он не упускает из виду ни деталей одежды, ни выражения лиц. О дотошной работе говорит и концовка: спустя два года после окончания работы над пьесой и после ее первой постановки в 1907 году Андреев решает переписать пятую, финальную картину пьесы. Но как выбирать между ними, если и то, и другое - смерть...
    Я горячо рекомендую эту пьесу всем. Хотела еще что-то добавить, но нет - всем.

    В ночи небытия вспыхнет светильник, зажженный неведомой рукою, - это жизнь Человека. Смотрите на пламень его - это жизнь Человека.
    Читать полностью
  • katrinka_we
    katrinka_we
    Оценка:
    7

    Этот отзыв раскрывает сюжет пьесы

    Герои:
    Человек
    Его жена
    Их сын
    Некто в сером
    Соседи
    Гости
    Наследники
    Женщина-служанка
    Доктор
    Сестра Милосердия

    Заметили, что ни у одного героя нет имени? Да, это так, ибо персонажи обобщены, здесь не о конкретном лице, здесь о людях в общем.
    У Человека прослеживаются некоторые конкретные черты: он талантливый архитектор, он красив, честен, горд и независим. Его жена: красивая, кроткая, верующая, надеющаяся на лучшее.

    Некто в сером всегда сообщал печальные события. Даже когда он говорит о том, что к Человеку приедут, чтобы дать ему заказ, он сразу говорит и о том, что богатство как придет, так и уйдет.
    Этот персонаж стоит со свечой - показывает как много еще времени у Человека. Он непоколебим и хладнокровен, и когда догорит свеча, хотя она "не хочет гаснуть", закончится и жизнь Человека - так заканчивается жизнь любого человека, в конце нашего пути нас ожидает смерть - догоревший фитиль от свечи.

    Мне очень понравилась пьеса. Здесь показывается любовь, которая помогает человеку держаться на плаву. Хотя и можно назвать любовь Человека к жене эгоистичной, он все равно участвует в ее жизни и иногда, когда она теряет надежду, он подбадривает свою любимую жену.

    Везде ковры и много-много книг, от которых бывает такая живая и теплая тишина. А мы вдвоем. Там ревет буря, а мы вдвоем, перед камином...
    Нас двое. Ты хорошая жена, ты моя верная подруга, ты храбрая маленькая женщина, и, пока мы с тобой, нам никто не страшен. Эка бедность! Сегодня бедны, а завтра уже богаты!
    Разве одна я могу так сказать, как мы скажем вдвоем?

    Только их любовь помогла им пережить все трудности, которые встретились на пути этих двух людей.
    В цитатах, которые я привела выше, фигурирует слово "вдвоем". Они вдвоем и это их сила, прочно держащая их в этой жизни. К этому "вдвоем" присоединяется сыночек, связь крепнет. Но к сожалению эту третью часть отделяют... Ядро остается, хоть и сильно повреждено. А вот когда умирает жена, "вдвоем" уже не может существовать и Человек гибнет душой, но остается в этой жизни телом. У него нет опоры.
    КАК ЖЕ ВАЖНА ЛЮБОВЬ ЧЕЛОВЕКУ!

    – Не трогайте, девушки, не трогайте цветов. На них ее поцелуи – не уроните их на землю; на них ее дыхание – не сдуйте его вашим дыханием. Не трогайте, девушки, не трогайте цветов!

    – Он придет и увидит цветы!

    – Он возьмет поцелуй.

    – Он выпьет ее дыхание…

    – Как они бедны! Как они счастливы!

    Читать полностью
  • Scary_Owlet
    Scary_Owlet
    Оценка:
    5

    Это искусственное с первого взгляда становится постепенно самой жизнью, и из крайностей прорастает обычное человеческое.
    Я не могу объяснить этого. Бывает так, что в жизни сменяют друг друга события, проходят дни, годы; но общий их абрис, зыбкий словесный призрак, всплывающий в мыслях человека о себе самом - остается неизменным.

    Картины, похожие на сны, смена теней, голосов.
    Бред о жизни, который проносится перед глазами - в самом конце, когда самой жизни уже не осталось.

  • feny
    feny
    Оценка:
    4

    Творчество Андреева временами бывает страшным, все что есть в жизни неотвратимо бедственного, у писателя гиперболизировано, он не оставляет надежды, он подавляет тебя безысходностью, вводит в уныние, нагнетает депрессивное состояние. Ведь для человека естественно верить. Андреев уничтожает веру. Свет не ведом ему, тьма сродни его творчеству.

    Вот и в этой оригинальной по своей форме пьесе, рассказывающей о жизни обобщенного Человека от рождения до смерти, все с одной стороны реалистично, с другой - беспросветно. Андреев отрицает все прекрасное, доказывая, что если даже оно и есть, то это лишь временное, преходящее состояние и лишь горе, мрак – естественно в жизни любого человека. Убийственная идеология. После такого хочется светлой литературы.

    Хорошо то, что его произведения в основном небольшого формата. Концентрация и глубина горя и трагизма настолько велики, что хватает и этого количества на долгое время.
    Но парадоксально, - влечет периодически к Андрееву. Его творчество при всей безнадежности притягательно какой-то редкой фантазией, во многом жизненной, но зачастую ирреальной. Абсурд, однако. И в его творчестве, и в моих мыслях.

    Читать полностью