Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Картина мира

Картина мира
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
371 уже добавил
Оценка читателей
4.6

Для Кристины Олсон весь мир был ограничен пределами семейной фермы у небольшого прибрежного городка. Она родилась в доме, где жили нескольких поколений ее семьи. После тяжелой болезни в детстве Кристина постепенно потеряла способность ходить. Казалось, ей уготована тихая, незаметная жизнь. Но Кристина стала музой для великого американского художника Эндрю Уайета. Дружба, длившаяся почти двадцать лет, подарила миру десятки картин, написанных Уайетом в окрестностях фермы Олсонов. Сама же Кристина обрела бессмертие на знаменитой картине “Мир Кристины”. В этом романе переплелись факты и вымысел. В его фокусе – трудная судьба женщины, которая оказалась накрепко связана с судьбой одного из величайших художников двадцатого века. “Картина мира” – роман простой и пронзительный, о хрупкости жизни и силе искусства, о бремени и о благословении семейной истории, о том, что даже самый крошечный клочок мира может обратиться в картину мира.

Читать книгу «Картина мира» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Kelderek
Kelderek
Оценка:
22

« - …Можно долго-долго жить в раковине, где родился. Но однажды она делается тесной.
- И что дальше?
- Ну, дальше, чтобы жить, придется найти раковину покрупней.
- А если она слишком тесная, а ты все равно хочешь в ней жить?
Бабушка вздыхает.
- Божечки, дитя, ну и вопрос. Думаю либо нужно набраться храбрости и найти новый дом, либо жить внутри сломанной раковины».
Этот диалог между бабушкой Маммеей и юной Кристиной - сердцевина всей книги Клайн, которая рассказывает не столько об Эндрю Уайете и Кристине Олсон, сколько о двух перспективах, открывающихся в жизни каждого: перебираться в новую раковину, отправляться в дальние страны, или навсегда остаться здесь, дома.
Вечный выбор, о котором столько всего понаписано в литературе.
Что если бы Билли Бонс не появился на пороге трактира «Адмирал Бенбоу», и Джим Хокинс не уплыл бы на «Испаньоле» к Острову Сокровищ, а остался бы здесь, на берегу?
«Картина мира» Кристины Бейкер Клайн – история другой жизни Джима Хокинса. Да это девочка, да у нее проблемы с ногами. Но она такая же вострая и смышленая, любит море, старые песни и истории о морях, пиратах и сокровищах.
Велик соблазн приписать «Картину мира» к книгам, рассказывающим о ветшании традиции. Ну да, перед нами история гибели рода, печальный исход семейства отважных мореплавателей и грозных судей. Вместо людей – привидения, призраки. И болезнь Кристины как метафора гибельности всякой остановки в пути. Ты – человек, и поэтому должен скитаться по миру в поисках приключений и новой земли.
Присутствует в книге и мотив неумолимого бега времени. Таинственный загадочный мир детства по мере взросления становится обыденным и скучным, глупым и наивным, плоским. Вместо пещер с сокровищами – покосившийся дом, заросшее поле и заваливающийся забор. Вместо странствий и скитаний – рутинный изнурительный труд. Конец детства. Здравствуй, взрослая жизнь. Времена несутся вскачь, а здесь все то же поле и те же постройки. Некогда огромный мир остается за рамками небольшой привычной картины. Он - лишнее, избыточное, а потому, если говорить точнее, несбыточное. Дальние страны становятся истлевшей со временем легендой. Мир глух. Он живет где-то там по своим законам. Отчего бы и тебе не перестать что-то в нем выслушивать?
Мечты умирают. Это горько. Но в этом есть что-то стоическое. Пелена спадает с глаз и ты крепко держишься за то что у тебя будет всегда: старый дом, большое поле, соседи, с которыми бегал когда-то голоштанным к морю.
В детстве мечталось о большом. Теперь видишь как безгранично малое. Раньше влекло яркое. Теперь понимаешь, что краски тускнеют и выцветают. Начинаешь ценить блеклость собственной судьбы, смесь горечи несбывшегося и терпкости состоявшегося («временами – прибежище, временами - тюрьма»).
И все же есть нечто общее между моряком и фермером. «Жить на ферме означает вечно воевать со стихиями. Приходится выстаивать против неукротимой природы, усмирять хаос».
Все не так как мечтал. Но это твоя жизнь. Смешение чувств лишь придает ей объема и подлинности. Сломанная раковина. Кто-то должен жить в ней, кто-то может жить только в ней. Если все поразъедутся, то что останется другим?
«Картина мира» поэтому еще роман о другом пути, отличном от воспетого литературой:

В сокрытом строе мирозданья,
В безвестности его путей
Есть горький подвиг ожиданья,
Что подвига борьбы трудней...
Без дум, без снов, без слез и смуты,
Как бы в плену у стен глухих,
Какая боль считать минуты
И мерить веком краткий миг...
Так, точно на меже осенней,
Не шепчет ветер в камыше,
И лишь стоят немые тени
В изнемогающей душе...

Поэтому «Картина мира» - своего рода эстетическая полемика, манифест малой темы и рассказов о безвестном бытии. Блестящие побрякушки романтического авантюризма и незрелой эпики проигрывают в глубине неброскому месту, откуда все начиналось, земле, к которой все когда-нибудь вернутся, обыденности, сквозь которую проглядывает нечто безвременное и надмирное. «Бухта удобная», отозвался в свое время Билли Бонс об «Адмирале Бенбоу» и окрестностях. Стивенсон как-то не стал распространяться в чем конкретно в чем состояло это удобство помимо безлюдности. Но теперь я знаю, как выглядят окрестности трактира, который покинул юный Джим Хокинс. Они изображены на картине Уайета «Мир Кристины». Теперь я знаю, как сложилась другая жизнь Джима Хокинса. О ней написан роман Кристины Бейкер Клайн «Картина мира».

Читать полностью
Toccata
Toccata
Оценка:
22

Какие умницы - Эндрю Уайет и Кристина Бейкер Клайн! Какую душу они разглядели за маской почти недвижимой, молчаливой, провинциальной и пожилой женщины, какие создали образы! Посмотрите на развернутую обложку - каким развернутым кажется "Мир Кристины", каким безграничным, какая устремленность в позе женщины! А ведь муза Уайета Кристина Олсон на момент написания картины уже совсем не могла стоять на ногах. Знакомство Кристины с картиной у Бейкер Клайн - это, пожалуй, самый трогательный момент во всей книге: ее наконец поняли, и она это приняла.

Как многие люди с ограниченными возможностями, Кристина не любит жалости к себе. В общем-то, ей и расслабиться-то было некогда и было некогда себя жалеть: большая ферма требует заботы, а скидок ей делают мало. С восхитительным стоицизмом наша героиня сносит все: нагрузки по домашнему хозяйству, жалостливые и любопытные взгляды немногих соседей, невозможность продолжения учебы (а девочка была одарена) и отсутствие (почти) личной жизни. С годами Кристина становится той самой пресловутой старой девой с кошками и томиком тоже затворницы Эмили Дикинсон.

Но я не жалела. Я восхищалась. Ее мудростью и стойкостью, ее владением собой - собой внутренней, да и внешней тоже, насколько то было возможно на шатких ногах!.. Восхищалась ее созерцательностью - способностью с приязнью наблюдать из года в год смену сезонов, тепло и холод, новые выводки животных, пробегающие вдали. Тон повествования от первого лица вышел соответствующим - точным, размеренным, честным. От книги было сложно оторваться, хотя она и лишена лихих сюжетных поворотов. Кажется, в ней мало сцен с участием Уайета, но его много, очень много - ненаписанного и непишущего.

Читать полностью
Pomponiya
Pomponiya
Оценка:
22

Я хмурюсь. Я читаю эту книгу в метро и хмурюсь, читаю дома, пока разогреваю ужин и читаю в свете ночной лампы...хмурясь и хмурясь. Кажется, сильнее хмуриться просто невозможно.

А дело в главной героине и её поступках. В её, как мне кажется, преувеличенной пессимизме по отношению к себе и к своему будущему.
Я читаю, и мне кажется, что она совершает одну ошибку за другой, капризничает и боится не к месту, отрекается от возможности всё исправить, грубит родным, обижается на друзей, считает, что все испытывают к ней только жалость и видят лишь калеку, брошенку, одиночку....

В книге повествование скачет от дней, когда юный художник Эндрю Уайет приезжает на лето в Кушинг и завороженный местной природой, жизнью, а главное одиноким старым домом Олсонов и её хозяйкой - Кристиной. К дням из её прошлого, которые постепенно раскрывают и её историю и историю дома.

Кристина -калека. С детства ей трудно даются шаги, лестницы, собирание яиц, шитьё. Руки трясутся, ноги спотыкаются. Она всё время рвёт платья, проливает на себя напитки, каждая готовка оставляет на её истощённых руках ожоги.

И вот нас переносит в её детство, когда бабушка рассказывала про истории родных-моряков, про то как папа-швед застрял у местных берегов во льдах и встретил кристинину маму.

Эндрю каждый день из года в год на верхних этажах рисует и рисует мир вокруг себя, мир этого дома, где каждая дверь, каждая ракушка - это целая история. Он говорит Кристине, что хочет прочувствовать суть, истину вещей, показать ощущения и чувства, что в них скрыты.

А Кристина из-за дня в день проходит один и тот же маршрут окно - плита-кровать. Каталку она с ненавистью отвергает и если надо ползёт, скребёт, тащит себя в поле, к подруге, в сарай...
Они живут с братом Алом вдвоём.
И вот он то как раз меня поразил. Он принимал судьбу стойко и спокойно, Кристина разрушила его возможную судьбу (и это тоже меня дико злило в ней и я хмурилась), он отказался от своей мечты и остался с ней.

Она часто ведёт себя как эгоистка, упрямится в, как мне думается, в совсем не нужных моментах. Из-за минутного страха отказывается лечиться в детстве. А не откажись, возможно бы всё было не так! Когда ей приезжают помогать, когда рождается её племянник, её переполняет обида на весь мир, что у неё то нет детей, что вот они ходят на танцы и женятся. Не может радоваться за брата, не может радоваться за подругу.
И я хмурюсь, совершенно не понимая этого. если у тебя в жизни случилась такая беда, если у тебя есть недуг, болезнь, зачем же превращать свою жизнь в медленное тление? Почему не порадоваться пикнику, где играют твои племянники, не дать брату построить свою судьбу? Почему? Почему Почему? Задаю себе я эти вопросы.

Книга очень сильно меня затронула, отчасти потому, что мне самой в жизни пришлось нести бремя недуга. И если бы я так быстро сдавалась и так много злилась, то я бы не стала тем, кто я есть.

Злило в Кристине даже не отказ от помощи, а упрямство. Давай я довезу тебя на машине? НЕТ! Я поползу!
"Кристина гордая, сильная, как Америка, живучая и упрямая" из главы в главу идёт посыл из книги.
К месту ли такое упрямство? Не делает ли такая гордость ещё хуже своему хозяину? Это интересный вопрос.

С другой стороны, поспорить сложно с тем, что книга о выносливости и превозмогании трудности и суровой жизни на ферме. Кристина молодец, что сама умудрялась готовить и шить, вести хозяйство и ухаживать за больными матерью и отцом. Но насколько было б легче, если бы не всё тоже пресловутое упрямство?

Язык, которым написано произведение красивый. И хрустальные звёзды, и трескучий воздух и всё так прекрасно ощущается. И суровость и морской ветер, и жёсткие травы. Почти как на картинах Уайета.

В самом конце мне очень понравились послесловие от автора, где она рассказывает о том, как в детстве ей подарили картинку с изображением "Мира Кристины" (а это картина с обложки) и как она фантазировала, что же это за загадочная девушка. Основа книги: семья Олсонов, история с ведьмами, Кристина, её брат, мама и папа, художник Эндрю и его дети - всё это правда и настоящая история. Автор только придала красок и немного художественного вымысла, но в целом, почувствовалось всё это сильно.

А вот и те самые картины, что рисовал Эндрю Уайет, вдохновляясь своей музой - Кристиной (а она таковой являлась для него почти 30 лет) и её домом. Её миром. Миром Кристины.

Кристина:

Вид с крыши дома Кристины:

Занавески Маммеи (бабушки Кристины), что каждый день развеваются на морском ветру десятилетиями и истончились почти до состояния паутинки:

Та самая синяя дверь Кристины, а слева дверь её брата - Ала.

"Ты как-то сказала мне, что видишь себя девочкой.... Такую я тебя и изобразил. Я хотел показать, что поле, будто волна, как целая огромная планета. А ты в центре. Ты и тянешься к дому, но в тоже время и боишься. волосы жёсткие как трава, руки впиваются в землю, розовое платье выбелено, как кости, выжженные на солнце... Часть, но целое."

Читать полностью
Лучшая цитата
Это смело – выстаивать против тяги привычного. Быть влюбленным в собственные нужды. Я с привычным борюсь каждый день.
В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Книги, которые понравятся маме»