Книга или автор
4,1
186 читателей оценили
185 печ. страниц
2020 год
18+

В оформлении обложки использованы материалы с https://www.shutterstock.com.

Глава 1

Анна

– Анна! – донесся до меня голос Терезы. – Тебя зовет мадам! Она у себя.

Я вздрогнула, едва не выронив шитье, и уставилась на девушку. Та приосанилась и пригладила длинные черные волосы. Именно за сочетание смуглой кожи, черных волос и ярко-карих глаз ей и дали имя Дикая Роза. Все в борделе носили цветочные имена.

Но с чего бы мадам Клариссе звать меня? Вечер только начался, все девушки спустились вниз, а я как обычно шила в своей комнате… Меня охватила дрожь. Может, хозяйка решила, что мне тоже пора выйти к гостям?

Поднявшись, я отложила шитье в сторону и на негнущихся ногах вышла из своей каморки. Кларисса ждать не любит.

– Не забудь потом закончить с моей юбкой! – выкрикнула мне в спину Тереза.

Я едва услышала ее, все мои мысли занимала предстоящая встреча с мадам. Неужели она нашла мужчину, готового выкупить мою невинность?

Строго говоря, я не была одной из ее «цветочков», я просто выросла здесь. Восемнадцать лет назад под дверь Дома утех «Цветок страсти» подбросили младенца. На одеяле было вышито «Анна», и это все, что известно обо мне. Почему-то Кларисса не отдала меня в приют, а взялась воспитывать сама. Как ни странно, детство у меня было довольно счастливым – женщины, скучавшие по своим детям, щедро одаривали меня материнской лаской. Когда я немного подросла, то начала выполнять нехитрую работу – протирала полы, помогала на кухне… А позже мадам позволила мне учиться шитью у ее подруги-модистки миссис Элен Джексон, что жила в городе.

Я надеялась, что вскоре уеду из борделя и начну новую жизнь, но в прошлом году Кларисса заявила, что я должна отплатить за ее доброту услугой – своим телом. Ведь она не просто так растила меня столько времени – утирала сопли, вызывала мага-лекаря и покупала игрушки.

Я возражала, плакала, умоляла… Однако мадам осталась непреклонна – по документам она являлась моей опекуншей и могла распоряжаться мною вплоть до двадцати одного года. Наверняка состряпать такой документ ей помог один из любовников!

В тот же вечер я сбежала в город и попыталась лишиться невинности с парнем, что подрабатывал в лавке миссис Джексон. Тот давно интересовался мной, дарил крохотные букетики цветов и норовил проводить. Уж лучше так, чем за деньги. Однако стоило ему прикоснуться ко мне, как нас обоих скрутила болезненная судорога, – Кларисса позаботилась и об этом. В моем браслете, подаренном на четырнадцатилетие, был артефакт, с помощью которого она могла контролировать меня.

И вот незадача: снять его невозможно.

Неужели Кларисса решила, что мое время пришло? Ведь я обшивала почти всех девушек в Доме, работала от зари до зари! Я отрабатывала свое содержание и надеялась погасить долг – деньги, что были потрачены на меня за эти годы.

Стиснув зубы, я сделала глубокий вдох, чтобы подавить зарождающуюся панику. Сперва нужно выяснить, в чем дело.

Мадам принимала в своем будуаре на втором этаже. Странно, что она вообще заперлась у себя, – обычно она встречала первых гостей лично.

Для того чтобы подняться к ней, мне пришлось пройти по салону. Я набросила на голову капюшон и проскользнула внутрь. Здесь уже звучала музыка из новомодного магофона, газовые лампы были приглушены. Одетые в полупрозрачные платья девушки порхали между мужчинами, с удобством расположившимися на диванах. Слышался звон бокалов, женский смех и чье-то прерывистое дыхание. Как бы того покрасневшего старикашку не хватил удар – такое уже случалось в прошлом году.

К счастью, благодаря моей одежде и торопливости, с которой я преодолела зал, мне удалось прошмыгнуть практически незамеченной. Лишь один из мужчин – блондин лет тридцати в баснословно дорогой рубашке, потягивающий виски, – проследил за мной взглядом. К горлу подкатил ком, а вдоль спины пробежал холодок. Что-то мне не нравится этот тип. Уставился на меня, когда вокруг него вьются сразу две девушки.

Взбежав по лестнице, я остановилась перед дверью мадам и сделала глубокий вдох. Прародитель, пожалуйста, пусть все обойдется! Я быстро постучала и, дождавшись разрешения, вошла внутрь.

Мадам возлежала в своем любимом кресле и курила сигарету через изящный мундштук. Роскошные медные волосы рассыпались по плечам, сорочка обрисовывала аппетитную грудь и осиную талию. В свои пятьдесят три она выглядела на сорок – девушки поговаривали, что немалая доля прибыли уходила на молодильные настойки магов.

– Анна, девочка моя! – обрадовалась Кларисса и обдала меня облаком сигаретного дыма.

Я похолодела – уж слишком довольной она выглядела. Кларисса вообще редко была довольна. Даже когда в прошлом году ей удалось избежать долговой тюрьмы, она и то не была так счастлива.

– Вы хотели видеть меня, мадам? – спросила я и тут же добавила: – Если вы о платьях для Истинной ночи, то все будет готово в срок!

– О, это не важно, я вызвала тебя совсем по другому поводу! – отмахнулась мадам. – Я нашла для тебя покровителя.

Сердце оборвалось, и я пошатнулась. Рухнув в ближайшее кресло, отчаянно покачала головой:

– Но я ведь хорошая швея и приношу вам немало пользы!

– Знаю-знаю, – поморщилась Кларисса. – И предлагаю тебе сделку. Если ты будешь умницей, то уже через пару дней получишь свободу. Сможешь покинуть Дом утех и отправиться на все четыре стороны.

Я удивленно вскинула брови. Конечно, все это звучало соблазнительно… но отдавало чем-то противозаконным.

– И что же мне нужно сделать? – напрягшись, спросила я.

– Сущую мелочь. – Кларисса стряхнула пепел и повела обнаженными плечами. – Выкрасть мою долговую расписку.

Я поперхнулась воздухом и возмущенно уставилась на нее.

– Но я не воровка!

– Зато слабая магичка, – усмехнулась мадам. – Думаешь, не знаю? Я знаю обо всем, что происходит в стенах моего заведения.

Я озадаченно прикусила язык. Я действительно полагала, что мой дар является тайной. Его и даром-то сложно назвать – ни один уважающий себя маг не взял бы меня в ученицы.

– Вряд ли магия поможет, – покачала я головой.

– Тогда возьмешь тем, что под платьем. Девица ты красивая, все при тебе. Глаза синие, волосы роскошные – светлые и кудрявые. У тебя лучшее тело среди всех моих «цветочков»! Знаешь, сколько гостей предлагали за тебя задаток? А ведь ты даже не выходила в салон, просто крутилась рядом. Я всегда отказывала – цени мою заботу.

Да уж, та еще забота. Отказать, чтобы потом пристроить повыгоднее!

– Я так понимаю, выбора у меня нет? – вздохнула я.

Кларисса кивнула:

– Можешь, конечно, остаться содержанкой. Но я бы предпочла, чтобы ты решила и мою, и свою проблему.

– Тогда я должна больше знать об этом.

Мадам поморщилась, но, видимо, сочла мое требование справедливым. Откинувшись в кресле, она на пару секунд замолчала, а потом заговорила.

– Пару лет назад я почти разорилась и взяла деньги в долг не у того человека. Он помог мне, но требовал новую девочку каждую ночь. И не все возвращались целыми. Джек Рэй перекупил мою долговую расписку, но поставил ряд условий… Подробности значения не имеют, важно лишь то, что я хочу от него избавиться.

– А не избавится ли он от меня, если я уничтожу расписку? – фыркнула я.

– Не беспокойся об этом. По документам ты принадлежишь мне, я ведь все еще остаюсь твоей опекуншей. Джек Рэй получит тебя в подарок, я словно… одолжу тебя и заберу обратно, когда потребуется. Он не посмеет тронуть тебя, даже если узнает о расписке.

«Не посмеет» – очень обнадеживающе. А еще говорят, что в Тарве нет рабства! Официально нет, но фактически опекун имеет полную власть над своим подопечным, может заставить его работать и даже продать.

Я вздохнула, обхватив себя за плечи. Что меня ждет? Стоит ли надеяться, что Кларисса не лжет и кража расписки – плевое дело? И не тот ли это Джек Рэй, который прикупил старый лес на окраине? Над ним долго потешались в газетах – мол, лес этот уже четверть века как засох…

– Хорошо, – выдохнула я. – Я попробую.

Кажется, во взгляде Клариссы промелькнуло сочувствие:

– Собирай вещи, Анна. Ты отправишься к новому хозяину.

Хозяину? До чего же отвратительное слово!

Вернувшись в каморку, я в бессилии хлопнула дверью. Я до последнего надеялась, что мадам лишь грозится продать мою невинность. Но дело не ограничится ею – мне придется переехать к «хозяину». И только Прародитель знает, как он будет со мной обращаться.

Я с силой дернула ненавистный браслет и глубоко вздохнула, смаргивая набежавшие слезы.

Хватит жалеть себя, Анна! В твоей жизни случалось всякое, но ты никогда не сдавалась. Мадам права, я предпочту выкрасть расписку и получить свободу. И желательно сделать это как можно быстрее!

Немного успокоившись, я достала из-под кровати саквояж и побросала туда все необходимое: пару платьев, блузы и длинные юбки, три смены белья, дополнительную пару обуви.

Остановившись, окинула взглядом спальню. Одеяло, в котором меня принесли, – единственная память о родителях, любимые книги, швейные принадлежности… Ничего из этого я не взяла, еще надеясь вернуться в Дом утех.

На лестнице мне встретилась Салли – моя единственная подруга в борделе, гости знали ее под именем Незабудка. Когда девушка увидела мой саквояж и плащ на сгибе локтя, ее голубые глаза удивленно распахнулись:

– Анна, ты уезжаешь?!

– Мадам нашла мне покровителя, – мрачно отозвалась я. – Я переезжаю к нему.

– О, мне так жаль, – сочувственно протянула Салли. Она знала, что я хотела избежать подобной участи. Выудив из недр платья крохотный флакон с зеленоватой жидкостью, она вручила его мне. – Ты знаешь, как им пользоваться.

Мадам исправно покупала капли от нежелательной беременности для своих девушек. Не думала, что они мне понадобятся.

– Три капли на стакан воды, – со вздохом подтвердила я.

Салли порывисто обняла меня.

– Удачи! Может, тебе повезет и твой хозяин окажется не таким уж противным?

Я пожала плечами и, распрощавшись с подругой, направилась к мадам. Что я вообще знала об этом Джеке? Судя по статьям в газетах, он редкостный чудак. Хорошо, если безобидный. А вот его магографий в газетах не было – не того полета птица, – потому я понятия не имела, как он выглядит.

– Рада, что ты не стала делать глупостей, – удовлетворенно кивнула мадам, когда я вновь вошла в ее будуар.

– Что теперь? – вскинула подбородок я.

Как же, наделаешь тут глупостей, когда на мне браслет! Кларисса встала и, покопавшись в шкафу, вытащила стопку белья – сплошь атлас, кружево и шифон.

– Нельзя ударить в грязь лицом перед Рэем. Не вздумай появиться перед ним в своем белье – ни одного мужчину не воспламенят твои страшные одежки, – усмехнулась мадам.

Я со вздохом сложила одежду в саквояж – спорить с Клариссой бесполезно. Туда же перекочевали и несколько флаконов с шампунем, маслами для тела и прочим-прочим. Пришлось даже вытащить кое-что вытащить, чтобы все вошло.

– Зачем мне столько?

– Продолжай ухаживать за собой, как это принято в «Цветке страсти», – велела мне Кларисса.

Я скривилась.

– Я не задержусь в его доме.

– Умница! – улыбнулась мадам и окинула меня задумчивым взглядом. – Может, тебе тоже стоит дать цветочное имя, как и всем моим девочкам?

Меня замутило от отвращения, и я отчаянно помотала головой.

– Меня зовут Анна!

– Да, ты права. Пускай Джек сам назовет тебя, мужчинам это нравится.

Мадам отвернулась к столу и принялась копаться в ящике. От раздавшегося звона меня передернуло. Неужели ошейник?

Невольно я отступила назад и вскинула руку к шее. Многие гости любили такие игры, но я и не думала, что мне когда-нибудь удастся примерить подобное «украшение». Впрочем, мне повезло – мадам вдруг замерла и покачала головой:

– Вряд ли Джеку это понравится. Но ведь нужна какая-то вещь, демонстрирующая его власть над тобой!

Не успела я обрадоваться, как Кларисса повернулась, держа в руках тонкую цепочку.

– Это еще что? – нахмурилась я.

Кларисса велела снять туфлю и чулок. Заставив меня сесть в кресло, она собственноручно застегнула на моей лодыжке цепочку, одновременно что-то пробормотав. Очередной артефакт! Замок защелкнулся с громким скрежетом, кожу под цепочкой закололо, и на мгновение серебристый металл ослепил меня.

– Отлично! – кивнула мадам и поднялась.

Я неверяще ощупала цепочку – теперь на ней не было замка, вообще не было! Да это точно такой же рабский ошейник, пусть и на лодыжке. Только теперь я окончательно поняла, как влипла. Теперь я принадлежу не только мадам, но еще и Джеку Рэю! В глазах закипели слезы, но я усилием воли заставила себя сдержаться и вскинула подбородок.

– И что это украшение дает моему «хозяину»? – едко спросила я.

– Ничего серьезного, – пожала плечами мадам. – Джек будет знать, где ты находишься с точностью до дома. Но разобрать на первом ты или втором этаже не сможет, не беспокойся. Цепочка не в силах принудить тебя к близости, но я надеюсь на твое благоразумие…

Кларисса не договорила, но я поняла, о чем она – он и безо всякого артефакта заставит разделить с ним постель. Я, конечно, довольно высокая, но с мужчиной мне не справиться.

– Я поняла.

– И не вздумай рассказать Джеку о нашей маленькой сделке. – Кларисса многообещающе прищурилась. – Помни, что твоя жизнь по-прежнему принадлежит мне.

Стиснув зубы, я кивнула и быстро оделась, стараясь не обращать внимания на прохладный металл, плотно прилегающий к коже. Это всего лишь временное неудобство, скоро я избавлюсь от артефакта.

Стоило закончить, как в дверь постучали. Кларисса, пригладив рыжие волосы и облизнув полные губы, сама отворила гостю. На пороге я увидела незнакомого блондина – того самого, что глазел на меня в салоне.

– Мистер Янг! Анна уже готова.

Мужчина пристально посмотрел на меня, и я нервно передернула плечами. Из-за падающей на глаза челки я не могла понять, что таится во взгляде гостя. Интерес? Брезгливость?

Мадам Кларисса вручила Янгу плоский камень – ключ к моему артефакту на лодыжке, и я с тоской проследила, как мужчина опускает его в карман.

– Рад с тобой познакомиться, Анна Найт, – кивнул мне гость. – Меня зовут Стивен Янг, я помощник и друг Джека Рэя. Я отвезу тебя в его дом.

Не успела я ответить, как мужчина отобрал у меня саквояж. Нервно сглотнув, я посмотрела на улыбающуюся мадам Клариссу и вышла из будуара вслед за мистером Янгом.

Что ж, мы еще посмотрим кто кого, Джек Рэй!

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг