Книга или автор
4,0
3 читателя оценили
273 печ. страниц
2019 год
18+
5

Часть первая

Глава 1

Я взялась за ручку аудитории номер триста два и замерла в нереши-тельности…

Ну конечно, бегать по темным переулкам не страшно, а появиться перед первой группой вдруг оказалось пугающим. Черт, Влада, да за-ходи уже – ты сама теперь преподаватель!

Глубоко вдохнула и рывком открыла дверь. Спокойно прошла на свое место, не прислушиваясь – пока – к раздавшимся шепоткам. Я знала, что они видели: стройную брюнетку в простых слаксах, свобод-ной рубашке и очках. Типичный «чулок», но, на этот раз, весьма сим-патичный, молодой и неопытный.

Что ж, пусть хоть немного побудут в неведении по поводу моего ха-рактера. И неопытности.

– Меня зовут Владлена Александровна, можно Влада Алексан-дровна, обращение на «вы». – обернулась я к аудитории и вниматель-но осмотрела первокурсников. Довольно много народу – в моем уни-верситете на Историческом факультете направление «Археология» учи-лось поменьше.

– Я буду вести у вас на первом курсе два предмета. «Основы ар-хеологии» и «Полевая археология», именно со мной вы поедете на лет-нюю практику на раскопки. Это ваши основные предметы по данной специальности, наравне с теми историческими дисциплинами, которые вы выбрали. Но и дальше мы с вами не расстанемся. У второго и треть-его курса я веду специальности и семинары по «Древним цивилизаци-ям» и «Магическим предметам».

– Так вы маг? – выкрикнул кто-то с третьего ряда.

– Нет, не маг – улыбнулась. – Мы будем изучать, скорее, вещи, исконно считавшиеся особенными. Как вы знаете, магические предметы были у всех цивилизаций – те, что они наделяли магическими свой-ствами, и пока не до конца разгаданы ни нашими учеными… ни магами. Вот ими мы, в дальнейшем, займемся.

Я еще раз внимательно осмотрела студентов. Ага, есть три слабень-ких свечения ауры. Скорее всего, будущие артефакторы или «исследо-ватели древних».

Скажу сразу. Автоматов у меня не будет. Я впервые преподаю, по-этому собираюсь стать строгим, но справедливым учителем – считайте это моими пока нереализованными амбициями – раздались смешки. – И я хочу, чтобы вы полюбили эту науку, так, как люблю её я, поэтому постараюсь дать по максимуму.

– А сколько вам лет? – снова звонкий голос с третьего ряда. При-гляделась – симпатичный парень, окруженный девчонками. Понятно, значит, местный заводила и ловелас.

– Двадцать пять, – ответила спокойно. Знаю, что выгляжу я моло-же, даже в очках и строгой одежде. Генетика, ничего не поделаешь.

Ну, и не только.

– Встречаться мы будем практически каждый день, пары не первые, так что «проспал» для меня оправданием не станет, – снова смешки. – Посещаемость отмечать не буду, но время от времени собираюсь про-водить опросы и контрольные – без предупреждения; советую всё-таки выполнять задания и учить то, что я задаю. Потому как за невыполнен-ную контрольную или за пропуск я ставлю «неуд». Один «неуд» никак не повлияет на мое отношение к вам на экзамене, два неуда заставит за-думаться, три – будет означать минус один балл. Двойка на экзамене – курс не засчитан. Те, кто в силу своей, скажем так, безалаберности окажется со сплошными неудами – неважно, по причине своего отсут-ствия или знаний – к практике и экзамену допущены не будут. А зна-чит, курс не сдадут. И пересдачи у меня нет. Так что, если вы захотите получить диплом по специальности, вам придется проходить всё зано-во.

Студенты приуныли.

– А если причина…уважительная? – томно протянула девица с предпоследнего ряда. Странно, обычно такие не учатся на историче-ском. Грудь четвертого размера, белокурые локоны, боевая раскраска и декольте. Уверена, она на каблуках и в короткой юбке, даже под стол заглядывать не было необходимости.

– Например какая? Смерть? – спросила я язвительно.

– Ну мало ли… Дела-а… – нахально снова протянула девица.

– Ну если «дела-а», тогда конечно – я мило кивнула, и первый курс снова заулыбался и начал переглядываться – Только «дела-а» придется подтверждать официально… или проверять с помощью «лож-ки».

– Опять эти маги… – прошипела девица и народ зашумел, согла-шаясь.

– И не говорите, – я усмехнулась – Никакого от них спасения. Кстати, они настолько наглые, что не только передали мне в пользова-ние "ложку", но и поставили за лето на все аудитории, по заказу ректо-ра, защиту от списывания. Ужас, правда?

Все, добила. Пора было переходить непосредственно к теме лекции. Но меня прервали.

– Так если вы столь … хм, неопытны… откуда же такая кровожад-ная система? – а вот этот голос мне показался опасным. Для моего ав-торитета. Я внимательно посмотрела на говорящего. Хм, и не только для авторитета. С ним точно будут проблемы.

Высокий и мускулистый – вон как возвышаются над столом плечи; лицо словно высечено из камня. Длинная темная челка, синие глаза. Жесткий, оценивающий взгляд – если у него в семнадцать такой, что дальше то будет? Четко очерченные чувственные губы. Еще раз внима-тельно присмотрелась – нет, ауры мага нет, магнетизм все-таки при-родный, человеческий. Странно, что рядом ни одной девочки, только пара парней.

– У меня были великолепные учителя, – ответила я и, наконец, от-крыла журнал. Сорок один человек. Сорок одно идеальное прикрытие.

Впрочем, к науке я была также неравнодушна.

Что ж, приступим. У меня отличная память на лица и имена, так что пора познакомиться поближе с первыми учениками. А потом незаметно просмотрю еще личные дела тех трех магов.

* * *

– Влада Александровна! Можно с вами поговорить?

Первый день выдался напряженным: знакомство с группами, препо-давательским составом, расписанием, общими правилами. К тому же, мне пришлось столкнуться с определенным недоверием и неприятием. Я была чужачкой: только переехала в Москву и не училась в этом универ-ситете; да еще и оказалась самым молодым преподавателем. И это вы-звало настороженное и не всегда любезное внимание.

Сейчас мне просто хотелось уйти домой, но я с улыбкой обернулась:

– Да, Мария?

Посмотрела на подошедшую девушку, одну из магов, которую заме-тила на первой лекции и воспроизвела в уме её личное дело. Семна-дцать лет, золотая медаль, коэффициент "ноль-три" – не развивала. На последней проверке подписала отказ от использования.

За такими отказами, как правило, стояла неприятная история: не обязательно трагичная, но травмирующая. И свою задачу, если уж жизнь меня сталкивала с такими людьми, я видела в определенной им помощи. Пусть это и не имело отношение к моей работе. Ни к одной из двух. Да и было запрещено Кодексом. Но на подобные нарушения смотрели сквозь пальцы. А я просто не могла пройти мимо.

– Вы сказали… – девушка была явно смущена – Ну, на лек-ции…Что многие ученые утверждают теперь, что с появлением магии наука умерла, но археологии это не касается… Она получила новый ви-ток развития и…

– Стала совершенно другой. И теперь у магов, которые решили за-няться этой наукой, имеются огромные перспективы, – я улыбнулась, закончив за неё.

– Вы и правда так думаете?

– Конечно.

– То есть дар, он может…

– Помочь.

– Даже если до этого только…мешал?

– Да.

– Я хочу стать хорошим археологом. Очень…

– Если хочешь, то станешь им, независимо от магических способно-стей.

– То есть вы знаете, что у меня… – глаза Маши расширились.

– Преподавателей предупреждают об этом. Это не противоречит правилам.

– Понятно, – девушка закусила губу, будто останавливая слова, которые хотели сорваться с губ. Вздохнула, поблагодарила и двину-лась обратно. Я внимательно посмотрела ей вслед.

Что ж, пусть идет – торопиться не было необходимости.

* * *

– Вла-а-да-а… – протянул Тимур.

Я поморщилась – терпеть не могла, когда мое имя так тянули – и начала раздеваться. Очки – с простыми стеклами – полетели в одну сторону, рубашка – в другую. Черт его знает, зачем я придумала этот образ, но не одеваться же в университет как Индиана Джонс? Пусть об археологии у меня до сих пор были весьма романтичные представле-ния.

Вернулась к телефону.

– Говори.

– Есть повод для встречи, – мужчина сделался серьезен. Не видя его, предположила, что он нахмурился и потер подбородок. С Тимуром мы были знакомы совсем недолго, но он сразу мне понравился. Вдум-чивый, ироничный, спокойный. Идеальный партнер. Я даже начала за-думалась о том, чтобы чуть усложнить наши партнерские отношения.

– Хороший повод?

– Плохой.

Тяжко вздохнула. Что ж, плохой повод был еще важнее.

– Как обычно?

– Ага.

Как обычно означало переулок в центре города, к которому вели три явных и еще два неявных пути.

– Буду через два часа.

Джинсы, майка, удобные ботинки, темная кожаная куртка, наушни-ки. Как у людей в черном, у меня было несколько таких «костюмов», практически идентичных друг другу. Что поделать, если в них удобно и невозможно привлечь излишнее внимание – так одевалась половина города.

Я вышла из дома и нырнула в метро, в котором было по – вечер-нему многолюдно. Знаю, многие не любили спускаться под землю и толкаться среди хмурых собратьев, но мне, почему то, нравилось. Я была здесь своя. Одна из многих. И получала при этом ту степень оди-ночества, какую желала.

Толпа вынесла меня на улицу, где почти стемнело, и я спокойно, прогулочным шагом пошла вдоль улицы. Вот и нужный поворот. Направо, налево, еще раз налево. Со стороны могло показаться, что у меня нет никакой цели. Хотя, со стороны никто на меня и не смотрел. Иначе я бы почувствовала.

Вот и нужное место. Сквозной переулок, сквер, на котором приюти-лась единственная лавочка. Я села на нее и, будто задумавшись о чем-то, достала сигарету. Дурная привычка, но меня она точно не погубит; зато позволит в подобных обстоятельствах сделать вид, что я просто решила перекурить.

И ко мне всегда можно было подойти попросить зажигалку.

Тимур опаздывал. Я поняла это спустя две минуты. Спустя еще пять – напряглась. Через десять – занервничала. Я все еще сидела на ла-вочке, внушая редким прохожим миф о расслабляющем воздействии курения, но сама при этом пыталась нащупать след. Хоть малейший, который мог бы прояснить для меня ситуацию.

Ничего. Совсем глухо.

По логике, это должно было меня успокоить, но по факту взволно-вало еще сильней. Потому что мир не может существовать без следов. Без обрывков мыслей, действий, связей. А здесь, как будто…

Я прислушалась к себе.

Стерто? Не может быть… Неужто, кто-то воспользовался «ласти-ком»? И если это так, то могло означать лишь одно…

Сердце рухнуло вниз, а дыхание прервалось.

Спокойно, Влада, не делай резких движений.

Заставив себя встать медленно, а не вскочить и метнуться в укрытие, я отошла к стене и незаметно осмотрелась. Вроде бы никого. Но и партнера я не слышала. Глубоко вдохнула и снова прошлась по окру-жающему пространству. Все мои органы чувств были обострены до предела: я ловила запахи города, звуки, человеческие эмоции, голоса, вкус воздуха, разносящего события. Мне нужно было понять одно…

Вот оно. Всплеск паники, тонкий взвизг, на грани слышимости, и дальше суета.

В квартале отсюда.

Я быстро пошла в ту сторону, понимая, что там увижу.

И действительно, за углом одного из зданий, в тупике, уже стояло несколько человек. Они окружили тело, нервно переговариваясь.

Молодой мужчина, блондин, лежал навзничь возле стены. На его боку расползалось темное пятно. И как то сразу становилось понятно, что он мертв и сделать ничего невозможно. Сглотнула и вышла вперед:

– Я врач, пропустите, – голос из-за подступивших слез звучал хрипло.

Быстро ощупала Тимура, стараясь не думать о том, что разговари-вала с ним пару часов назад. Так, ни бумажника, ни телефона, ни коль-ца, которое я на нем помню. За телефон я не беспокоилась – мы нико-гда не сохраняли в них действительно важные номера, а звонки были запрограммированы таким образом, чтобы исчезать сразу по оконча-нии разговора. Но пропажа остального говорила о том, что дело реши-ли обставить как ограбление.

– Ничего не поделаешь, – объяснила я собравшимся по окончанию осмотра. Голос у меня дрожал, но вряд ли это кто-то заметил, – Нужно вызвать полицию.

– Уже вызвали… – принялась объяснять женщина, держащая за руку еще одну, слегка повизгивающую – они, скорее всего, и нашли тело – но я уже не слушала. Спокойно зашла за спины взволнованных людей и быстро двинулась прочь, пока никто меня не запомнил.

Мне нужно было позвонить, но сначала следовало справиться с соб-ственными эмоциями. А также обдумать всё, что я видела, пока картин-ка не подернулась дымкой времени.

Итак, следов действительно не было, но даже "ластики" не могли стереть намерений. Мужчину убили целенаправленно и строго по зада-нию.

И вот здесь начиналась самая большая проблема. Да, его могли вы-следить, но зачем? Ни я, ни Тимур не занимались такими делами, за ко-торые стоило убивать. Мы не следили за крупными шишками, не штур-мовали сошедших с ума отшельников, не участвовали в вооруженных конфликтах. Фактически, в нашу задачу входил анализ и «раскрутка сюжета», и это никогда никому не мешало…

До сегодняшнего дня.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг
5