ESET_NOD32

Рецензии и отзывы на Моя жизнь в искусстве

Слушать
Читайте в приложениях:
423 уже добавили
Оценка читателей
4.76
Написать рецензию
  • serafima999
    serafima999
    Оценка:
    45

    Верю!

    О Станиславском слышал даже тот, кто далек от театра. Так уж сложилось, что благодаря известной байке-анекдоте даже бабушки-скамеечницы, обсуждающие любимые мыльные сериалы, и дворовые подростки, рассуждающие о том, кто круче, Росомаха или Локи, с умным видом говорят о том, что существует она, Система Станиславского. Знаю не понаслышке, личное наблюдение.
    Великий артист, режиссер, педагог... Станиславский стал тем самым Проводником, этаким связующим звеном между нашим миром и миром Искусства. Разрабатывая свою Систему, он действовал интуитивно, методом проб и ошибок. И самое замечательное для меня в нем то, что на страницах его книги нет рефрена я-Станиславский. Он прост и искренен. А все потому что Константин Сергеевич и сам стремился, и от других требовал следовать простому правилу:

    Прежде всего научиться любить искусство в себе, а не себя в искусстве.

    Станиславский прошел непростой путь. Сейчас в это сложно поверить, но легендарный основатель МХАТа начинал свою актерскую карьеру, как простой копировальщик. И ему потребовалось немало времени, стараний и страданий, чтобы избавиться от своего навязчивого альтер-эго, "оперного баритона в испанских сапогах".
    В книге уделяется немало внимания понятиям актерского чувствования и творческого самочувствия. Первое - это жуткий набор штампов, клише и фальши - словом, всего того, что именуется театральщиной, бутафорщиной... Станиславский, будучи живым свидетелем того, как старое умирает, а новое еще и не думает зарождаться, был принужден блуждать в потемках, пытаясь найти источник света.
    И он его нашел. В самом себе. Да, этим живительным источником стал он сам.
    Вся суть Системы, если кратко, выглядит так: талант + интуиция+ техника. Современный театрал и киноман, не знающий тонкостей закулисной работы, конечно, только поморщится скептически. Мол, знаем, мол, плавали: актер должен не играть, а жить, и т.д и т.п. Но тот, кто имеет к театру или кинематографу хоть какое-то отношение, в курсе того, какой это титанический труд - играть на сцене.
    Вот возьмем, к примеру, Олега Даля. Или Смоктуновского. Каждый, кому повезло увидеть их на сцене, восхищались не только мастерством, но и тем, что верили. Ведь каждый из этих артистов всякий раз переживал на сцене не надуманные, а настоящие чувства (к слову, Смоктуновский, играя своего Мышкина, каждый раз (!) краснел в ключевом диалоге с Аглаей). А все почему? Да потому что в этом случае актер не влезал в шкуру своего героя, а просто был им.
    А как это - быть на сцене Гамлетом, Дон Жуаном, Моцартом, Скупым Рыцарем... и т.д.? Вот это-то и называется по Станиславскому творческим самочувствием. Актер сначала должен поверить себе в образе. Затем призвать на помощь интуицию и талант. Ну а далее - уже дело техники. Актерской, разумеется.
    Главной интригой книги для меня была история взаимоотношений Станиславского с Немировичем-Данченко. Из многочисленных баек и анекдотов нам известно, что они не ладили, и, мягко говоря, недолюбливали друг друга. Однако, сам Станиславский все эти домыслы опроверг. О своем коллеге и друге он отзывается с исключительным теплом и уважением. Вместе они создали немало шедевров, и, имея незначительные разногласия, были, в общем-то, единым целым. Откуда взялись эти байки, догадаться, в общем, несложно. Но обращать на них внимание едва ли стоит.
    Константин Сергеевич был свидетелем событий, которые перевернули ход мировой истории. Он видел, как зарождается главный конкурент театра, кинематораф. Он был знаком с Чеховым, Толстым, Чайковским и Метерлинком. На его глазах родились и выросли как актеры такие легенды, как Москвин, Качалов и Вахтангов. И воистину дико звучат слова некоторых либеральных, "левых" режиссеров и артистов о том, что, мол, "Система" отжила свое, что сейчас нужно что-то другое.
    Ломать не строить... Кстати, "нового" хотелось уже во время Станиславского. Он сам, наблюдая за так называемыми "свежими веяниями", задается горьким вопросом:

    Почему, несмотря на успех внешних исканий в новом театре, он кажется таким заношенным и старым? Почему в нем так скучно?
    Не потому ли, что современное новое искусство – не вечно, а только модно?

    И тут же отвечает:

    Но беда современного искусства в том, что, в то время как внешние постановочные и актерские возможности достигли своего высшего развития, до конца исчерпаны, – внутренние творческие возможности совершенно забыты. Мало того, они легкомысленно отвергаются новаторами, которые не считаются с тем, что человеческую природу переделать нельзя и что тело без души жить не может.

    Ничто не ново под луной. И сегодня театр (да и кинематограф тоже) переживает не лучшие времена. Иначе всяких тангейзеров и эротических танцев в школах просто не было бы.

    И все же... Не все театральные режиссеры стремятся сейчас к новаторству. И далеко не все зрители стремятся удовлетворить в театре свои примитивные желания. И хочется верить, что с течением времени будет меньше "актеров", считающих свое ремесло легчайшим путем к деньгам и славе, а больше подлинных патриотов Искусства.
    Ведь

    создание искусства, родившееся на сцене, живет лишь одно мгновение, и, как бы оно ни было прекрасно, нельзя приказать ему остановиться.

    P.S. Была удивлена и оценкой, и рецензией некоей Кристины Станиславской. Через слово у нее "скучно", "неинтересно"... Читать книги (тем более, такие книги), Кристина - это не развлечение, а труд. Порой тяжкий. Зачем было насиловать себя и браться за априори неподъемное?

    Читать полностью
  • Rininelle
    Rininelle
    Оценка:
    14

    Когда брала эту книгу (по необходимости, кстати, брала), опасалась, что будет скучно. Я совсем не поклонник мемуаров. Но здесь я получила неожиданный и очень приятный сюрприз.
    Увлекательное повествование о становлении величайшего, без сомнения, деятеля театра и искусства в целом. Читаешь - видишь человека. Живого, ироничного, самовлюблённого и самокритичного одновременного, человека ищущего, творящего, переживающего...
    Конечно, есть и скучноватые места, однообразные или просто "никакие", необходимые исключительно для полноты картины.
    Но книга действительно увлекательная. Она сделала возможным соприкосновение с миром удивительным и загадочным, миром великих личностей и уникальных людей.
    Живой язык, хороший стиль, в меру юмора, в меру - мудрости и серьёзности.

    Читать полностью
  • LinaSaks
    LinaSaks
    Оценка:
    9

    Это не рецензия, а скорее так, заметка на полях.

    Константин Сергеевич фигура грандиозная. Книга показала его путь к знаменитой системе, когда он по косточкам собрал скелет, которым сейчас пользуются актеры и каждый наряжает в свое мясо.

    Удивительно увидеть путь человека, увидеть как он думал, на что опирался, с чего рос. Удивительный, трудолюбивый, ищущий каждую минуту человек.

    В общем у меня теперь есть к чему стремиться и над чем подумать.

  • Decadence20
    Decadence20
    Оценка:
    8

    Константин Станиславский. Человек, еще помнящий остатки крепостного права, сальные свечи,тарантасы, кремневые ружья... Человек, на глазах которого возникали в России железные дороги с курьерскими поездами, пароходы, создавались электрические прожекторы, автомобили, аэропланы, подводные лодки, проволочные и беспроволочные телефоны, радиотелеграфы и  двенадцатидюймовые орудия. Кто не слышал о Станиславском, тот наверняка слышал самую известную из его фраз: "Не верю!"

    Итак, о книге. Замечательное повествование, прекрасный слог. Читается очень легко, вызывает интерес к тому, что же еще произойдет в дальнейшем в жизни автора.

    Детство - прекрасная пора, когда даже негативные моменты стираются в памяти, уступая место ярким событиям. А у Константина Станиславского детство было насыщенным: было и неприятное, было и радостное. Неиссякаемые воспоминания о посещениях цирка, театра, балета и оперы того времени. Ярчайшие впечатления от выступлений певцов и артистов, которых автор запомнил по именам.

    Но были и еще исключения в смысле стихийности голосового материала. Это знаменитый тенор Таманьо. Вот какова его сила. До его первого выступления в Москве он не был достаточно рекламирован. Ждали хорошего певца - не больше. Таманьо вышел в костюме Отелло, со своей огромной фигурой могучего сложения, и сразу оглушил всесокрушающей нотой. Толпа инстинктивно, как один человек, откинулась назад, словно защищаясь от контузии. Вторая нота - еще сильнее, третья, четвертая - еще и еще, - и когда, точно огонь из кратера, вылетела последняя нота, публика на несколько минут потеряла сознание. Мы все вскочили. Знакомые искали друг друга, незнакомые обращались к незнакомым с одним и тем же вопросом: "Вы слышали? Что это такое?" Оркестр остановился, на сцене смущение. Но вдруг, опомнившись, толпа ринулась к сцене и заревела от восторга, требуя "биса".

    Отрочество и юность преподнесло Станиславскому свои положительные и отрицательные моменты. После домашнего обучения учеба в гимназии стала для Константина настоящим мучением, экзамены также не стали исключением, но были и забавные ситуации:

    Больше всего боялись письменных экзаменов греческого и латинского языка...Чуть не перед каждой партой стоял учитель или надзиратель, чтобы не допускать списывания...В результате все без исключения ученики списали свои работы у одного из товарищей. У всех были одни и те же ошибки. Весь синклит ломал себе голову, чтобы разгадать этот фокус... В чем же секрет? Ученики, которые все, кроме одного, не знали предмета, вместо того, чтобы изучать его перед экзаменом, закрыли книги и обратили всё своё внимание на азбуку глухонемых. По целым вечерам они занимались только этим. Первый ученик, писавший эзаменационную работу на высший балл, продиктовал её нам, на виду у всех, пальцами рук...

    Зрелый возраст с его многочисленными репетициями, провалами и успехами. Поиск своего истинного призвания. Вот, что Станиславский пишет об этом: "Все, конечно, знают наше актерское свойство: некрасивый хочет быть на сцене красавцем, низкий - высоким, неуклюжий - ловким. Тот, кто лишен трагических или лирических, мечтает о Гамлете или о ролях любовника; простак хочет быть Дон Жуаном, а комик - королем Лиром. Спросите любителя, какую роль он хотел бы всего более играть. Вы удивитесь его выбору. Люди всегда стремятся к тому, что им не дано, и актеры ищут на сцене того, чего они лишены в жизни. Но это опасный путь и заблуждение".

    Когда я прочитала эти слова, то невольно вспомнилась роль Гамлета в великолепном, бесподобном, уникальном исполнении В.С. Высоцкого в ноябре 1971 года. Жаль, что Станиславский не дожил до этого и не видел игры Владимира Семеновича.

    Деятельность Константина Станиславского в 20—30-е годы определялась, прежде всего, его желанием отстоять традиционные художественные ценности русского искусства сцены.

    Книга "Моя жизнь в искусстве" дарит много положительных эмоций и какое-то необъяснимое душевное тепло. Ненавязчивость повествования - одна из ее сильных сторон. Слабых - не обнаружилось. Очень рекомендую к прочтению.

    Читать полностью
  • ilovelife
    ilovelife
    Оценка:
    7
    Интересно погрузиться в атмосферу, когда на стыке веков Станиславский создал абсолютно новую систему театральных представлений и методику работы актеров. Автор сам рассказывает о своих переживаниях, смешных моментах, неудачах. Чувствуешь, что как будто беседуешь с умным человеком, который рассказывает о себе и о жизни в целом.