Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Моя жизнь в искусстве

Моя жизнь в искусстве
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.76

Константин Станиславский (1863–1938) – гениальный русский актер, театральный режиссер и преподаватель сценического мастерства. Он стоял у истоков реформации театрального искусства, был создателем уникального метода сознательного артистического перевоплощения в своего героя, обеспечивающего психологическую достоверность игры.

«Моя жизнь в искусстве» – это классический труд Станиславского, настольная книга нескольких поколений актеров, режиссеров, культурологов и психологов.

Великий педагог и реформатор рассказывает тут о своем жизненном пути, смеется над собственными ошибками, умно и ненавязчиво учит, излагает основные положения театральной эстетики и психологии сценического творчества.

Читать книгу «Моя жизнь в искусстве» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
serafima999
serafima999
Оценка:
45

Верю!

О Станиславском слышал даже тот, кто далек от театра. Так уж сложилось, что благодаря известной байке-анекдоте даже бабушки-скамеечницы, обсуждающие любимые мыльные сериалы, и дворовые подростки, рассуждающие о том, кто круче, Росомаха или Локи, с умным видом говорят о том, что существует она, Система Станиславского. Знаю не понаслышке, личное наблюдение.
Великий артист, режиссер, педагог... Станиславский стал тем самым Проводником, этаким связующим звеном между нашим миром и миром Искусства. Разрабатывая свою Систему, он действовал интуитивно, методом проб и ошибок. И самое замечательное для меня в нем то, что на страницах его книги нет рефрена я-Станиславский. Он прост и искренен. А все потому что Константин Сергеевич и сам стремился, и от других требовал следовать простому правилу:

Прежде всего научиться любить искусство в себе, а не себя в искусстве.

Станиславский прошел непростой путь. Сейчас в это сложно поверить, но легендарный основатель МХАТа начинал свою актерскую карьеру, как простой копировальщик. И ему потребовалось немало времени, стараний и страданий, чтобы избавиться от своего навязчивого альтер-эго, "оперного баритона в испанских сапогах".
В книге уделяется немало внимания понятиям актерского чувствования и творческого самочувствия. Первое - это жуткий набор штампов, клише и фальши - словом, всего того, что именуется театральщиной, бутафорщиной... Станиславский, будучи живым свидетелем того, как старое умирает, а новое еще и не думает зарождаться, был принужден блуждать в потемках, пытаясь найти источник света.
И он его нашел. В самом себе. Да, этим живительным источником стал он сам.
Вся суть Системы, если кратко, выглядит так: талант + интуиция+ техника. Современный театрал и киноман, не знающий тонкостей закулисной работы, конечно, только поморщится скептически. Мол, знаем, мол, плавали: актер должен не играть, а жить, и т.д и т.п. Но тот, кто имеет к театру или кинематографу хоть какое-то отношение, в курсе того, какой это титанический труд - играть на сцене.
Вот возьмем, к примеру, Олега Даля. Или Смоктуновского. Каждый, кому повезло увидеть их на сцене, восхищались не только мастерством, но и тем, что верили. Ведь каждый из этих артистов всякий раз переживал на сцене не надуманные, а настоящие чувства (к слову, Смоктуновский, играя своего Мышкина, каждый раз (!) краснел в ключевом диалоге с Аглаей). А все почему? Да потому что в этом случае актер не влезал в шкуру своего героя, а просто был им.
А как это - быть на сцене Гамлетом, Дон Жуаном, Моцартом, Скупым Рыцарем... и т.д.? Вот это-то и называется по Станиславскому творческим самочувствием. Актер сначала должен поверить себе в образе. Затем призвать на помощь интуицию и талант. Ну а далее - уже дело техники. Актерской, разумеется.
Главной интригой книги для меня была история взаимоотношений Станиславского с Немировичем-Данченко. Из многочисленных баек и анекдотов нам известно, что они не ладили, и, мягко говоря, недолюбливали друг друга. Однако, сам Станиславский все эти домыслы опроверг. О своем коллеге и друге он отзывается с исключительным теплом и уважением. Вместе они создали немало шедевров, и, имея незначительные разногласия, были, в общем-то, единым целым. Откуда взялись эти байки, догадаться, в общем, несложно. Но обращать на них внимание едва ли стоит.
Константин Сергеевич был свидетелем событий, которые перевернули ход мировой истории. Он видел, как зарождается главный конкурент театра, кинематораф. Он был знаком с Чеховым, Толстым, Чайковским и Метерлинком. На его глазах родились и выросли как актеры такие легенды, как Москвин, Качалов и Вахтангов. И воистину дико звучат слова некоторых либеральных, "левых" режиссеров и артистов о том, что, мол, "Система" отжила свое, что сейчас нужно что-то другое.
Ломать не строить... Кстати, "нового" хотелось уже во время Станиславского. Он сам, наблюдая за так называемыми "свежими веяниями", задается горьким вопросом:

Почему, несмотря на успех внешних исканий в новом театре, он кажется таким заношенным и старым? Почему в нем так скучно?
Не потому ли, что современное новое искусство – не вечно, а только модно?

И тут же отвечает:

Но беда современного искусства в том, что, в то время как внешние постановочные и актерские возможности достигли своего высшего развития, до конца исчерпаны, – внутренние творческие возможности совершенно забыты. Мало того, они легкомысленно отвергаются новаторами, которые не считаются с тем, что человеческую природу переделать нельзя и что тело без души жить не может.

Ничто не ново под луной. И сегодня театр (да и кинематограф тоже) переживает не лучшие времена. Иначе всяких тангейзеров и эротических танцев в школах просто не было бы.

И все же... Не все театральные режиссеры стремятся сейчас к новаторству. И далеко не все зрители стремятся удовлетворить в театре свои примитивные желания. И хочется верить, что с течением времени будет меньше "актеров", считающих свое ремесло легчайшим путем к деньгам и славе, а больше подлинных патриотов Искусства.
Ведь

создание искусства, родившееся на сцене, живет лишь одно мгновение, и, как бы оно ни было прекрасно, нельзя приказать ему остановиться.

P.S. Была удивлена и оценкой, и рецензией некоей Кристины Станиславской. Через слово у нее "скучно", "неинтересно"... Читать книги (тем более, такие книги), Кристина - это не развлечение, а труд. Порой тяжкий. Зачем было насиловать себя и браться за априори неподъемное?

Читать полностью
Rininelle
Rininelle
Оценка:
14

Когда брала эту книгу (по необходимости, кстати, брала), опасалась, что будет скучно. Я совсем не поклонник мемуаров. Но здесь я получила неожиданный и очень приятный сюрприз.
Увлекательное повествование о становлении величайшего, без сомнения, деятеля театра и искусства в целом. Читаешь - видишь человека. Живого, ироничного, самовлюблённого и самокритичного одновременного, человека ищущего, творящего, переживающего...
Конечно, есть и скучноватые места, однообразные или просто "никакие", необходимые исключительно для полноты картины.
Но книга действительно увлекательная. Она сделала возможным соприкосновение с миром удивительным и загадочным, миром великих личностей и уникальных людей.
Живой язык, хороший стиль, в меру юмора, в меру - мудрости и серьёзности.

Читать полностью
LinaSaks
LinaSaks
Оценка:
9

Это не рецензия, а скорее так, заметка на полях.

Константин Сергеевич фигура грандиозная. Книга показала его путь к знаменитой системе, когда он по косточкам собрал скелет, которым сейчас пользуются актеры и каждый наряжает в свое мясо.

Удивительно увидеть путь человека, увидеть как он думал, на что опирался, с чего рос. Удивительный, трудолюбивый, ищущий каждую минуту человек.

В общем у меня теперь есть к чему стремиться и над чем подумать.

Лучшая цитата
Я готовился к каждому спектаклю Малого театра. Для этого составился небольшой кружок молодых людей, которые все вместе читали пьесу, поставленную на репертуар театра, изучали литературу о ней, критику на нее, сами устанавливали свои взгляды на произведение; потом всем кружком мы шли смотреть спектакль, а после него, в ряде новых бесед, поверяли друг другу свои впечатления. Снова смотрели пьесу в театре и снова спорили о ней. При этом очень часто обнаруживалось наше невежество по разным вопро
Оглавление
  • Предисловие к 1-му изданию
  • Моя жизнь в искусстве
  • Артистическое детство
  • Упрямство
  • Цирк
  • Кукольный театр
  • Итальянская опера
  • Шутки
  • Учение
  • Малый театр
  • Первый дебют
  • Актерство в жизни
  • Музыка
  • Драматическая школа
  • Артистическое отрочество
  • Алексеевский кружок
  • Конкурент
  • Междуцарствие
  • Артистическая юность
  • Московское общество искусства и литературы
  • Первый сезон
  • Счастливая случайность
  • Выдержка
  • Два шага назад
  • Когда играешь злого, – ищи, где он добрый
  • Характерность
  • Новое недоумение
  • Мейнингенцы
  • Ремесленный опыт
  • Первая режиссерская работ в драме
  • Успех у себя самого
  • Знакомство с Л. Н. Толстым
  • Успех у публики
  • Увлечение режиссерскими задачами
  • Опыты с заправскими актерами
  • «Отелло»
  • Туринский замок
  • «Потонувший колокол»
  • Знаменательная встреча
  • Перед открытием Московского Художественного театра
  • Начало первого театрального сезона
  • Историко-бытовая линия постановок театра
  • Линия фантастики
  • Линия символизма и импрессионизма
  • Линия интуиции и чувства
  • Приезд Чехова
  • Поездка в Крым
  • «Три сестры»
  • Первая поездка в Петербург
  • Провинциальные гастроли
  • С. Т. Морозов и постройка театра
  • Общественно-политическая линия
  • М. Горький
  • «На дне»
  • Вместо интуиции и чувства – бытовая линия
  • Вместо интуиции и чувства – линия историко-бытовая
  • «Вишневый сад»
  • Студия на Поварской
  • Первая заграничная поездка
  • Артистическая зрелость
  • Открытие давно известных истин
  • «Драма жизни»
  • И. А. Сац и Л. А. Сулержицкий
  • Черный бархат
  • «Жизнь человека»
  • В гостях у Метерлинка
  • «Месяц в деревне»
  • Дункан и Крэг
  • Опыт проведения «системы» в жизнь
  • Первая студия Художественного театра
  • Капустники и «Летучая мышь»
  • Актер должен уметь говорить
  • Революция
  • Катастрофа
  • «Каин»
  • Оперная студия Большого театра
  • Отъезд и возвращение
  • Итоги и будущее
  • Приложения
  • Неопубликованные главы и отрывки
  • К главе «Музыка»
  • К главе «Успех у себя самого»
  • К главе «Отелло»
  • Эрнст Поссарт[254]
  • Климентовский спектакль[259]
  • К главе «Вместо интуиции и чувства – линия историко-бытовая»
  • К главе «Общественно-политическая линия»
  • Спор с художником[261]
  • Варианты
  • Малый театр
  • Новое недоумение
  • Успех у себя самого
  • Успех у публики
  • Знаменательная встреча
  • Перед открытием Московского Художественного театра
  • Историко-бытовая линия постановок театра
  • Линия символизма и импрессионизма
  • Линия интуиции и чувства
  • Провинциальные гастроли
  • С. Т. Морозов и постройка театра
  • Общественно-политическая линия
  • Вместо интуиции и чувства – бытовая линия
  • «Вишневый сад»
  • Открытие давно известных истин
  • «Жизнь человека»
  • Оперная студия Большого театра
  • Итоги и будущее
  • Список постановок К. С. Станиславского
  • Оперные постановки К. С. Станиславского (1897–1938 гг.)
  • Список ролей К. С. Станиславского
  • Указатель имен
  • Примечания
  • Примечания
  • Примечания
  • Примечания