Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Моя жизнь в искусстве

Моя жизнь в искусстве
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
439 уже добавило
Оценка читателей
4.72

Константин Станиславский (1863–1938) – гениальный русский актер, театральный режиссер и преподаватель сценического мастерства. Он стоял у истоков реформации театрального искусства, был создателем уникального метода сознательного артистического перевоплощения в своего героя, обеспечивающего психологическую достоверность игры.

«Моя жизнь в искусстве» – это классический труд Станиславского, настольная книга нескольких поколений актеров, режиссеров, культурологов и психологов.

Великий педагог и реформатор рассказывает тут о своем жизненном пути, смеется над собственными ошибками, умно и ненавязчиво учит, излагает основные положения театральной эстетики и психологии сценического творчества.

Читать книгу «Моя жизнь в искусстве» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
serafima999
serafima999
Оценка:
46

Верю!

О Станиславском слышал даже тот, кто далек от театра. Так уж сложилось, что благодаря известной байке-анекдоте даже бабушки-скамеечницы, обсуждающие любимые мыльные сериалы, и дворовые подростки, рассуждающие о том, кто круче, Росомаха или Локи, с умным видом говорят о том, что существует она, Система Станиславского. Знаю не понаслышке, личное наблюдение.
Великий артист, режиссер, педагог... Станиславский стал тем самым Проводником, этаким связующим звеном между нашим миром и миром Искусства. Разрабатывая свою Систему, он действовал интуитивно, методом проб и ошибок. И самое замечательное для меня в нем то, что на страницах его книги нет рефрена я-Станиславский. Он прост и искренен. А все потому что Константин Сергеевич и сам стремился, и от других требовал следовать простому правилу:

Прежде всего научиться любить искусство в себе, а не себя в искусстве.

Станиславский прошел непростой путь. Сейчас в это сложно поверить, но легендарный основатель МХАТа начинал свою актерскую карьеру, как простой копировальщик. И ему потребовалось немало времени, стараний и страданий, чтобы избавиться от своего навязчивого альтер-эго, "оперного баритона в испанских сапогах".
В книге уделяется немало внимания понятиям актерского чувствования и творческого самочувствия. Первое - это жуткий набор штампов, клише и фальши - словом, всего того, что именуется театральщиной, бутафорщиной... Станиславский, будучи живым свидетелем того, как старое умирает, а новое еще и не думает зарождаться, был принужден блуждать в потемках, пытаясь найти источник света.
И он его нашел. В самом себе. Да, этим живительным источником стал он сам.
Вся суть Системы, если кратко, выглядит так: талант + интуиция+ техника. Современный театрал и киноман, не знающий тонкостей закулисной работы, конечно, только поморщится скептически. Мол, знаем, мол, плавали: актер должен не играть, а жить, и т.д и т.п. Но тот, кто имеет к театру или кинематографу хоть какое-то отношение, в курсе того, какой это титанический труд - играть на сцене.
Вот возьмем, к примеру, Олега Даля. Или Смоктуновского. Каждый, кому повезло увидеть их на сцене, восхищались не только мастерством, но и тем, что верили. Ведь каждый из этих артистов всякий раз переживал на сцене не надуманные, а настоящие чувства (к слову, Смоктуновский, играя своего Мышкина, каждый раз (!) краснел в ключевом диалоге с Аглаей). А все почему? Да потому что в этом случае актер не влезал в шкуру своего героя, а просто был им.
А как это - быть на сцене Гамлетом, Дон Жуаном, Моцартом, Скупым Рыцарем... и т.д.? Вот это-то и называется по Станиславскому творческим самочувствием. Актер сначала должен поверить себе в образе. Затем призвать на помощь интуицию и талант. Ну а далее - уже дело техники. Актерской, разумеется.
Главной интригой книги для меня была история взаимоотношений Станиславского с Немировичем-Данченко. Из многочисленных баек и анекдотов нам известно, что они не ладили, и, мягко говоря, недолюбливали друг друга. Однако, сам Станиславский все эти домыслы опроверг. О своем коллеге и друге он отзывается с исключительным теплом и уважением. Вместе они создали немало шедевров, и, имея незначительные разногласия, были, в общем-то, единым целым. Откуда взялись эти байки, догадаться, в общем, несложно. Но обращать на них внимание едва ли стоит.
Константин Сергеевич был свидетелем событий, которые перевернули ход мировой истории. Он видел, как зарождается главный конкурент театра, кинематораф. Он был знаком с Чеховым, Толстым, Чайковским и Метерлинком. На его глазах родились и выросли как актеры такие легенды, как Москвин, Качалов и Вахтангов. И воистину дико звучат слова некоторых либеральных, "левых" режиссеров и артистов о том, что, мол, "Система" отжила свое, что сейчас нужно что-то другое.
Ломать не строить... Кстати, "нового" хотелось уже во время Станиславского. Он сам, наблюдая за так называемыми "свежими веяниями", задается горьким вопросом:

Почему, несмотря на успех внешних исканий в новом театре, он кажется таким заношенным и старым? Почему в нем так скучно?
Не потому ли, что современное новое искусство – не вечно, а только модно?

И тут же отвечает:

Но беда современного искусства в том, что, в то время как внешние постановочные и актерские возможности достигли своего высшего развития, до конца исчерпаны, – внутренние творческие возможности совершенно забыты. Мало того, они легкомысленно отвергаются новаторами, которые не считаются с тем, что человеческую природу переделать нельзя и что тело без души жить не может.

Ничто не ново под луной. И сегодня театр (да и кинематограф тоже) переживает не лучшие времена. Иначе всяких тангейзеров и эротических танцев в школах просто не было бы.

И все же... Не все театральные режиссеры стремятся сейчас к новаторству. И далеко не все зрители стремятся удовлетворить в театре свои примитивные желания. И хочется верить, что с течением времени будет меньше "актеров", считающих свое ремесло легчайшим путем к деньгам и славе, а больше подлинных патриотов Искусства.
Ведь

создание искусства, родившееся на сцене, живет лишь одно мгновение, и, как бы оно ни было прекрасно, нельзя приказать ему остановиться.

P.S. Была удивлена и оценкой, и рецензией некоей Кристины Станиславской. Через слово у нее "скучно", "неинтересно"... Читать книги (тем более, такие книги), Кристина - это не развлечение, а труд. Порой тяжкий. Зачем было насиловать себя и браться за априори неподъемное?

Читать полностью
brunhilda
brunhilda
Оценка:
19

Никогда не думала, что оставить отзыв на книгу может быть так сложно. Я не поклонник жанра "биография", но узнать о жизни этого человека было крайне интересно. Надо ли мне говорить о том, что Константин Сергеевич фигура особенная? Начинал он работать копировальщиком, а достиг того, что о нем даже спустя 80 лет после смерти считают великим.

Дальше...

Артист, педагог, режиссер - основатель сейчас уже школы-студии МХАТ. Он разработал систему, которую изучают все актеры в России и за ее пределами. Огромный труд, который занял целых 10 лет. Если коротко говорить о Ситсеме, то в ее основе лежит разделение актерской игры на три основных ступени:

Ремесло по Станиславскому основано на использовании готовых штампов, по которым зритель может однозначно понять, какие эмоции имеет в виду актёр.
Искусство представления основано на том, что в процессе длительных репетиций актёр испытывает подлинные переживания, которые автоматически создают форму проявления этих переживаний, но на самом спектакле актёр эти чувства не испытывает, а только воспроизводит форму, готовый внешний рисунок роли.
Искусство переживания — актёр в процессе игры испытывает подлинные переживания, и это рождает жизнь образа на сцене.

Думаю, больше раскрывать не стоит, потому что это будет очень долго. Скажу только, что по каждому из этих пунктов есть отдельная книга Искусство представления , Работа актера над собой в творческом процессе воплощения и третья часть Работа актера над собой в творческом процессе переживания .

Моя жизнь в искусстве - ведь он действительно этим жил. Станиславский отдавал работе самого себя, научил различать моменты, когда актер живет своей ролью от фальшивой маски. Ведь сейчас, как не прискорбно это осознавать, много актеров, игра которых совершенно не вызывает эмоций. Им не веришь. Я как раз столкнулась с этим сегодня, смотря сериал по книге Виктории Хислоп Остров , только здесь было с точностью наоборот. Я настолько прониклась актерской игрой, что просто забыла о том, что это постановка. Я искренне сопереживала героям, вплоть до того, что просто плакала. Вот такой должна быть игра актера, чтобы запасть в душу зрителя, чтобы не мог оторваться от просмотра, чтобы сопереживал. И знаете, я уверена, что сам Станиславский сказал бы им "Верю!"

Я не знаю, как оценивать эту книгу, да и можно ли оценивать человеческую жизнь? Но одно я знаю точно -мне понравилось то, как это было написано. Это было интересно и увлекательно, даже не смотря на то, что автобиографии я особо не люблю.

Читать полностью
Rininelle
Rininelle
Оценка:
14

Когда брала эту книгу (по необходимости, кстати, брала), опасалась, что будет скучно. Я совсем не поклонник мемуаров. Но здесь я получила неожиданный и очень приятный сюрприз.
Увлекательное повествование о становлении величайшего, без сомнения, деятеля театра и искусства в целом. Читаешь - видишь человека. Живого, ироничного, самовлюблённого и самокритичного одновременного, человека ищущего, творящего, переживающего...
Конечно, есть и скучноватые места, однообразные или просто "никакие", необходимые исключительно для полноты картины.
Но книга действительно увлекательная. Она сделала возможным соприкосновение с миром удивительным и загадочным, миром великих личностей и уникальных людей.
Живой язык, хороший стиль, в меру юмора, в меру - мудрости и серьёзности.

Читать полностью
Лучшая цитата
Я готовился к каждому спектаклю Малого театра. Для этого составился небольшой кружок молодых людей, которые все вместе читали пьесу, поставленную на репертуар театра, изучали литературу о ней, критику на нее, сами устанавливали свои взгляды на произведение; потом всем кружком мы шли смотреть спектакль, а после него, в ряде новых бесед, поверяли друг другу свои впечатления. Снова смотрели пьесу в театре и снова спорили о ней. При этом очень часто обнаруживалось наше невежество по разным вопро
В мои цитаты Удалить из цитат