Отзывы на книгу «Романтики»

4 отзыва
margo000
Оценил книгу

ФМ-2015 (8/12)

Повесть "РОМАНТИКИ".
С первых страниц меня буквально окатило волной качественной юношеской прозы: "юношеской" - и по возрасту и состоянию души автора, и по целевой аудитории повести.
Сколько юношеского: бурлящего, строптивого, максималистского, противоречивого скрыто в каждой строке, в каждой фразе.
Да и фразы сами - сочные, емкие, насыщенные образностью и смыслом. Именно юношеские. Полнокровные.

Читала с удовольствием. Прежде всего - с чисто эстетическим удовольствием.
Сам сюжет для меня был практически неуловим, да и не очень важен - ценна была атмосфера. Атмосфера юности, и атмосфера первых десятилетий прошлого века. Бунин, Бальмонт и другие эпохальные имена упоминались вскользь и в то же время очень ярко - как яркие символы-декорации того времени. Сразу в памяти всплыла чудесная (и такая же юношеская) вещь - воспоминания Ирины Одоевцевой "На берегах Невы".

Но постепенно общая атмосфера книги менялась. Это объяснимо: началась война.
Еще более ощутима стала рука мастера: я бы не рискнула его здесь назвать начинающим писателем.
Отточенное перо: временами скупое, временами страстное. Ни в коем разе не равнодушное.
Размышления о смысле/бессмысленности войны, о страшном противоречии между юностью, любовью, мечтами - и смертями, кровью, потом... Судьбы людей - разломанные, уничтоженные или закаленные войной...

И характеры героев мне показались интересными.
Главный герой, впрочем, всё же неявно прорисовывается. Он больше преподносится нам через восторженные и чуть ли не фанатичные оценки его товарищей и любящих женщин (хм, для меня тут был перебор). Однако во второй, военной, части повести уже более четко просматривалось его отношение к миру, к происходящему, к людям.. Зрелость просматривалась.
Интересна Наташа. Цельная натура. Любви ее можно позавидовать...
Неуловимо обаятельна и притягательна Хатидже. Ее Паустовский списал со своей первой жены, даже имя-прозвище сохранил... Кстати, и роман сам он начал писать в год их свадьбы (1916).

Хорошая вещь. Настоящая классика, жаль, что мало кому известная...
Давайте, может, мы поможем этому роману пробиться к людям?...

George3
Оценил книгу

Одно из самых ранних произведений писателя, написанное еще в дореволюционное время. но в нем уже чувствуется уверенная рука мастера с вполне определившейся манерой письма и умелым использованием русского литературного языка. Точеные, несущие глубокую смысловую нагрузку короткие предложения с предельной ясностью передают замысел автора и оставляют после себя приятное послевкусие. Казалось бы автор пишет о всем подряд, что ему попадается на глаза или приходит на ум, однако из этой разноцветной мозаики складывается живая, полная жизненной силы картина, завлекающая читателя.
Три части этого произведения, отражающие три периода жизни главного героя, отличаются своей внутренней атмосферой, соответствующей чувствам Максимова и общему положению и настроениям в стране.
Очень тонко и мастерски описаны две любви, между которыми мечется главный герой и его переживания после смерти одной из них. Интересны и взаимоотношения между двумя любимыми женщинами Максимова.
От прочтения получил неожиданно большое удовлетворение и сожаление, что не прочитал раньше.

mary_sand
Оценил книгу

Всегда почему-то тяжело читать, условно говоря, "Серебряный век". По уму, "Романтики" не совсем оттуда, но этот стиль, стиль начала двадцатого века: немного краткий, немного рваный, немного странный, немного удивительный подбором слов, построением фраз в первую очередь, - всё-таки оттуда.

Отчего-то, читая это предвоенное, всегда кажется, что запах надвигающейся катастрофы висел тогда в воздухе. Оттого они, люди тысяча девятьсот десятых, - взнервленные, возбуждённые, с глазами горящими и больными, ищущие объяснение везде, где только возможно: в искусстве и науке, а потом, когда в порождении человеческом не находится, ищут в вечности: в безграничье моря, чистоте воздуха, ясности неба. Хотя, быть может, это только кажется нам теперешним, знающим, с чем им придётся встретиться в их совсем близком будущем.

Повесть (или это роман? нет, всё-таки повесть) вся на ощущениях, со своей внутренней логикой не логичной и разумной, а какой-то интуитивной, но отчего-то всё равно понятной. Мудрая мудростью естественной и одновременно какая-то очень юная, очень свежая, наполненная впечатлительностью именно юности, взрывной, воздушной любовью, туманящей голову, но одновременно ясной. Как так получается, что и то, и другое одновременно?

Может быть всё от того, что любовь здесь не тащит за собой никакой дополнительной моральной нагрузки, а просто есть данность, необходимая человеку в любой момент жизни. Не плохая, не хорошая она просто есть. В какой-то момент она - единственное разумное и человечное, что остаётся в стремительно сходящем с ума мире.

С детства Паустовский для меня отчего-то - это исключительно рассказы о природе. Жанр я этот никогда не любила, а потому к Паустовскому никогда не то что не возвращалась, а просто не обращалась, не воспринимала, не задумывалась даже. Невесила ярлык и распрощалась навсегда. Здорово, что существует флешмоб.

sofiakov
Оценил книгу

Книга о молодом писателе, о его друзьях, о двух девушках, которых он любит. В романе нет сюжета, это зарисовки из жизни. Действие происходит в мирное время и во время первой мировой войны. Очень красивый текст, при этом абсолютно холодный. Паустовский пишет вроде о любви, но чувство у него какое-то бледное, нет в нем ни заботы о любимой, ни страсти. Как будто ему безразлично, что произойдет с ним и с девушкой, их будущее. В итоге он теряет обеих. Также в романе затрагивается тема творческих мук, важности жизненного опыта для писательского мастерства.

В те дни я много думал о любви. Млеют городские барышни. Петушатся мужчины. Лунные ночи делают свое дело, и жирный свадебный обед освещает любовь. Жених моет потные ноги, невеста пудрит подмышки. Похоть, похожая на обжорство, на храп и на привычку по утрам очищать желудок, вступает в свои права. Розовый лимонад мутнеет. В нем плавают мухи, и первый ребенок — последыш случайной любви — пускает в этот лимонад свои вязкие слюни.
В одно обыденное утро жена замечает желтые подтяжки мужа, куриную синеву его ног, дурной запах изо рта, смешанный с запахом одеколона, а муж видит нездоровые и мятые груди жены, космы волос, слышит ее плачущий голос. Начинается надоедливый до зевоты конец.
Тогда тяжесть жизни, лишенной иллюзии, вызывает в самом потайном уголке души первую человеческую боль о том, чего не было, но что должно было быть.
Эта мысль приходит всегда, когда уже поздно и возможности к иному захлопнуты.