Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
187 печ. страниц
2018 год
16+

Всё дело в шляпе
Рассказы
Константин Милованов

© Константин Милованов, 2018

ISBN 978-5-4493-7230-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Мне жаль его

Он никогда не видел неба, чистого светлого голубого неба. Он не любовался первыми лучами восходящего солнца и не наслаждался ароматом весенних трав, он не видел ни алых зорь, ни багряных закатов. Он никогда не восхищался цветами, их разнообразием он их даже не замечал. Он не созерцал бескрайние горизонты моря, его не трогали за душу горные пейзажи, не волновали воображение шумные водопады и глубокие прозрачные озёра. Ему это было не дано.

Он не мечтал о большой любви, светлой и единственной, его даже не интересовал противоположный пол. Он не был на стадионе и страсти не захватывали его дух. Он никогда не гонял на мотоцикле, не был на рыбалке и не ел пахнущую дымком уху. Не бродил в нетерпеливом ожидании по лесу с ружьем и не пробовал вкусной изысканной пищи. Он не мечтал и не разочаровывался, не знал сладкого вкуса побед и горечи поражений. Он не ходил в театр и не слушал хорошую музыку, не сидел в шумной компании друзей за партией в покер, у него их просто не было.

Он не знал, что такое настоящая крепкая дружба и чувство локтя ему было неведомо. Он понятия не имел, что такое верность, когда ты в ответе за ближнего своего, а личное благополучие отходит на второй план. У него не выступали слёзы, когда он видел боль и страдание других, он не наполнялся тем благородным чувством, когда протягиваешь руку помощи нуждающемуся. Он даже не слышал, что такое милосердие и сострадание, и Божья любовь не наполняла его сердце.

Он был создан для другого. Мне жаль его. Он не осознал этого даже в последний момент, когда я наступил на него. Это был дождевой червяк.

Утюг

Когда захлопывалась входная дверь, и воздух в квартире успокаивался, хозяином в доме становился старый утюг с оплавленной ручкой. Его ручка пострадала на второй день после того, как его купили, утюг забыли выключить, он перегрелся, и его ручка оплавилась. С тех пор он сам вытаскивал вилку из розетки.

Утюг потянулся, зевнул и в очередной раз сказал телевизору, чтобы он не шипел по ночам, затем спрыгнул с гладильной доски. Прошел по коридору на кухню, выключил оставленный открытым газ, запрыгнул на табурет, на усыпанный хлебными крошками стол и взгромоздился на подоконник. Больше всего он любил смотреть в окно на дерущихся воробьев, на собак, греющихся на теплотрассе, на ребятишек, играющих на хоккейной площадке. Он размышлял о том, почему спешат люди, куда едут автомобили и почему солнце такое яркое. Возмущался по поводу не вывезенного со двора мусора и сломанной скамейки.

Затем он прикрыл шторку, спрыгнул со стола, сказал холодильнику, чтобы он не так громко вздрагивал по ночам. Прошел по коридору, буркнул в сторону плохо пахнущих домашних тапочек. Заглянул в туалет, затем залез на гладильную доску, окинул взором комнату, посмотрел на часы и сунул вилку в розетку, он успеет нагреться. Так продолжалось шесть раз в неделю уже долгие-долгие годы.

Пирожки с капустой

Сейчас, когда прошло некоторое время, я пытаюсь понять, почему все отвернулись от него. Почему бросили в трудную для него минуту. Бросили – это даже не то слово, предали, и вероятнее всего, это привело к трагедии. И даже на похороны, попрощаться с ним мало кто пришел, пришли и то почти посторонние люди. А те, которым он помогал, выворачивался для них наизнанку, можно сказать, душу за них полагал, в лучшем случае молчали, а в худшем, мягко говоря, нелестно отзывались о нём.

Это был сильный человек, яркая личность. В жизни он сам всего добился. Он просто ставил перед собой цель и, невзирая на все преграды, шел к ней. Он был очень способным, за что бы он ни брался, у него всё получалось. И получалось лучше, чем у других. Он всегда и везде был лидером и заводилой, был настолько притягательной личностью, что все шли за ним. Он с отличием окончил университет, защитил диссертацию. Потом, чтобы ни от кого не зависеть, он решил открыть своё дело. И здесь его ждал успех. Фирма стала набирать обороты, и через некоторое время стала процветать. Он никогда ни с чем не считался, если нужна была помощь людям. Он мог посреди ночи помчаться за сто километров выручать товарища, когда у того сломался автомобиль. У кого-то родственник попал в больницу; он рядом. Кого-то обокрали, сгорел дом, финансовые неприятности – он готов помочь всегда и везде.

Конечно, как и подобает лидеру, у него всё было лучшее – машина, дом, одежда, даже жена у него была самая красивая. Отдыхал он всегда с шиком, в лучших местах. Недостатки? Да не было их у него. Я долго думал об этом, и ничего не придумал. Он всех и всё любил. Был очень терпимым ко всему. У него не было недостатков. Хотя, постойте – он не любил пирожки с капустой. Он их терпеть не мог, если, конечно, это можно отнести к недостаткам.

И вдруг, как гром среди ясного неба, по чьей-то анонимной наводке у него производят обыск и обнаруживают сильный наркотик. Количество этого наркотика позволяло надолго упрятать его за решетку. Все понимали, что это не могло быть правдой. Зачем ему это? Доходы его были столь велики, что пачкаться об это грязное дело он бы не стал. Да и жизненные принципы у него были другие. Он не курил и больше одного бокала вина никогда не выпивал. Он презирал ложь, и сам никого не обманывал, даже в мелочах. Принципиально.

О своей нравственной чистоте он всегда трепетно заботился. Так что включать какие-то механизмы, чтобы выпутаться из этой истории, он бы не стал в любом случае. Он не верил в случившееся, всё думал, что вот-вот всё образумится и все эти обвинения лопнут, как мыльный пузырь. И всё вернётся на круги своя. Началось следствие. В таких делах для следователя очень важен моральный портрет обвиняемого. Начались опросы близких ему людей. Но, Боже мой, что эти люди стали про него говорить, точнее, наговаривать, уму непостижимо. Узнав от следователя об отзывах о нём окружающих, у него случился сердечный приступ, после которого он умер. Вот такая грустная история.

И вот сейчас, когда всё это уже закончилось, я думаю, как такое могло произойти? Не знаю, что там, в головах у других. Но я, почему я его предал? Ведь я тоже, как и все наговорил на него следователю. Ведь я понимаю, что я неправильно поступил. Но какое-то слепое чувство овладело мною и подталкивало на подлость. Это чувство всегда говорило мне: Он во Какой, а ты? Но это внутри меня, а какие видимые причины? … Наверное, он просто не любил пирожки с капустой.

Скрипач

Наконец, я дождался этого момента – я открываю книгу. Что ждёт меня сегодня? Надеюсь, будет всё что угодно, только не скука и равнодушие. Усаживаюсь поудобнее, отхлёбываю из чашечки кофе, заранее приготовленный… Вперёд. Мысли ещё где-то в прошлом, в переживаниях сегодняшнего дня, не могу сосредоточиться. После пары абзацев возвращаюсь назад – сначала, не уловил суть. Может плохо написано, а может я не настроился на приятие. Прочитал заново – вот теперь понятно. Мешает в соседней комнате телевизор, кот пытается запрыгнуть на колени. Брысь, не мешай. Отхлёбываю ещё кофе.

– «Так-так, как его звали? Да, это он… Хорошее выражение… Точно подмечено… а это зачем? Понятно… Здорово…»

Я погружаюсь в иной мир – мир ярких красок и захватывающих событий, мир чувств и переживаний, который не оставляет меня безразличным и равнодушным, я так устал от этого в реальной жизни. Вдруг внутри почувствовал прикосновение чего-то тёплого мягкого. Мне стало хорошо – какая-то приятная субстанция наполнила меня. Неведомая рука что-то тронула внутри и запела струна. Я содрогнулся, мурашки побежали по коже. Эти таинственные пальцы тронули другую струну, затем другую… Заиграла музыка… Я вслушиваюсь в неё, не замечая ничего вокруг. А музыка звучит всё сильнее и сильнее. То мелодично и протяжно, то быстро и дробно. Я подчинён этой музыке, она во мне – я в ней, мы одно целое. А Скрипач всё играет и играет. Чувствования бурлят внутри меня. Что-то всплывает из переживаний моего прошлого, что-то, возможно, из моего будущего. Я стараюсь предвидеть, что же будет дальше, но не получается. Скрипач непредсказуем, лишь иногда я угадываю следующую ноту. Чувства полностью овладели мною, я отрезан от внешнего мира. Я взлетаю и падаю, подхваченный неведомой силой, вновь взмываю и парю… Мне приятно, я наслаждаюсь своими чувствами. Парю и медленно спускаюсь вниз, видя всё происходящее в одной картинке. Видения перед глазами сменяют друг друга: я, то в судейской мантии, то в адвокатских одеждах, то становлюсь суровым прокурором. Вижу себя в группе плачущих, затем выкрикиваю лозунги на передовой, выглядываю из-за угла. Всё это происходит вокруг меня и во мне. Мне хорошо. Музыка бушует. Я охвачен ею, волнующей музыкой неравнодушия.

Скрипач поклонился, бережно положил скрипку. Инструмент горяч, полон чувств и страстей. Буря аплодисментов, цветы, восторженные выкрики. Мне нравится. Я думаю, рассуждаю и по-прежнему не замечаю ничего… Постепенно переживания утихнут, скрипка остынет, но прикосновения музыканта она ещё долго будет помнить, а его тепло будет хранить всегда.

Игра

Игра – активность индивида, направленная на условное моделирование той или иной развернутой деятельности.

Психологический словарь.


В этой игре на кону стоит многое, очень многое, точнее сказать все, что есть в этом мире. Абсолютно всё! Кто побеждает, то и владычествует. Игроки достойны друг друга. По прозорливости, предвидению и изобретательности им нет равных. Они интеллектуалы и провидцы, просчитывают ходы друг друга на тысячи вперед. Они берегут каждую фигуру, находящуюся на доске, дорожат ею, можно сказать трясутся над каждой, казалось бы, ничего незначащей фигуркой. Фигур, находящихся в их распоряжении – миллиарды. Они рождаются, умирают, меняют знамена, геройствуют и предают.

Поразительно то, что подавляющее большинство участвующих в этой игре (а участвуют все, абсолютно все) используются вслепую. Они не предполагают, что являются всего лишь пешками в чьей-то игре. Силы периодически меняются: то один доминирует в игре на определенном участке, то другой. Но в целом сохраняется паритет. Каждый игрок по тысяче раз все взвешивает, прежде чем сделает ход. А вдруг противник найдет удачнее решение? Они ждут, они выжидают. Велика цена каждого хода. Борьба на каждом миллиметре поля. Ва-банк никто идти не хочет. Значимые ходы в этой партии делаются не часто, последний чуть более двух тысяч лет назад. И времени, отведенного на партию, предостаточно – целая Вечность!

Художник

Всё давным-давно было готово к работе: огромный мольберт, палитра, кисти, краски, холст, но не было одного – Вдохновения. И вот оно явилось. Вначале прикоснулось, затем осторожно потрогало, погладило, смелее, ещё смелее. Потом навалилось, объяло, вошло, ворвалось. Всё смешалось, и вот ты летишь. Поднимаешься, поднимаешься, выше, ещё выше, набираешь силу, ещё, ещё. Всё! Пик! Апогей! Расслабляешься и паришь. Всё как на ладони. Всё до мельчайших подробностей в твоих глазах, в твоих чувствах, в твоих руках. Всё в твоей власти. Твори, созидай.

Художник приготовил краски, взял кисти и палитру, подошел к мольберту. Он долго смотрел в непроницаемый мрак холста, пытаясь что-то там рассмотреть и не решаясь начать свою работу. Вдруг решительно обмакнув кисть в краску, Он провёл линию на холсте. Так появились небо и земля. Мир, который мы видим, и мир, который мы не видим. Вторым мазком Он нарисовал воду. Всё вокруг ожило, забурлило, краски смешивались уже без вмешательства Художника, но по Его замыслу. Творец чувствовал каждое движение, каждую волну. И тут Он понял: пора. Набрав на кисть белой краски, нанёс её на холст. Так появились день и ночь, и отделился свет от тьмы. Сделав ещё несколько мазков, Художник отошёл от холста и внимательно наблюдал. На холсте всё было охвачено движением: что-то отделялось, что-то перемешивалось, загоралось и гасло, потом опять загоралось… Появились суша, море и небо.

Творец подошел к мольберту, внимательно посмотрел на холст и сделал ещё несколько мазков. Зазеленела земля и распространилась зелень по всей земле. А Он всё наносил мазки и наносил. Расцвела и запестрела земля разнообразием цветов и красок. Художник работал не покладая рук. Появились на земле травы, сеющие семя, и деревья, приносящие плоды. На небе появились солнце, луна и звёзды. И повелел Творец луне и солнцу сменять друг друга и управлять днём и ночью. Художник опять подошёл к холсту, вздохнул, дунул на холст, взмахнул кистью – и полетели по небу птицы, выползли из воды пресмыкающиеся, а в морях поплыли рыбы. Провёл ещё кистью – и появились на земле скот, звери лесные и гады ползучие. Долго стоял Он у картины и всё больше и больше птиц небесных, рыб морских, зверей земных и животных появлялось на картине. Всё это расползалось и распространялось по всей земле.

Художник отошёл от картины и сел на табурет. Он любовался своим творением. Всё двигалось, мерцало, всё было живое. Его замысел удался. Но чего-то не хватало. Кто будет всем этим управлять? Кто-то должен быть хозяином. Творец медленно подошел к зеркалу, внимательно посмотрел на себя. Потом подошёл к холсту, бережно взял кисть и, аккуратно выверяя каждый штрих, нарисовал человека. Мужчину и женщину. Вздохнув всей грудью, Он бережно выдохнул на холст. Человек ожил. И тут умиротворение пришло к нему. Художник положил палитру и кисти, отошёл от холста и увидел всё, что Он создал. И подумал, что это весьма хорошо.

***

Однажды я гулял ночью в лесу, я иногда гуляю ночью в лесу, чтобы привыкнуть к темноте и на следующее утро увидеть мир, как бы другими глазами, в новых красках. Так вот, время подходило к рассвету, и я торопился на берег озера, вдруг ко мне подошёл человек в длинном плаще и сказал:

– Рассказ «Художник» мне что-то напоминает.

– Бытие первая глава, – ответил я.

– У любого нормального человека во время чтения первой главы Бытие возникают эти же мысли, к чему нужен этот рассказ.

– Пойдём быстрее, – сказал я и взял его за руку. Он послушно пошёл за мной. Мы пришли на берег озера и сели на траву под берёзой. Начинался рассвет. Темнота оживала, вокруг всё стало серым и с каждой минутой становилось всё светлее и светлее. Постепенно оживали краски. Ветра не было, вода в озере как будто замерла, только изредка поднимавшиеся со дна пузырьки воздуха оживляли гладь. Камыши становились зелёными, вода приобретала синий оттенок. Небо становилось голубым. От воды тянулся пар, его становилось всё больше и больше, и вскоре над озером распростёрся туман. В воздухе разлилась свежесть.

Послышалось пение первых птиц, где-то справа заквакала лягушка, плескалась рыба. Природа преображалась, появились первые лучи восходящего солнца.

– Красиво? – спросил я незнакомца.

– Красиво, – ответил он.

– Так вот, я хотел, чтобы ты увидел в Боге художника, творца. А не специалиста по генной инженерии.

Читать книгу

Всё дело в шляпе. Рассказы

Константина Милованова

Константин Милованов - Всё дело в шляпе. Рассказы
Читать книгу онлайн бесплатно в электронной библиотеке MyBook
Начните читать бесплатно на сайте или скачайте приложение MyBook для iOS или Android.