majj-s
Оценил книгу
Греческий флот собирался плыть к Трое, чтобы вернуть неверную Елену, а потому требовалось задобрить гневную богиню Артемиду, иначе она бы не послала попутный ветер, а потому пришлось принести в жертву Ифигению, дочь Агаменмнона, а потому, ее горюющая мать Клитемнестра, сестра Елены, будет ждать возвращения супруга с войны и тогда убьет его, а потому их сын Орест отомстит за смерть отца, убив мать, а потому Эринии станут преследовать Ореста и так далее.
«Золотой дом» Салман Рушди

Древнегреческие мифы, Илиада, Одиссея принадлежат к числу артефактов, о которых знает всякий. Есть в них более известные сюжеты, как троянский конь, сирены, Кассандра или Одиссей у циклопов, есть менее. Мой любимый писатель несколько лет назад разыгрывал свою книгу с автографом, устроив среди поклонников викторину, а вопросом, на котором я прокололась, был щит Ахилла (страшно злилась тогда, чувствовала себя совершенной тупицей, хотя сейчас думаю, что скорей было бы странно, если бы знала - женщины мало интересуются оружием и доспехами). История Агамемнона, Клитемнестры, Ифигении, Ореста и Электры не из самых известных, несмотря даже на «Ифигению в Авлиде» Еврипида. Мне смутно помнилось из нее, что в решающий момент девушку на алтаре заменила животина, как с жертвоприношением Исаака. И еще более смутно, спектакль, виденный в раннем детстве на театре, девица в красном то и дело выкрикивала: «Электра есть Электра, а Орест есть Орест!»

То есть, след Орестеи достаточно заметен.чтобы просто отмахнуться от нее и, будучи сколько-нибудь культурным человеком, представление о ней неминуемо составишь. Фразу для эпиграфа я не искала специально, она попалась в книге, которую читала параллельно с «Домом имен» (по занятному совпадению, в заглавии романа Рушди тоже фигурирует слово «дом»). А теперь скажите же мне кто-нибудь, отчего беллетризованный пересказ Еврипида претендует на лавры самостоятельного произведения? Только потому что у Тойбина хватило дерзости сместить акценты в сторону феминизма и гей-толерантности, низведя историю с метауровня, на котором она изначально находилась, до банального рассказа о том, как зло порождает большее зло, а невинные страдают горше прочих?

Я понимаю, что жизнь во времена постмодерна предполагает цитируемость всего и вся, понимаю, что само понятие плагиата ныне упразднилось, но так нельзя, господа, это совершенное бесстыдство, взять классическую историю, наскоро оплести злободневно акцентированными словесами и подать, как оригинальное сочинение.