4,0
1 читатель оценил
240 печ. страниц
2018 год

Преамбула
Размышляя о принудительном исполнении в XXI веке

I. Рождение проекта – идея , ее достижение
А. Понятие Глобального кодекса принудительного исполнения и его цели

Согласно идее UIHJ Глобальный кодекс принудительного исполнения определяет набор методов, позволяющих структурировать принудительное исполнение исполнительных документов. В соответствии с определением, содержащимся в Рекомендации Rec (2003) 17 Комитета Министров Совета Европы от 9 сентября 2003 г., принудительное исполнение означает «реализацию судебных решений, а также других судебных и внесудебных документов, подлежащих принудительному исполнению в соответствии с законом, который предписывает должнику совершить действие или воздержаться от его совершения или выплатить денежную сумму, установленную в судебном решении». Глобальный кодекс принудительного исполнения затрагивает принципы, которые должны регулировать различные процедуры, позволяя в соответствии с правовыми условиями принуждать лицо к исполнению исполнительного документа. Данные принципы должны получить всеобщее признание. Цель не состояла в создании кодекса, содержащего специальные технические правила детальной организации всех методов принудительного исполнения, по двум существенным причинам:

● прежде всего принудительное исполнение подчиняется суверенитету каждого государства. Согласно принципу международного права каждое государство обладает монополией на принуждение в пределах своей территории, и только назначенные данным государством органы власти уполномочены осуществлять принудительное исполнение исполнительных документов. Ввиду территориального характера полномочий по принуждению принудительное исполнение осуществляется в пределах только одного государства, если должник владеет имуществом на данной территории, и исключительно в соответствии с процедурами, установленными данным государством (некоторые обеспечительные меры могут обладать экстратерриториальным эффектом – например, судебный запрет Марева (или замораживание активов), запрещающий лицу проводить определенные операции с отдельными видами его активов под угрозой применения в отношении его санкций, который был признан, в частности, Первой палатой по гражданским делам Кассационного суда Франции 30 июня 2004 г. (Бюллетень № 191));

● кроме того, процедуры принудительного исполнения связаны с культурным, социальным и экономическим аспектами, что создает необходимость учитывать специфические национальные особенности. Характеристики должников, содержание понятия «имущество» не всегда одинаковы во всех государствах (в некоторых странах транспортное средство является распространенным и существенным видом имущества, в других в качестве такового выступает банковский счет, в то время как в третьих таким имуществом является земельный участок). Даже само по себе определение природы имущества различается в разных государствах (движимое и недвижимое, материальное и нематериальное имущество не всегда означают одно и то же, некоторые виды имущества подлежат регистрации, другие – нет).

Соответственно, задача состояла в поиске и определении согласованного свода принципов принудительного исполнения исполнительных документов, общих для всех систем исполнения. Данные принципы позволяют определить «идеальные» процедуры принудительного исполнения. Они могут быть реализованы вне зависимости от системы исполнения, действующей в государстве. Например, к таковым можно отнести принцип, согласно которому взыскатель, обладающий исполнительным документом, вправе обратить взыскание на все принадлежащее должнику имущество без задержки и необходимости инициировать новые процедуры в целях принудительного исполнения. Задачей каждого государства является определение порядка такого взыскания на основании данного принципа.

Глобальный кодекс принудительного исполнения содержит определение общемировых стандартов принудительного исполнения, которые играют существенную роль в обеспечении справедливой и эффективной системы принудительного исполнения:

● часть первая касается «Фундаментальных принципов»;

● часть вторая касается «Лиц, уполномоченных на принудительное исполнение»;

● часть третья касается «Судебных органов»;

● часть четвертая касается «Принципов применения мер принудительного исполнения»;

● часть пятая касается «Принципов применения обеспечительных мер».

Кодекс затрагивает принудительное исполнение только тех исполнительных документов, которые имеют судебную природу. Он исключает все «коллективные процедуры», направленные на реализацию имущества должника, являющегося юридическим лицом, при защите интересов работников, как и процедуры, направленные на взыскание, осуществляемое публичными агентствами, а также на принудительное исполнение по уголовным делам. Указанные иные формы принудительного исполнения должны регулироваться в соответствии с другими правилами и не могут быть подчинены тем же принципам.

В. Методология

Глобальный кодекс принудительного исполнения является результатом упорных совместных усилий UIHJ. Он указывает пути сближения всех систем принудительного исполнения.

Работа была проведена Научным советом UIHJ, который состоит из профессоров университетов, старших судей, юристов, специализирующихся в области международного частного права; все они являются профессионалами, имеющими опыт в сфере принудительного исполнения. Научный совет сформирован таким образом, чтобы отразить географическое разнообразие UIHJ.

Осуществление разработки данного проекта именно UIHJ полностью оправданно.

Прежде всего судебные исполнители и иные лица, уполномоченные на принудительное исполнение, зачастую обладают монополией в области исполнительного производства, которая предоставлена им государством. Их существенная роль в реализации принудительного исполнения позволяет им понимать ключевые проблемы и предлагать соответствующие пути их решения. UIHJ объединяет судебных исполнителей, представляющих целый ряд правовых систем, существенно отличающихся друг от друга. Само по себе это является значительным преимуществом, если речь идет об обсуждении «глобальных» принципов принудительного исполнения (следует упомянуть, что UIHJ включает 85 государств с четырех континентов с широким спектром правовых традиций).

Кроме того, UIHJ всегда выступал в качестве движущей силы в исследовательской деятельности в сфере исполнительного производства. Уже опубликованы многочисленные работы (посвященные вручению документов, документам, на основании которых возбуждается производство, гармонизации процедур принудительного исполнения и т.д.), в то время как проведение различных коллоквиумов привело к формулированию предложений и оказало значительное влияние на развитие законодательства, особенно на право Европейского Союза и право Совета Европы (например, директивы Совета Европы по принудительному исполнению были в значительной степени продиктованы решениями, предложенными в рамках исследовательской работы UIHJ).

Таким образом, Всемирный конгресс судебных исполнителей в Вашингтоне в апреле 2006 г., организованный UIHJ, привел к размышлению на тему: «На пути к Глобальному кодексу принудительного исполнения» и определил цели такого «кодекса», в котором были бы объединены стандарты правовой безопасности, экономической эффективности, гармонизации правил принудительного исполнения, направленные на укрепление пространства свободы, безопасности и глобального правосудия в целях соответствия процессам глобализации в сфере торговли и продвижения свода профессиональных правил и профессиональной этики принудительного исполнения, преодолевающих национальные границы.

Работа в ходе Всемирного конгресса судебных исполнителей в Кейптауне в мае 2012 г. позволила с помощью специально разработанных UIHJ форм опроса получить более глубокие знания о роли и статусе лица, уполномоченного на принудительное исполнение, по всему миру. Всемирный конгресс в Мадриде в 2015 г. ознаменует завершение этой работы.

Научный совет UIHJ отвечает за проведение работы, координацию которой выполняет Натали Фрисеро, разделяя свою деятельность на три этапа.

1. Знания

Представлялось необходимым организовать учет систем принудительного исполнения, действующих в настоящее время. Разнообразный состав Научного совета UIHJ позволил получить совершенно полную картину. От каждого члена Научного совета требовалось провести изучение системы исполнения, действующей в соседней стране, с тем чтобы исследование было посвящено существенным аспектам правовых систем.

2. Понимание

Организация учета систем исполнения обеспечила, в свою очередь, инструменты, позволившие провести анализ и классификацию разных «семей» исполнительного права. Например, в чем состоят существенные принципы права принудительного исполнения? Какие участники вовлечены в процедуру принудительного исполнения (судьи, судебные исполнители, иные лица, уполномоченные на принудительное исполнение, и т.д.)?

3. Действие

Анализ позволил нам разграничить стандарты и принципы, которые можно в разумной степени считать применимыми во всеобщем масштабе. Данные принципы были рассмотрены и одобрены на недавнем заседании Научного совета UIHJ, который состоялся в Люксембурге 10 июля 2014 г.

II. Инновационный Глобальный кодекс

Глобальный кодекс принудительного исполнения обеспечивает возможность модернизации процедур принудительного исполнения, их адаптации к современным экономическим и социальным отношениям, а также позволяет сделать их справедливыми и соответствующими правам человека. Это процесс гармонизации различий, снижения расхождений при сохранении «многокультурного характера принудительного исполнения».

Почему Кодекс является инновационным?

1. Новый баланс между интересами взыскателя и защитой фундаментальных прав должника.

И сполнительное право не должно быть негуманным: его структурные принципы должны быть способны гарантировать удовлетворение требований взыскателя, но в то же время защищать фундаментальные права должника. Кодекс определяет права и обязанности каждой из сторон.

Права взыскателя: право на общую защиту всего имущества, возможность прибегнуть к применению мер, соответствующих природе имущества, свобода в выборе мер принудительного исполнения, право на получение помощи в исполнении судебных решений со стороны государства, гарантия возмещения вреда и защита интересов в случае необоснованного уклонения должника от исполнения.

Права должника: защита частной жизни и семьи, защита определенного имущества, на которое не может быть обращено взыскание, предоставление процессуальных прав (права на защиту, на обращение за помощью к суду в случае возникновения затруднений), возможность использовать льготный (грационный) период, право на возмещение вреда в случае ошибочного принудительного исполнения, право участвовать в определении процедур принудительного исполнения («долевое» принудительное исполнение, примирительные процедуры в рамках принудительного исполнения) и, если это допускается, возможность освобождения от задолженности с целью восстановления платежеспособности должника.

2. Кодекс представляет современные концепции, такие как использование примирительных процедур в ходе принудительного исполнения, «долевое» принудительное исполнение и «мягкое» принудительное исполнение, которые определяют участие должника в процедурах принудительного исполнения.

Кодекс применяется ко всем формам принудительного исполнения, включая коллективное исполнение, действующее в отношении групповых исков.

3. Кодекс предугадывает обращение к новым технологиям в целях модернизации методов принудительного исполнения.

4. Кодекс отвечает современным экономическим факторам: право на эффективное исполнение исполнительных документов является фактором развития в мире социально ответственной экономики.

Абсолютная необходимость поиска решений в нынешних условиях экономического кризиса требует срочного процесса анализа, начатого UIHJ и Институтом Жака Иснара по всемирным стандартам принудительного исполнения. Фактически право на эффективное принудительное исполнение исполнительных документов является ключевым инструментом экономического развития. Все международные организации, занимающиеся стратегиями устойчивого развития, признают необходимость предоставления права на принудительное исполнение как частным лицам, так и компаниям.

(1) Европейский Союз

На уровне Европейского Союза цель состоит во внедрении в течение грядущих лет социальной рыночной экономики с высокоразвитой конкуренцией. Эффективность систем правосудия в Европейском Союзе долго рассматривалась в качестве ключевого фактора экономического развития. В Европейской шкале правосудия, опубликованной 27 марта 2014 г., Европейская комиссия расширила границы своего анализа судебных систем государств-участников. Она представила новый сравнительный инструмент в целях обеспечения эффективности систем правосудия в Европейском Союзе, с тем чтобы усилить экономический рост. Задачей в данном случае является усовершенствование качества, независимости и эффективности судебных систем. Госпожа Вивиан Рединг, европейский комиссар по вопросам юстиции, фундаментальным правам и гражданству, представила указанную задачу следующим образом: «Привлекательность государства как места для инвестирования и ведения бизнеса, несомненно, усиливается ввиду наличия независимой и эффективной судебной системы. Именно поэтому предсказуемые, своевременные и исполняемые правовые решения имеют крайне важное значение, именно поэтому судебные реформы стали существенным структурным компонентом экономической стратегии Европейского Союза». Если субъекты экономической деятельности убеждены, что в государстве признается верховенство права, они не будут сомневаться относительно инвестирования в его экономику. Несомненно, неэффективность исполнительных документов в национальной системе подрывает работу единого европейского рынка.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
220 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно