Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
201 печ. страниц
2020 год
6+

Джейсон Сигел, Кирстен Миллер
Ночные кошмары! Средство от бессонницы

Посвящается мисс Патрисии Берн.

Д. С.

Пролог

В пол-одиннадцатого вечера в центральной части городка Орвилл-Фолс свет горел лишь в окне редакции городской газеты. Внутри трудилась за своим столом в поте лица молодая женщина по имени Джозефина.

Каждые несколько секунд она широко зевала. Под тяжестью век глаза постоянно норовили закрыться, но она им не позволяла. Девушка была слишком напугана, чтобы спать. Несколько дней Джозефина думала, что дело только в ней. Теперь знала, что это не так.

Эпидемия ночных кошмаров завладела крошечным Орвилл-Фолс. Горожане каждое утро просыпались, охваченные таким ужасом, что не могли пошевелиться. Один газетный репортер даже написал об этом материал. И теперь Джозефина делала к нему эскизы иллюстраций. Пара глаз, затаившихся во тьме. Те же холодные, безжалостные глаза, которые преследовали ее каждый раз при попытке уснуть.

Девушка растушевывала тени, когда услышала знакомый звон. Колокольчик сообщил ей, что дверь в контору открылась. Она вскочила на ноги, опрокинув свой кофе. Джозефина была уверена, что запирала дверь. Ее сердце бешено колотилось. Раздался звук шагов.

Она схватила со стола самую острую вещь – нож, которым вскрывают конверты, – и отправилась на разведку. У ближайшей конторки стоял странный маленький человечек.

– Добрый вечер, мисс, – он говорил с акцентом, который она никак не могла определить. – Простите, если напугал вас.

Не было похоже, что он сожалеет. Скорее, он был доволен собой. Его тонкие губы растянулись в улыбке, обнажив плохие зубы.

– Контора закрыта, – сказала Джозефина сухо. – Приходите завтра.

– Конечно, – поклонился господин.

Когда он повернулся к двери, девушка увидела, что кто-то скрывается за ним в темноте. Маленькая девочка. Джозефина вспомнила о любимой племяннице, которая была ненамного старше, и мгновенно пожалела о своей грубости.

– Сэр! – окликнула Джозефина. – Простите. Могу я вам помочь?

Когда незнакомец обернулся, она увидела, что пугающая улыбка не покинула его лица.

– Я бы хотел поместить в вашей газете рекламное объявление. На этой неделе открывается мой магазин на Главной улице.

Ради маленькой девочки Джозефина добавила в голос немного теплоты:

– Тогда вы пришли по адресу. Я художник-карикатурист и обозреватель рубрики «Полезные советы» – это и есть весь наш рекламный отдел.

– Как чудесно! Вы определенно именно тот человек, который мне нужен.

Он достал из кармана листок бумаги и протянул его через конторку:

– Вот текст, который я хотел бы напечатать:

Принимайте Успокоительный тоник и попрощайтесь с ночными кошмарами!

В наличии в магазине "Ночной покой", Главная улица, Орвилл-Фолс

– Что ж. Все… предельно ясно, – Джозефина старалась, чтобы в ее голосе не сквозило удивление. – Но, может быть, мне удастся помочь вам сделать объявление более цепляющим.

Удивительным образом улыбка еще шире расползлась по лицу посетителя.

– О, уверяю вас, оно и так достаточно… цепляет.

Последовавший за этим странный смех длился ненормально долго. Потом мужчина повернулся к девочке, и смех внезапно оборвался. Джозефина нарушила неловкое молчание:

– И что, этот ваш тоник действительно работает?

– Конечно. Результат гарантирован.

– В таком случае я бы и сама его попробовала, – сказала девушка, зевая.

На самом деле она готова была на что угодно, лишь бы избавиться от кошмаров.

– Раз уж вы были так любезны… – Господин полез в карман пальто и достал сапфирово-голубую бутылочку: – Почему бы вам не принять немного дома?

Глава 1
Зомби из Орвилл-Фолс

– Чарли! Мне сегодня приснился безумный сон, – сказал Алфи Блуэнталь. – Хочешь, расскажу?

Обычно Чарли Лэрд отвечал решительное «нет». За последние несколько месяцев он выслушал сотни рассказов о снах Алфи. Как правило, в них принимали участие Альберт Эйнштейн, Нил Деграсс Тайсон[1] или ведущая прогноза погоды на местном телевидении. И конца этому видно не было. Если бы речь шла о дурных сновидениях, Чарли с удовольствием выслушал бы друга. Кошмары были его специальностью, и он полагал себя экспертом в этом деле. По мнению мальчика, не было ничего скучнее чужих хороших снов. И капусты. Хороших снов и цветной капусты.

Но сегодня Чарли был в благодушном настроении. Стоял первый теплый день летних каникул, и они с Алфи нежились на скамейке около магазина мороженого в Сайпресс-Крик. Трехэтажный рожок из шариков со вкусом ромового изюма, жвачки и мятного с шоколадной крошкой прокладывал себе путь внутри его живота. Ему нужно было убить еще час, перед тем как вернуться на летнюю подработку. И Чарли ощущал глубочайшее удовлетворение.

– Почему бы и нет? – ответил он Алфи. – Давай послушаю.

Друг стал рассказывать. Чарли откинулся на спинку скамейки и скользнул взглядом по крыше хозяйственного магазина на другой стороне улицы и выше – к странному фиолетовому особняку, стоящему на холме с видом на город. Рабочие на стремянках только что закончили красить его, покрывая выцветший виноградный цвет свежим лиловым. Венчающая его восьмиугольная башня нацелилась в небо. Одно из ее окон было открыто, и выпущенный оттуда воздушный змей в форме птеродактиля раскачивался на ветру. Рука, державшая нитку, принадлежала младшему брату Чарльза, Джеку. Странный фиолетовый особняк был их домом.

Пока Чарли слушал болтовню Алфи, он придумал игру: слизывать капельки тающего мороженого до того, как они добегут до рожка. Рассказ о снах влетал ему в одно ухо и вылетал из другого. Несколько случайных слов осели в мозгу. Грозовой, Эль-Ниньо[2], аномальная жара, зона высокого давления.

Как раз когда Чарли забросил последний кусочек рожка в рот, сон Алфи наконец-то подошел к финалу.

– Ну и что, по-твоему, это может значить?

– То же, что и любой из твоих снов за последние три месяца, – ответил Чарли, хрустя рожком. – Ты влюбился в ведущую прогноза погоды с четвертого канала.

– Она метеоролог, – поправил Алфи, оскорбленный тем, что все его сложное сновидение свели к одной фразе. – И у нее есть имя, знаешь ли.

– Скай Шторм – не настоящее имя, – пояснил Чарли другу.

– Как ты можешь такое говорить? – надулся тот.

Любовь превратила некогда гениальный мозг Алфи в кашу.

– Думаешь, Скай его придумала? Поглядел бы я, как ты бросишь это в лицо мистеру и миссис Шторм!

Чарли искал способ, как бы помягче донести до друга правду, когда его внимание привлекла хлопнувшая дверь машины. Странного вида человек вынырнул из помятого черного внедорожника. Из-под капота валил дым, некоторые окна были разбиты. Появившийся мужчина был высокого роста, с лохматыми темными волосами. Он мог бы сойти за типичного пригородного папашу, одетого в рубашку поло и джинсы, но что-то с ним было не так.


Мужчина шел по тротуару шаркающей походкой. Его голова так сильно клонилась набок, что казалось, просто лежит на плече. Когда он скользящими движениями переставлял ноги, подошвы его «Кроксов» едва отрывались от земли. И хотя Чарли сидел слишком далеко, чтобы быть до конца уверенным в том, что видит, он мог поклясться, что глаза мужчины были закрыты.



Чарли толкнул Алфи и показал пальцем на странного незнакомца:

– Смотри-ка. Каков твой диагноз?

Гений поправил очки в толстой черной оправе и пригляделся к мужчине на другой стороне улицы:

– Хмммм… Подумаем. Негнущиеся конечности. Неуклюжая походка. Поразительное пренебрежение личной гигиеной. Ужасающе растянутые мышцы шеи. Все сходится: я бы сказал, велика вероятность того, что перед нами ходячий мертвец.

Чарли сел на край скамьи. Уже много месяцев он не испытывал такого сильного волнения.

– Ты думаешь, этот парень может быть зомби?

Алфи хихикнул и лизнул мороженое:

– Я пошутил. Как он может быть зомби? Портал в Потусторонний мир закрыт.

После этих слов улыбка медленно сползла с лица Алфи, и он медленно повернулся к Чарли и почти прошептал:

– Ведь он по-прежнему закрыт, да?

– Конечно, – заверил Чарли. – Как же иначе?

Но этот ответ не убедил ни одного из ребят. И они молча устремили взоры на дом на холме.


Фиолетовый особняк, в котором жил Чарли, не был похож на остальные дома в Сайпресс-Крик. Если другие здания смахивали на свору милых щенков, особняк напоминал гигантского дракона, оседлавшего вершину скалы. Он обосновался там еще до появления Сайпресс-Крик, и его обитатели с тех пор наблюдали за горожанами.

Этот дом построил человек по имени Сайлес Дешан, а мачеха Чарли, Шарлотта, была его праправнучкой.

Последние сто пятьдесят лет кто-то из семьи Дешан должен был постоянно жить в особняке. В этом заключалась семейная обязанность – оберегать мир от таившегося там страшного секрета.

Он скрывался в маленькой восьмиугольной комнатке в башне на самом верху особняка. Немногие посвященные в тайну называли его «портал». Это была дверь между Миром бодрствующих и страной кошмаров. К счастью, о ней мало кто знал. Большинство людей попадали в Нижний мир лишь во сне, а жуткие существа, обитавшие там, не могли его покинуть.

Но в прошлом портал дважды случайно открывали. Кошмары проникли в Сайпресс-Крик, и тогда чуть не случилось нечто очень страшное. Если бы он открылся вновь, и обитатели Нижнего мира появились в Мире бодрствующих, хранителям пришлось бы загонять их обратно. Почти два века с этой трудной работой справлялись в одиночку. И вот теперь, впервые, у портала было целых три хранителя, живших в фиолетовом особняке. Чарли Лэрд был одним из них.


Сидя на скамейке, Чарли и Алфи наблюдали, как похожий на зомби мужчина хлопнул дверью хозяйственного магазина через улицу.

– Нужно выяснить, что происходит, – сказал Чарли. Его сердце бешено колотилось.

– Я с тобой, – Алфи запихнул в рот остаток рожка и выбросил салфетку в урну.

Подойдя к магазину, ребята увидели через витринное стекло, как мужчине пробили чек и он качнулся в сторону двери, держа в руках банки с краской.

– Эй, мистер! Не забудьте сдачу! – крикнул продавец, когда дверь распахнулась.

Мужчина шаркающей походкой вышел на тротуар, будто не услышав этих слов.

Незнакомец направился в сторону мальчиков. Когда он приблизился, Чарли увидел, что его глаза все же открыты, – но лишь слегка.

И в них почти не было видно жизни. Из уголка рта незнакомца стекала ниточка слюны. От нее на рубашке над маленькой эмблемой, вышитой на левом кармане, образовалось огромное мокрое пятно.

Мальчики подбежали к припаркованной машине и спрятались за секунду до того, как мужчина поравнялся с ними. Ужасный запах следовал за ним по пятам, и Чарли прикрыл лицо рукой. Живой или мертвый, незнакомец давно не был в ванной.

Как только он прошел мимо, Чарли выдохнул.

– Ты заметил логотип на рубашке? – спросил он. – Я уверен, что видел его раньше.

Алфи зажмурился:

– Я почти ничего не вижу. Глаза слезятся из-за запаха. А теперь еще очки запотели. Этот тип был… едкий. Есть идеи, где ты мог видеть логотип?

– Не-а, – Чарли вышел из укрытия. – Похоже, нам придется спросить у него, откуда он.

– Ни за что! – вскрикнул Алфи, протиравший очки. – Я не собираюсь с ним разговаривать!

Чарли приподнял бровь.

– Что такое, Блуэнталь? Боишься?

Слово «боишься» произвело на друга магический эффект. Он разогнулся, выпрямил спину и без тени смущения ответил:

– Да, боюсь. А ты?

– В ужасе, – признался Чарли. – Именно поэтому нам и следует это сделать.

– Похоже, ты прав, – вздохнул Алфи, сдаваясь.

Путешествия в Нижний мир многому их научили. Главный урок: никогда не убегать от существ из страны кошмаров. Чтобы изгнать их, нужно посмотреть в лицо своим страхам. Если ты испугаешься, они будут питаться твоим ужасом. И вскоре начнут являться тебе во сне каждую ночь.

– Хорошо, – сказал Чарли. – Нам вряд ли понравилось бы, если бы этот парень навещал нас с наступлением темноты. А теперь поторопись, или мы его упустим.

Мужчина уже почти подошел к машине.

– Извините! – позвал Алфи. – Сэр!

– Эй, вы, с краской! – заорал Чарли: на вежливость не было времени.

Мужчина что-то прорычал в ответ, но не обернулся.

Чарли с тревогой посмотрел на друга. Это был плохой знак. Наряду с шарканьем и слюной рычание – типичный признак зомби.

– Можем ли мы заинтересовать вас прекрасными сочными мозгами? – крикнул Алфи.

– Мммммрэээээмф? – Тип повернул голову в сторону мальчиков, в то время как его ноги продолжали движение.

Внезапно он резко остановился и выронил банки. Синяя краска брызнула в разные стороны, а сам незнакомец безжизненным кулем свалился на землю. Глубокая рана показалась у него на лбу. Он врезался прямо в фонарный столб.

– Быстрее, звони в девять – один – один! – бросил Чарли другу» кидаясь на помощь упавшему.

Добежав до него, мальчик встал на колени, сорвал с себя рубашку, которую надевал поверх форменной футболки «Орехового гербария», и приготовился перетянуть ею рану незнакомца. Но выражение лица пострадавшего заставило Чарли остановиться. Несмотря на кровотечение, тип выглядел на удивление спокойным. Лежал на земле с закрытыми глазами и блаженной улыбкой на губах, как будто наслаждался приятным сновидением.

Алфи присел на корточки рядом.

– «Скорая помощь» уже в пути. – Тут он заметил странное выражение лица незнакомца.

– Ого, похоже, кому-то реально требовалось вздремнуть. – Мальчик снял рюкзак и стал искать нужные инструменты. – Пока он в отключке, давай исследуем наш образец.

– Может быть, он и зомби, но это еще не делает его подопытным, – предупредил Чарли друга. – У тебя нет разрешения на вскрытие.

– Человеку нельзя проводить вскрытие, пока он не умер, – Алфи выудил из рюкзака маленький фонарик. – Я почти уверен, что парень жив. Так что технически это была бы вивисекция. Но не волнуйся: я обойдусь без разрезов. – Он приподнял веко мужчины и посветил фонариком в глаз: – Ага, зрачковый рефлекс в порядке. Головной мозг работает прекрасно.

Свободной рукой Чарли вынул из кармана незнакомца бумажник и передал его другу.

– Прекрасно, доктор Блуэнталь. А теперь посмотрим, сможете ли вы найти его удостоверение личности, пока я продолжу исследование.

Алфи обыскал пухлый бумажник и вытащил сине-желтую карточку:

– Парню нужно бы навести здесь порядок. Что, черт подери, такое «Блокбастер видео»? – После еще нескольких попыток он все-таки отыскал водительские права: – Здесь сказано, что его зовут Уинстон Линдсей. Ему сорок четыре года. Он донор органов. Живет на Двадцать седьмой Ньюкомб-стрит в Орвилл-Фолс.

– В Орвилл-Фолс? – удивленно повторил Чарли.

Это был милый маленький городок в горах. Хотя он находился всего в получасе езды от Сайпресс-Крик, Чарли редко там бывал.

– Он проехал весь этот путь ради краски? У них там что, нет хозяйственных магазинов?

– Вообще-то, два, – ответил Алфи.

Чарли посмотрел на него. Иногда ему казалось, что его друг знал все на свете.

Мальчик вздохнул:

– Помнишь то ужасное лето, когда родители отправили меня в лагерь в Орвилл-Фолс? Воспитатели запирали меня и заставляли заниматься поделками. Приходилось тайно сбегать, чтобы взять книги в библиотеке.

– Как же я мог забыть, – Чарли ухмыльнулся при воспоминании о тех подарках, что Алфи презентовал друзьям по возвращении из ссылки. – У меня еще хранится та сова-макраме, что ты сделал для меня.

Вдалеке раздался рев сирены. В считаные секунды он стал невыносимо громким, и вот уже «скорая помощь» с визгом остановилась на Главной улице, а из задней двери выскочили два медика в синей форме.

– Добрый день, – прогремел один из них голосом, который вполне пошел бы супергерою. – Вы – те двое ребятишек, что нас вызвали?

– Эммм, – промычал Алфи.

На мгновение показалось, что он может лишь благоговейно взирать на сотрудников «скорой помощи». Потом Чарли пихнул друга локтем, и наука брызнула из того фонтаном:

– Объект без сознания, но зрачковый рефлекс в норме.

Второй медик, женщина, протиснувшись мимо Алфи к Уинстону Линдсею, присела рядом с ним на корточки.

– Здорово вы остановили кровь, – похвалила она Чарли, после того как обследовала рану. – Вы, мальчики, скауты или что-то в этом роде?

– Нет, мэм, – ответил Чарли.

Он редко использовал такое обращение, но этой даме оно подходило как нельзя лучше.

Его друг приосанился.

– Я не бойскаут, но считаю себя чем-то вроде врача-любителя, – гордо выдал Алфи. – Я изучил основные теоретические труды и…

– Отлично, дружище, – прервал его первый медик. Он выгружал носилки, пока его напарница исследовала пациента.

– Зрачковый рефлекс, похоже, в норме, – сказала она. – Но какое-то время он еще будет в отключке. Нужно забрать его как можно скорее.

Алфи повернулся к другу и закатил глаза. Чарли мог себе представить его раздражение. Быть двенадцатилетним мальчиком и так достаточно нелегко – взрослые едва ли слышат хоть слово из сказанного тобой. Но, пожалуй, быть двенадцатилетним гением – сплошное расстройство.

Медики погрузили Уинстона Линдсея на носилки, пристегнули ремнем и запихнули через задние двери в «скорую помощь». Мальчики полезли следом.

– Не спешите, ребятки, – отодвинул их в сторону один из медиков. – Сзади могут ехать только члены семьи.

– Но мы его нашли! – запротестовал Алфи. – И, возможно, спасли ему жизнь!

Он не стал добавлять, что именно из-за них мужчина врезался в фонарный столб.

Чарли хотелось выть от разочарования, но ему удалось выговорить вполне спокойно:

– Сэр, нам необходимо узнать, что с этим парнем. Ситуация может оказаться гораздо серьезнее, чем вы думаете.

Сотрудник «скорой» постучал себя по бейджу с логотипом Вестбриджской больницы.

– Часы посещений с девяти до полудня, – он захлопнул дверь, и «скорая» умчалась.


Чарли и Алфи ринулись через улицу назад к кафе-мороженому и запрыгнули на велосипеды. Им нельзя было упустить этого мужчину. Но «скорая» уже скрылась из вида, когда они выехали на дорогу, и ее сирена звучала все тише и тише. Чарли крутил педали так быстро, как только мог. Волшебным образом вой стал нарастать. Мальчик посмотрел вниз на свои ноги и увидел, что его друг тоже в недоумении. Каким-то чудом они нагоняли «скорую помощь».

Друзья свернули за угол и ударили по тормозам. «Скорая» остановилась прямо перед ними на светофоре. Ее задние двери были открыты, медики стояли рядом. Они вглядывались в заросли деревьев вдоль дороги. Оба выглядели ошарашенными, и у одного под глазом явно намечался синяк.

Чарли взглянул вниз. Тонкий хвост капельницы тянулся от задних дверей «скорой», по дороге и дальше – к деревьям.

– Что произошло? – спросил Алфи.

– Самая странная вещь, которую я когда-либо видел, – ответил мужчина, не выходя из оцепенения. Затем посмотрел на напарницу: – Нам следует доложить об этом.

Она достала рацию.

– Диспетчер, это машина «три». Ответьте.

Голос пробился сквозь помехи:

– Говорите, машина «три».

– Вы не поверите. Парень, которого мы только что подобрали на Главной улице. С травмой головы.

– Что с ним?

– Он сбежал.

Чарли и Алфи обменялись тревожными взглядами.

– Он что?.. Тот самый, про которого вы доложили, что он без сознания с подозрением на сотрясение мозга?

– И я настаиваю на этом. Он был без сознания, когда мы его нашли. Потом мы остановились на красный свет. Парень порвал ремни, выдернул капельницу и выбрался через задние двери наружу, попутно наградив моего напарника приличным фонарем под глазом. И скрылся в лесу.

– Но как такое вообще воз… – начал было скептический голос на другом конце.

– Подожди, я еще не приступила к самому странному, – прервала сотрудник «скорой»: – Все время, пока он с нами боролся, его глаза были закрыты. Я вообще не уверена, что он был в сознании.

– Что вы имеете в виду?

Чарли видел, как женщина помедлила, словно ей трудно было подобрать нужные слова. Затем она нажала кнопку и вновь поднесла рацию ко рту:

– Может, я сошла с ума, но мне кажется, это был лунатик. Похоже, все это время он спал.


Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг