Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
381 печ. страниц
2020 год
18+

(Данный материал не является научным или учебным пособием)

Эта книга является плодом творческой импровизации и частной мыслительной деятельности, ровно как и все книги, которые написаны мной

«Душа, все её порывы и проявления, есть ни что иное, как следствие действия нервной системы. Ну, а что такое нервная система, это вопрос включающий в себя в той или иной степени любую из существующих наук, в первую очередь биологию и физику/химию»

Введение

Любовь несёт за собой не только притягательность и влечение на гормонально-метаболической основе регуляции поведения, но и отвержение; ровно в той степени, сколь притягивают чувства, в той и отталкивают. Так во имя любви присуще отрекаться, подобно предсмертные агонистические порывы воплоти вследствие отречения функций жизни от плоти наделённой ими, агония в фатальном виде является, но предсмертно. Так и любовь наличествует или возникает, но в преддверии неизведанного, неопределённого, непредсказуемого порыва страсти, что и делает её подобной смерти. Отличие любви от смерти в том, что в любви возможна не только смерть, но и рождение, творчество, это предтеча хаоса охватывающего все вариации, и конструктивные, и деструктивные. Самое неопределённое состояние, самое разрушительное и самое созидательное, а значит самое вариативное. Своей свойственностью явление любви эквивалентно посяганию на жизнь норовящему во что бы то ни стало сохранить любовь даже вопреки жизни, вопреки творческой кульминации любви, подобно отречение от плоти во благо сохранности проистечения любви. Не жизнь, но любовь. Порой именно отречение знаменует наивысшее проявление созидания. Отречение и влечение не имеет категоричных установок проводящих чёткую черту между ними, ведь любовь неизбежно несёт в себе отречение, а отречение несёт в себе любовь. Так и отречение в определённой степени не есть проявление любви, поскольку способно отрицать и любовь, а любовь не есть проявление отречения, ибо способна любить отречённость или преодолевать её. Но отвержение может быть столь глубинно, словно любовь, ибо несёт в себе возможность отстранения от того, что могло стать основой отвержения ранее, что есть именно свойство любви, любить так, как мог не любить никогда, многое отвергая и многое привлекая пылким чувством. Так неотъемлемы и порой неотличимы любовь и отречение. Это опасное состояние, поскольку зачастую разрушает то, что порождено им, ибо способно разрушать конструкцию ментальной логики, не замечать её или пресекать её.

Другой вопрос: отвержение чего, отречение от чего, любовь к чему, влечение к чему, кто, что, кого и как отвергает, кто, что, кого и как любит? Но, тем не менее, любовь притягательна ровно в той степени, в какой отрицательна и зачастую к разным явлениям и объектам, к одним притягательна, к другим отрицательна, формальная структура привыкания метаболических стимулов психоэмоционального содержания, что в силу динамики своих свойств может резко или постепенно меняться.

Чтоб любить, мы способны многим пренебречь, а чтоб отвергать, мы должны отвергать во благо того, что любим, во благо самого явления любви.

Ну, а чем выше доля психической биполярности (амбивалентности) в проявлениях любви и отречения к одному объекту или явлению, тем ближе сумасшествие, тем громче приступы безумия, тем шире сознание и ярче созидательность. Это опасное состояние, ибо это тонкая черта между гениальностью и безумием, между разрушением и созиданием, с которой можно соскочить едва сделав одно небрежное движение. И по нарастающей интенсификации психической амбивалентности образуется вспышка, под воздействием которой полюса соединяются рассеяв черту между ними и в ином состоянии уводя динамику по совсем другим траекториям на другом кинетическом уровне. Подобно перерождению звезды раскинувшейся до пределов, что после длительного напряжения и истощения достигнув неспособности удержать себя полнится остатками иссякающей внутренней энергии и выростая в гораздо большее, чем способна быть в пространственных параметрах. У умирающей звезды не хватает массы и силы притяжения, чтоб быть центрированной, сплочённой и интенсивной в горении, но ещё хватает сокращённого на закате её цикла выгорания источника внутреннего излучения, чтоб создать экспансию параметров и следующий за ней всплеск немыслимой мощности, когда внешние отдаляющиеся слои более не в силах удерживаться, но удерживают остатки излучения внутри, которое сокращаясь провоцирует дифференциацию резко отличающихся состояний внутри звезды, а предельные физические перепады в связи с сокращением излучения и удержанием его расширяющейся звездой образуют последнее разделение физических составляющих и кинетических сред по интенсивности текущих внутри звезды процессов на уровне атомов и плазменных состояний разного спектра, что если образует ускоряющееся расслоение и большие перепады между состоянием ядра и обширных слоёв в звезде, они разделяются в ходе расширения и продуцируют в ходе него обширную по внутренней локализованности интенсификацию и конституционную дестабилизированность, в ходе чего внутреннее тело и ядро в этот момент образуют интровертивный хлопок. Сей всплеск образует нечто утопающее в себе, крайние силовые перепады итогового значения для цикла выгорания звезды, когда при предельном сокращении горения/расщепления/излучения начинается резкая дифференциация разделяющая внутри звезды сформированные физические компоненты и химические элементы по их состояниям и параметрам, когда звезда в последний момент в буквальном смысле начинает резко конденсироваться/остывать (перед этим остывание проходит медленно и это раздувает звезду остатками сокращающегося излучения внутри, где при начале расслоения физических состояний внутри тела звезды образуются волны/вихри с магнитным потенциалом отдельных больших тел с разными габаритами и состоянием полярности в рамках звезды, когда подобное отпочковывание обширных масс вроде солнечных вспышек неболших размеров по тому же конденсационному механизму остывания при взаимодействии с внешней средой, которые в меньших параметрах из-за ещё интенсивного горения/большей динамики не приводят к их устойчивому формированию, что в последней стадии горения звезды приводит к наименее интенсивным/наиболее обширным вспышкам/волнам размером с громадные участки тела звезды, способным смещать силовую инициативу основного магнитного полюса к себе или даже подменять его, что продуцирует разрывание звезды и большой реверсирующий перепад обратно в состояние единой массы, но уже в её интенсивном схлопывании при обширной дифференциации кинетических разностей в звезде формирующей резкий силовой перепад приводящий к разрушению тела звезды), что продуцирует резкое уменьшение габаритов или ускоренную пульсацию ведущую к сокращению габаритов и взрыву в ходе формирующегося наиболее существенного электромагнитного перепада/коллапса/выброса и предельной дифференциации разностей на базовом уровне, в момент смыкающий два полюса единым щелчком в гравитационную сингулярность (сначала смыкая полюса внешне в ходе образования в звезде потенциалов с огромной дифференцированной полярностью смещающей локализацию полюсов звезды, тем вызывая силовой электромагнитный перепад/коллапс, а в момент схлопывания смыкая полюса уже внутренне/существенно сближая их и отбрасывая в ходе их резкого сближения все раздутые внешние оболочки в ходе интенсивного разделения сред разной плотности по составу и состоянию, что происходит и в моменты вспышек на звёздах, но в меньших объёмах и более интенсивно на средних стадиях горения звёзд) доносящуюся эхом по всей вселенской округе, после чего исчезает прежняя форма, что могла быть разделённой, несбалансированной или единой, ибо становится предельно центрированной на короткий миг меняющий всё и навсегда, но приводя к большей динамической устойчивости. Применительно к психике подобные процессы в нервной системе и цикле жизни можно назвать когнитивной вспышкой, которая порождает психическую сингулярность, ментальную неограниченность восприятия к окружающим закономерностям.

Психея

Прежде всего, психиатрия, это не только удел знаний и информации полученной из учебников и университетов о патогенезе и диагностике психозов, психиатрия, это способность помимо знаний, но совместно со знаниями выявлять ход патогенеза и диагностировать симптоматику, что делает возможность излечения наиболее вероятной и корректной. Психиатрия, это прежде всего удел проницательности, восприимчивости. Психиатрического образования может быть недостаточно, чтоб выявить точные очертания патологии и её наличие, ибо здесь нужно чувство дела, чувство собеседника, чувство природы человека в тонких спецификах и обозревание социальной структуры в целом, кропотливое сопереживание, но при этом непринуждённое понимание, проницательность, язык, на котором говорят души.

У психики есть свойство обозначать собственное главенство или обозначать абстрактные признаки дабы достичь главенства, при этом выдумывая факты, критерии и свойства вопреки действительности, вплоть до мании, одержимости, самовнушения и попыток внушения. И мотивирующей целью здесь может выступать не только достижение главенства в отдельных вопросах или в обществе, но и попытка избегать чего-то непривычного, неприятного или напрягающего, способного разубедить в мнимой обоснованности главенства. Изоляционное свойство психики, как блок норовит избегать ровно в той степени, в какой это может проявляться в изрядном желании что-то постичь или чего-то добиться. Что так или иначе есть проявление главенства относительно воли решать и определять направленность своих действий, намерений, побуждений, вне зависимости от того, что это, мания, фобия, астения, комплексная субмиссивная блокировка, депрессия или изоляционная подавленность (психика в любом случае претендует в виду своих функциональных свойств, даже если они основательно нарушены). Поэтому в начальной стадии, ознакомления исследующего с исследуемым, играет важнейшую роль создание доверительных отношений и открытого диалога с чёткой расстановкой намерений и компетентности полномочий на установление контакта со всеми глубинами психики. Но анализ характеристик так или иначе начинается с первого визуального контакта (мимика, одежда, моторика, манера речи и поведения).

Также следует отметить тот момент в отношении к личности, что личность есть ни что иное как особенности поведения и поведенческие характеристики, являющиеся непосредственно следствием и последствием работы мозга соответственно его морфологическим качествам и биохимическим процессам, протекающим в нём в соотношении с опытом, памяти и всех имеющихся обстоятельств. В обстоятельства стоит включать не только ситуативно происходящее в данный миг, но и соотношение происходящего с будущим, с прошлым, так прошлого и будущего между собой, уделяя внимание, вербальным и невербальным проявлениям, переживаниям, эмоциям. Также необходимо уделять должное внимание выявлению воспоминаний о прошлом и отношений к нему (анамнез), настоящего (ориентация восприятия, эмоции, реакция, терпеливость, нетерпеливость), и будущего (мыслительная продукция, связь с репродукцией и настоящим, иллокуция, локуция, перлокуция). Отмечая связь между прошлым настоящим и будущим в соотношениях между ними, проводится наблюдение за мыслительным процессом и его характером (связность\бессвязность семантики, произношения, равномерность, резкие тематические скачки, тональные скачки, темп, болезненные семантические ассоциации, аффект, подавленность, доминант, субмиссия). Это может происходить как в произвольной (неформальной беседе), так и в целенаправленной, когда исследующий преобладающе направляет диалог и даёт установки исследуемому, концентрируя его внимание на воспоминаниях, на настоящем, на продукции будущего. Либо можно позволять исследуемому, в определённых моментах или в целом направлять диалог, тем наблюдая за его конструкцией и ходом, но периодически вставляя в беседу коррективы, дабы не отдалять исследуемого от сути процесса. Любые реакции, отзывы, ответы, игнорирования, отрицания, являются показательными вне зависимости от их результатов.

Не стоит исключать и влияние на психику общего состояния организма и отдельных его частей (соматическое здоровье).

Особенности строения мозга могут выглядеть вполне как симптомы различных заболеваний, но не являться таковыми систематически и патологически, хотя это может способствовать развитию патологии и быть продромом патогенеза. И именно здесь необходима проницательность, чтоб отличить имеющуюся патологию и особенность поведенческих манер вытекающих из специфики строения мозга и обстоятельств, учитывая имитативность, симуляцию, симилятивные конструкции ассоциативной деятельности, диссимуляцию, конверсионные симптомы. Этим психиатрия противопоставлена психологии, поскольку психология во многом ориентирована на выявление симптоматики согласно образному суждению о поведении и психике не учитывая их материальную основу, сам мозг, который имеет огромный разбег в различиях строения и функциях у разных особ, что имеет и не меньший спектр различий в соотношении с социальными влияниями на психику. В психологии имеется множество тестов, которые могут быть вполне ошибочными, учитывая наличие в них очевидных просчётов и недочётов специфики ориентаций задач этих тестов, что можно продемонстрировать, если на это будет надобность. Также нужно учитывать, что психология стала во многом методикой заработка денег, что просто напросто выталкивает её из научной среды и медицины на задворки торговли и афёр, как это уже случилось со многими ответвлениями психологии фиктивно рыщущих в поисках наживы, которые стали психологическими сектами и скопищами неоригинальных шарлатанов.

Не стоит забывать, что психиатрия(psychiatrie от др.-греч. ψυχή – душа и ἰατρεία —лечение) как наука есть исследование не только заболеваний души (мозга) с целью её (его) излечения, но и в целом изучающая любые поведенческие особенности и проявления психики в качестве создания и дополнения научных данных прорисовывающих понимание психической деятельности в виду её несоизмеримого разнообразия и богатства.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 38 000 книг

Зарегистрироваться