Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • cadgoddo
    cadgoddo
    Оценка:
    28

    Один из героев романа перед смертью держал в руках два конверта. В одном была запись о пустоте, о том, что ТАМ нет вообще ничего. В другом были слова о туннеле, свете и других свидетельствах переживших клиническую смерть. Поскольку герой находился в больнице, процесс умирания был долог и контролировался врачами, была надежда, что в самый последний миг, уже сделав первый шаг, герой успеет сделать выбор и удовлетворит не только свое любопытство. Успел, но, кажется, перепутал.

    Я специально не читал заранее ничего об авторе, о котором впервые слышал, не просматривал отзывы о произведении, наши или англоязычные. Я знал только ключевые слова, точнее, одно ключевое слово, присутствующее и в названии. Я остановился на романе и продолжил жадно его читать после добрых двух десятков, отброшенных на первых страницах. Находясь в стрессе в течение долгого времени, я стал жутко раздражителен. Я отбросил "Свет в окошке" Святослава Логинова за советско-лагерно-водочный антураж. Я отбросил "Танатонавтов" Вербера из-за того, что уже когда-то читал, а также из-за злости, что я это вообще читал и тратил время, драгоценное время. Я отбросил какой-то несвежий роман Лукьяненко за то, что в самом начале сели бухать, а потом обрели свалившийся с неба дар убивать любых чемпионов голыми руками. И так далее. А потом я нашел "...Смерть" и успокоился.

    Действие происходит попеременно на этом свете и на том. Идея существования мертвых как бы взята у Логинова, но подана без набившей оскомину сатиры. Суть в том, что ты существуешь после смерти, пока тебя помнят живые. К.Б. пишет о Городе, население которого составляет явно около двух-трех десятков миллиардов. Это сложно представить, а автор особо и не старается нам помочь. Просто ставит перед фактом. Люди в Городе занимаются примерно тем же, чем занимались при жизни. Или тем, чем при жизни хотели заниматься. Упоминаются деньги, по крайней мере, один попрошайка их клянчил, но, возможно, по привычке. Жители сельской местности особо не упоминаются, а также люди, скажем, из амазонских или новогвинейских джунглей. Может быть, им было выделено Село и Джунгли? Не знаю... Как бы там не было, вскоре из Города исчезло подавляющее большинство населения. Остались только те, кого помнила главная героиня. Почему, спросите вы?

    Потому что на этом свете Лори осталась одна.

    Чего греха таить, роман полон специфической американской "клюквы", которую я не любил еще у Брэдбери и Саймака. Тем не менее это лучше потоков водки в русскоязычных произведениях. С другой стороны, полностью прочитанный перед этим "Контакт" Карла Сагана не заполнил все пустые места в моей душе, оставив легкий привкус лекции по астрофизике. Пасторальные рассуждения безжизненных о смысле жизни, их лирические воспоминания составляют контраст с суровой борьбой Лори за выживание. Дело в том, что в тот момент, когда все население Земли стало стремительно умирать, Лори оказалась в малонаселенной Антарктиде. Это помогло ей избегнуть вируса, но обрекло на невыносимые испытания. Западные авторы не боятся опускать своих героев на самое дно, а то и еще ниже (в экзистенциальном, а не геометрическом смысле). То, что помогало Лори выжить, было залогом продолжения жихни Города.

    Кроме смерти и выживания, третье ключевое слово романа - пандемия. Роману был предопределен коммерческий успех, согласитесь. Автор не стал любоваться сценами мародерства и гор трупов, честь ему и хвала за то. В принципе, пандемия была нужна только для того, чтоб оставить Лори одну, не более и не менее.

    Несмотря на некоторые логические нестыковки и эпизодическую затянутость читать роман было приятно и интересно. Автор явно близок мне по мировоззрению, а можеть быть и по характеру. Я - русскоязычный, но большинство произведений современной российской литературы (исключая "премиальную" и малотиражную) вызывает резкую антипатию. Мне со стороны кажется, что Россия быстро движется в сторону придуманных на стороне для нее стереотипов: пьяная, в шапке-ушанке, с медведем в обнимку, что бы это не значило.

    Главные герои романа К.Б. любят, страдают, борются всегда осознанно. Это вовсе не значит, что сухие прагматики, ведь любят же, страдают. Они не делают выбор очертя голову (в худшем случае - в пьяном бреду) панацеей для всех проблем. Не орут "была - не была", чтоб потом приспосабливаться к тому, что вышло, к тому, что, в сущности, решили за них другие. Они решают сами. И решают быстро. И если не получилось - переделывают. Но ошоибки редки, так как с печи слезли рано, предшествующие годы прожиты не зря. Это не преклонение перед Западом, нет, там тоже хватает разного... Правила жизни выбраны мной давно, до детального знакомства с западной культурой. Как-то уж так получается, что моральную поддержку могу найти чаще там. Видите ли, я ведь не семи пядей во лбу, "умную" литературу долго и часто читать не могу, голова болеть начинает))). Спасибо таким творцам, как Рэй Брэдбери и Кевин Брокмейер за ненавязчивое и душевное чтение!

    Как обычно, у книги беру больше, чем она может дать. Не раз уже об этом писал, под данным именем или другим, не стесняюсь повторяться. Я впускаю гостя в свою голову и свою душу. Я не приглашу того, кто оставит разбросанные окурки, пластмассовые стаканчики, лужи крови, пятна всякие. Нет, я ищу друга, мы многое скажем, я ему, он - мне. Пройдет время, друг (подруга?) уйдет, останется тепло, останется свет, пусть и не всегда белый. Останется память.

    Я буду помнить.

    P.S. Самый существенный недостаток романа - достаточно невнятная концовка. Возможно, Лори умерла прежде, чем Кевин успел написать все, что хотел. Если ты не обладаешь таким могущественным талантом, который бьет меня по голове в "Невидимых городах" Итало Кальвино, то хотя бы надо немного принапрячься и выдать читателю катарсис по полной программе. Но Кевин решил так. Что ж, я принял и такой конец тоже.

    Читать полностью
  • Lanafly
    Lanafly
    Оценка:
    23

    Что является главным связующим звеном между миром живых и миром мёртвых? Конечно же, память. Именно благодаря ей ушедший человек продолжает жить, продолжает как бы сосуществовать рядом с тобой.
    Автор романа (непонятно почему занесённого в рвущую шаблоны оранжевую серию "Альтернатива") не придумывает ничего нового, утверждая подобные истины.

    Где-то там, в мире нереальности, бурлит жизнью? послежизнью? огромный город. В него постоянно пребывают всё новые и новые жители, которых объединяет одно непонятное явление: они слышат стук сердца. Слышат фоном, но отчётливо и постоянно. Работают магазины, фабрики, соединяются семьи, заселяются дома... Не Рай и не Ад, а нечто вроде огороженного поселения перед переходом в иное измерение. Жители в курсе, что они мертвы, но принимают свою новую ипостась с покорностью.
    Слепой, просящий милостыню, молодой журналист, носящий библейское имя Лука, любящая Булгакова одинокая девушка Минни, пожилая супружеская пара - их всех что-то объединяет. Возможно то, что они знают некую Лори? Из мира живых.

    А в реале положение вещей хуже некуда: свирепствует пандемия, мир уничтожает смертоносный вирус, способный погубить род людской за несколько недель. А это значит, что неминуемо исчезнут и люди из невидимого города. Таков закон, и жители Послесмертья начинают пропадать, просто испаряться теперь уже навсегда.

    В книге попеременно рассказывается о двух параллельно существующих мирах: земном и загробном. И повествование о Лори, специалисте по дикой природе, посланной вместе с группой исследователей в Антарктику для разработки методов применения полярного льда в создании безалкогольных напитков, честно говоря, захватывает больше внимания. Хотя предугадать чем закончится роман не составляет труда. В том-то и жалость. Уж слишком он предсказуем, и большинство его событий можно предсказать заранее.
    Литературный язык неплохой, описания выживания героини в суровом климате тоже вполне интересны. Но не более того. Честно говоря, колебалась между 3.5 и 4, но решила не привередничать)

    Читать полностью
  • zithes
    zithes
    Оценка:
    1

    Автор дошёл до интереснейшей идеи, но как будто совершенно не знал, что с ней делать. Такого разочарования от диссонанса задумки и воплощения я ещё не испытывала.

  • FagerstromHardbac...
    FagerstromHardbac...
    Оценка:
    1

    Стены сомкнутся и пузырь наконец лопнет, вот где наступит конец – прямо здесь, среди скамеек и шуршащих деревьев, через несколько дней или недель, и этого нельзя избежать. Они соберутся вместе на лужайке вокруг монумента, сколько бы тысяч их ни было в городе, и будут стоять плечом к плечу, слушать голоса друг друга и дышать единым дыханием. Будут ждать прихода той силы, которая вереницей повлечет их на следующую ступень, тот далекий мир, где сломленные души в муках лишаются прошлого.
    Так заканчивается эта книга, бесспорным и не нуждающимся в доказательстве фактом смерти. Она есть, она рядом, она спит с вами в постели, ходит с вами на работу, и даже когда вы отдыхаете, веселитесь и наслаждаетесь жизнью, она не покидает вас. ЕЕ не надо боятся, и воспринимать как зло, она сестра жизни (инь@янь) две стороны одной медали. И у нее есть своя краткая история, история ее жизни в ее мире, в городе мертвых, описанная превосходным пером Брокмейера. Современное общество боится смерти, потому что воспринимают жизнь как огромный чемодан, куда они складывают свое богатство, с которым трудно расстаться. Дайте человечеству формулу эликсира жизни, и оно заплатит за него кровью.
    «Краткая история смерти» К.Брокмейера, является литературной формой неоконченного романа, а по другому и быть не могло, из города мертвых никто не вернулся, и поэтому не ищите конца в бесконечности. Брокмейер прекрасно показал, что физическая гибель тела не является концом, она всего лишь форма физического мира, оболочка для вечного, и вечным в книге выступает память, как связывающее звено между жизнью и смертью. Смерть – либо конец, когда тебе уже всё равно, либо переселение, а значит, продолжение. Никто не знает, что такое смерть. Откуда тогда мысли, что она страшна? Возможно, всё происходит безболезненно: организм, скорее всего, пребывает в состоянии шока, поэтому автоматически лишает себя чувствительности. Обратите внимание на сон. Ведь его называют маленькой смертью. Человек находится в бессознательном состоянии, у него ничего не болит. Когда вы умрёте, вы так же безмятежно и сладко заснёте, а проснетесь в городе мертвых. В городе мертвых вы обретете покой, встретите свою любимую, найдете потерянную семью, смерть смоделирует вам идеальные условия существования, здесь вы сможете подумать о жизни уже будучи мертвым, переосмыслить ее, очистится перед «ничто». И Брокмейер прекрасно предоставил такую возможность, попасть в город мертвых, еще будучи живым, а значить осознать целиком и жизнь и смерть. Знаете в одном авиаклубе весел плакат, слова которого запали мне глубоко в душу: «Побывай на небесах при жизни», вот и эта прекрасная книга, предоставляет нам такую возможность.

    Читать полностью
  • 100-Sotka
    100-Sotka
    Оценка:

    Я долго искала эту книгу.Ожидания были выше ,чем сама книга,НО-несмотря на это я могу с уверенностью сказать,что границы моего сознания она расширила. "Краткая история смерти" стала для меня книгой о загробном мире и о том,что никто не знает КАК мы будем умирать и ГДЕ мы в итоге окажемся. Евангелие не описывает ни Рая ни Ада-так почему же это лишь котлы да кущи.Мы не знаем как всё это выглядит,потому что никто не возвращается.
    Смысл книги,конечно,в другом-о том что нужно помнить близких и они останутся в наших сердцах ,но это часто затрагивалось в литературе, а вот мысль об ином загробном мире и пути к награде или наказанию для меня оказались новы.Читайте,если вам нужна иная точка зрения на то,что происходит с нами после того,как сердце перестаёт биться.
    P.S-Если это краткая история смерти(именно смерти ,как явления)-тогда нужно продолжение-ведь рассмотрен лишь первый этап жизни после смерти(простите за оксюморон и лексические повторы)-по крайней мере мне так показалось
    Спасибо за внимание. By Sotka...

    Читать полностью