Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Мерлин был как вывернутая наизнанку резиновая перчатка. Все, что я принимала как должное, – улыбки, смех, любовь, – все естественное, как дыхание, ему было недоступно. Мой сын – изгнанник на планете, которая по ту сторону моего понимания, по ту сторону логики. Он смотрел на меня глазами пустыми и круглыми, как лампочки, и я знала, что мы все с ним – в разных пространственно-временных континуумах. Этот ребенок – сплошные подводные течения и импульсы
  • Пока мы ждали вожделенного места, минуты ползли мимо на четвереньках, моля о воде.
  • ни у одного чувака еще не встало на телку лишь потому, что у нее палас чистый.
  • С моей правой руки уже нельзя было, кажется, снять отпечатки.
  • От мохито до финито пройдет две недели.
  • Но любимый пункт назначения любой девушки – уютная точка, начинается на «G».
  • мы-то и потеряли квадратный корень из гипотенузы. Иначе зачем мы заставляем детей его искать?
  • А лобок? Такое впечатление, что ты укрываешь у себя в трусах сбежавшие брови Брежнева.
  • Живи проще, смейся чаще, люби глубже
  • Заходит новый врач. Спрашивает у меня, как зовут моего сына.
    – Мерлин. Я назвала его Мерлином – хотела, чтобы он был не как все. Так и вышло, – гордо отвечаю я. – Чарующе, поразительно, ослепительно.
  • – Так что же будущее уготовило мне? – спрашивает Мерлин вооруженного стетоскопом врача. – Будет ли устрицей мне этот мир?[123]
    Врач несколько ошарашен. Но диагноз мне очевиден: да, будет. И Мерлин в этой устрице вырастет в жемчужину, песчинка за песчинкой.
  • – У тебя, мама, тоже чудесная память, – констатирует Мерлин. – Ты отлично все забываешь.
    Я смеюсь, потому что он прав. Я забыла, как сильно люблю моих друзей и семью, как сильно они мне нужны.
  • – Слезные прокладки сносились вместе с остальной сантехникой. Я вся подтекаю, – говорит она, пытаясь взять себя в руки.
  • Когда судьба открывает одну дверь, второй она непременно прищемляет тебе пальцы.
  • Мама с сестрой пообещали на день Рождества закопать топор войны, но чуяло мое сердце, что ямку они вырыли неглубокую, а рядом положили лопату.