Книга или автор
Книга недоступна
Жизнь после жизни

Жизнь после жизни

Премиум
Жизнь после жизни
4,1
246 читателей оценили
461 печ. страниц
2014 год
16+
Оцените книгу

О книге

Что, если у нас была бы возможность проживать эту жизнь снова и снова, пока не получится правильно?

В Лисьей Поляне, метелью отрезанной от внешнего мира, рождается девочка – и умирает, еще не научившись дышать.

В Лисьей Поляне, метелью отрезанной от внешнего мира, рождается та же девочка – и чудом выживает, и рассказывает историю своей жизни.

Рассказывает снова и снова. Пока не получится правильно прожить двадцатый век: спастись из коварных волн; избегнуть смертельной болезни; найти закатившийся в кусты мячик; разминуться с опасным ухажером; научиться стрелять, чтобы не промахнуться в фюрера.

Впервые на русском – самый поразительный бестселлер 2013 года от автора таких международных хитов, как «Человеческий крокет» и романы о частном детективе Джексоне Броуди («Преступления прошлого», «Поворот к лучшему», «Ждать ли добрых вестей?», «Чуть свет, с собакою вдвоем»), которые Стивен Кинг назвал «лучшим детективным проектом десятилетия».

Читайте онлайн полную версию книги «Жизнь после жизни» автора Кейт Аткинсон на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Жизнь после жизни» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Елена Петрова

Дата написания: 2013

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785389075825

Дата поступления: 02 марта 2018

Объем: 830.7 тыс. знаков

Купить книгу

  1. AffrontiRegiven
    AffrontiRegiven
    Оценил книгу

    Эту книгу я начинала читать три или даже четыре раза, но никак мне не удавалось дочитать её до конца, и дело не в том, что книга не интересная, наоборот, история очень интересная, сюжет необычный и место в котором происходит и живет семья Тодд тоже весьма интересное. В чем же причина того, что я не могу дочитать эту историю? Все дело в том, что я запуталась в этих всех реальностях. С одной стороны все написано четко и понятно, а с другой стороны все очень запутанно и не понятно, правда то, что ты сейчас читаешь или нет, или это очередная ловушка.

    Мне было сложно понять эту книгу, помимо этого в ней автор поднимает тему войны, что еще больше нагружает итак эту непростую историю. Читать постоянно о том, как умирают люди, как бомбят города, как разбиваются пилоты самолетов и страданиях, которые выпадают на долю человека раз за разом все тяжелее и тяжелее. Вообще я не думала, что книга с такой милой обложкой и таким фантастическим названием будет рассказывать о смертях и войне. Хотелось легкого чтива на пару вечеров, но оказалось эта книга куда масштабней и интересней, чем хотелось. Но, наверное, это все больше плюс чем минус, если бы не такая простая тема, то книга ничем бы выделялась среди такого большого количества литературы.

    А еще меня, конечно, заинтересовала Урсула и то, что с ней происходило. Почему она постоянно погибала? Может потому, что должна умереть во время рождения? Может быть, она не выполнила свое предназначение? Может быть, ей было суждено остановить войну и убить Гитлера? Походу эти вопрос так и останется без ответа. Но самое интересное то, что каждый раз умирая и возрождаясь вновь, главная героиня помнила, что с ней произошло в прошлой жизни? Почему? На этот вопрос тоже, увы, ответа не нашлось. А еще меня немного смутила последняя глава, она прибавила книги еще больше странностей.

    Очень необычный роман, трудный, глубокий, интересный, что самое главное он оправдывает свое звание "бестселлера", хотя чего- то в ней не хватает или наоборот есть лишнее, кому как.

    Прочитано в рамках "Флэшмоб 2016" за совет спасибо brunhilda
    Катюш, огромное спасибо за совет и возможность наконец-то дочитать эту книгу, сама бы я до неё не дошла)

  2. JewelJul
    JewelJul
    Оценил книгу

    Была бы я математиком, я бы сказала, что жизнь похожа на граф. Стойте, я ведь и есть математик, хоть и без опыта работы по специальности. Хорошо, жизнь похожа на граф.
    Граф:

    Движемся мы из узла в узел, каждый раз выбирая разные ребра, выберешь одну дорогу, попадешь в один узел, выберешь другую дорогу, попадешь в другой. Возможно, сделав пару тройку неверных выборов, попадешь в узел, до которого была короткая дорожка. А еще в любой момент можешь попасть на черное пятно - одно неосторожное движение тебя/твоих родителей/того постороннего усатого дядьки - и ты мертв. Умер, запутавшись в пуповине. Умер, утонув во время прилива на море. Умер от испанки. Три раза. Трудно избежать смерти от испанки во время Первой Мировой.

    Этот граф накладывается на графы тех, кто вокруг тебя. И даже на графы случайно встреченных людей. 5 минут - и ты опоздал на ежедневный поезд, сел на другой - и бинго! - через 5 лет ты женат. Или она уехала более ранним поездом, и все, твоя потенциальная жена спилась и скурвилась. Хрен вам, а не счастье.

    Дорожки бывают кривые, вот особенно автор не любит, когда плывут по течению, сразу придумывает им особенно жестокое наказание, вроде алкоголизма, мужа-садиста, самоубийство в газовой духовке. Когда борешься или даешь в морду всяким козлам, тогда автор любит больше, тогда есть надежда, что ты закончишь университет, съездишь в Европу на годик, Гитлера убьешь, наконец. Или стоп, такое тоже не подходит. Лучше просто прожить жизнь. Возможно, в момент выбора дороги тебя будут терзать сомнения, страхи, паника - это должно быть предостережением, интуиция шепчет, не выбирай эту дорогу, а то смерть башка попадет, совсем мертвый будешь. Жаль, что не у всех и не всегда эта интуиция работает.

    Вначале я все думала, за что же Урсуле Тодд такие возможности, такие путешествия по своему графу. А потом поняла, что ни за что, что в сущности, Урсула - это все та же я, ты, он, она, все. Идем вслепую, бесконечно выбирая эту чертову правильную дорогу. Вот об этом книга получилась. Кстати, еще действует закон сохранения энергии. Если в каком-то месте слишком хорошо, то будь уверен, что в каком-то другом месте будет пипец как плохо. А возможно, это все чушь собачья и мы все кому-то снимся. Но это было бы слишком хорошо.

  3. zurkeshe
    zurkeshe
    Оценил книгу

    Метельной ночью 1910 года Урсула Тодд родилась мертвой, в детсадовском возрасте утонула, выпала из окна и умерла от «испанки», пережила ранний аборт, была забита до смерти мужем-кретином, так и не познав счастья материнства, застрелила Гитлера и была изрешечена штурмовиками, десяток лет спустя стала ближайшей подружкой Евы Браун, погибла при бомбежке Лондона, предпочла убить себя и дочку, чтобы не достаться наступающим на Берлин красным ордам, тихо умерла не дождавшейся счастья нестарой старушкой. Каждая смерть была настоящей, зачастую страшной, но не бесповоротной. Наоборот, она оказывалась поводом родиться заново — и жить, не помня прошлых жизней, но слепо шарахаясь от теней грядущего зла, которые убьют тебя и твоих близких. Значит, надо сделать все, чтобы не убили. Все, что можно и нельзя.
    Аткинсон всегда отличала страсть к бытописательству, интерес к сшибке эпох и мерцающему режиму повествования. Ранний роман «Человеческий крокет» можно считать чуть ли не манифестом этих страсти-интереса-режима, однако и формально детективный цикл про Джексона Броуди был вполне показательным. «Жизнь после жизни» явно должна была стать вершиной на этом пути. К сожалению, не стала. И это очень странно.
    Роман следует сразу куче трендов — и частному авторскому, и глобальному культурному (переживающему всплеск интереса к экзистенции на военном фоне), и локальному британскому. Эпохальная, фактурная и блистающая мелкой моторикой «Жизнь после жизни» гораздо кинематографичней счастливо (и неплохо) экранизированного «Джексона Броуди», но более всего напоминает не «День сурка» и не «Беги, Лола», а стопроцентно английские «Искупление» и «Зависит от времени» (называть «About Time» вслед за российскими прокатчиками «Бойфренд из будущего» мне не велят остатки совести). Проблема в том, что названные фильмы, да и всякие толковые сюжеты, ведут пусть к избитому, но выстраданному финалу. В романе Аткинсон избито многое, от персонажей до Великобритании, которая представлена вполне полноценным, пусть и не слишком добровольным, героем — книги, истории и жизни. Мысль «Мы и есть страна» продвигается через страницы романа с почти советским упорством и почти толстовской основательностью — при истовом соблюдении английских стандартов. Но финал романа просто съеден фабульным излишеством. Принцип «А теперь попробуем так» становится самодостаточным уже ко второй трети романа и далее торжествует упомянутым в тексте Уроборосом, тотально и безостановочно. Читатель восхищается, пугается, сострадает и ждет катарсиса. А катарсиса, тщательно подготовленного, кстати, не видать — он сожран вместе с хвостом, и чего там творится в темных желудочных безднах, поди знай.
    Так обычно и бывает, конечно — что в жизни, что после жизни. Но от Аткинсон мы привыкли ждать более ясных финалов.
    Сами виноваты, в принципе.

  1. «Что, если у нас была бы возможность проживать эту жизнь снова и снова, пока не получится правильно? Вот было б здорово, да?»
    12 июня 2014
  2. Люди в большинстве своем беспорядочно дрейфуют сквозь события и лишь задним числом осознают собственную значимость.
    7 апреля 2015
  3. Она желала уединения, но тяготилась одиночеством – загадка, которая была очень далека от своего разрешения.
    6 апреля 2015
Подборки с этой книгой