Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • Kasumi-sama
    Kasumi-sama
    Оценка:
    47
    Как же я боялась начинать читать эту книгу! Кто бы знал! Вот каждый раз, стоило только взгляду зацепиться за название, на меня накатывала паника, проскакивая верхом на табунах мурашек туда-сюда. А все почему? Потому что это ужасные ужасы, думаете вы? Нет, совсем нет. Просто у меня так бывает всегда, когда я должна прочесть еще не знакомую мне книгу уже полюбившегося автора. А Кейт Аткинсон после «Человеческого крокета» и «Жизни после жизни» мне очень полюбилась. Мне просто до чертиков нравится ее манера писать, нравится этот необычный, быть может, несколько сумбурный, но мелодичный стиль повествования. Ее книги – как море. То волна наступает, открывая будущее, то отступает, обнажая тайны, сокрытые в прошлом.
    В этой книге перед нами, благодарными читателями, словно на витринах музея выставлены тайны Руби Леннокс.
    Вот это, к примеру, тайна рождения. Правда, не очень-то радостная тайна. Мать, кажется, совсем не рада появлению на свет новой дочки (их и так слишком много, на ее взгляд), хотя это-то как раз не секрет – Руби, еще находясь в утробе, поняла, что Банти она только в тягость. Отец даже думать не думает, что у него где-то там в данный момент рождается очередная дочь, – он занят тем, что вешает на хорошенькие дамский ушки лапшу под соусом «я не женат». Сестры тоже не лучатся оптимизмом – одна занята поисками одиночества, а другая стремится стать объектом всеобщего внимания и восхищения. Соответственно, ни одной, ни другой Руби не нужна – ведь она еще одна нарушительница спокойствия и соперница за внимание взрослых в одном лице.
    А вот это – поглядите, как она красиво переливается – тайна загадочного отъезда к тетушке. Бедную Руби срывают с места и увозят за тридевять земель к тете. Жить. Представляете, каково было малышке Руби в одном доме с ужасными близняшками, которые словно инопланетяне? Вот, а ведь девочка еще и не понимала, почему она вдруг оказалась так далеко от своей семьи.
    Пройдемте дальше, вот к этой витрине. Здесь вы можете полюбоваться тайной поездки в Шотландию. Да, странное было времечко. А ведь говорят, у Руби шотландские корни…
    Хотя, что это мы остановились? В этом музее еще очень много тайн, во-о-он сколько витрин мы еще с вами не осмотрели. А еще здесь есть Главная Тайна, которую Руби скрывала сама от себя долгие годы. Тайна тяжелая, мрачная, полная обмана и лжесвидетельства. Но не стоит торопиться, сейчас мы пройдем мимо этих тринадцати глав-витрин, заглянем в двенадцать осколков прошлого, и, быть может, Руби Леннокс, — владелица музея тайн, капля крови, драгоценный рубин — поделится и с вами тем, что она сама как будто впервые узнала после стольких лет неведения.
    Читать полностью
  • Williwaw
    Williwaw
    Оценка:
    45

    Вот это сага, вот это размах! Я в полном и безоговорочном восхищении.

    Самый эпичный из романов Аткинсон неожиданно оказался еще и её литературным дебютом, написанным почти за 10 лет до "Преступлений прошлого". И меня он впечатлил гораздо больше, чем всё, что я у неё читала до этого.

    Форма повествования – монолог главной героини, мемуары с эффектом присутствия, от момента зачатия до зрелого возраста. Ах, эти горько-сладкие воспоминания детства… даже самое несчастливое овеяно золотистой мерцающей дымкой. А многочисленные отступления в прошлое знакомят с историями матери и её матери и её матери – читателя уносит почти на век назад.

    Сколько судеб, сколько вдребезги разбитых сердец, сколько жизней, утопленных в кастрюлях невкусной еды и потерянных в горах стирки и испачканных пеленок!

    Живым и бодрым слогом, с каким-то даже наигранным оптимизмом (который никого не обманет) Аткинсон поведает о страданиях, смертях, войнах, материнской нелюбви и отчаянии в нескольких поколениях одного отдельно взятого женского рода. Мужчины – только как фон, хотя и об их судьбах будет сказано немало.

    Автор подчеркивает и замечательно иллюстрирует, как настоящие трагедии часто начинаются с чего-то незначительного, с какого-то мелкого выбора или спонтанного решения, о котором потом жалеют всю жизнь. И не случайно Нелл, умирая, вспоминает тот день, когда она не решилась выпрыгнуть из окна вслед за сестрой и отправиться на праздничную ярмарку. Ведь можно всю жизнь провести, боясь поцарапать башмачки.

    Аткинсон много размышляет об отношениях ребенка и матери, особенно в те времена, когда средства контрацепции еще не получили распространения, и большинство детей были нежеланным, тяжелым грузом на шее матери, который она тащила в одиночку. Современные формы материнства автор намеренно обошла стороной (а жаль, мне было бы интересно почитать о том, как росли орехово-смуглые Элис и Перл).

    От чтения я получила огромное удовольствие! Если кто-то еще не знаком с Кейт Аткинсон, советую начать именно с этого романа.

    Читать полностью
  • zhem4uzhinka
    zhem4uzhinka
    Оценка:
    36

    Как интересно читать дебютный роман автора после второго! В «Музее» очень четко видна рука Аткинсон, уже чувствуется, как ей нравится запутывать время, тасовать поколения, она еще не пробует мистические игры со временем, но уже перемешивает разные временные пласты, чередует настоящее с прошлым, рассказывает о нескольких поколениях большого семейства. И уже звучит идея, что эти поколения обязательно чем-то неразрывно связаны, звучит эта мысль, что жизнь – череда случайностей и совпадений, но за ними бледной, едва уловимой тенью видится высший умысел. Идея эта окрепнет и наберется сил к полюбившемуся мне «Человеческому крокету», и там проявит себя во всю мощь.

    Итак, семейная сага. В центре повествования – девочка Руби, младшая из трех дочерей в не очень счастливой семье. Руби рассказывает свою историю, начиная даже не с рождения, а с момента зачатия. Эпизоды из жизни Руби чередуются разрозненными рассказами о жизни предыдущих поколений семьи: ее мамы, бабушки, прабабушки, их сестер, братьев. Совершенно разные судьбы таких разных людей, которые в повествовании скрепляются маленькими и вроде бы незначительными, а в конечном итоге судьбоносными вещами: кроличья лапка на удачу, старые фотографии, пустой медальон… Из этих пестрых судеб сплетается жизнь. Такая, какая есть: кому-то везет, а кто-то хлебнет горя, рождение и смерть идут рядом бок о бок, дорожки сходятся и расходятся снова, а жизнь идет. И даже в самом конце, на последнем выдохе книги, история закончилась, роман практически завершился, но жизнь – продолжается. И люди продолжаются, не плохие и не хорошие, невероятно разные, в большей степени несчастные, но не погрязнувшие в своем несчастии, а просто – живые.

    Роман действительно во многом похож на «Человеческий крокет», хотя это совершенно разные истории. И «Крокет» сильнее. В «Музее» нет такой завораживающе красивой композиции, автор еще не нащупала ритм, который поможет увязать в гармонию столь разрозненные кусочки пространства и времени. Нет и настолько интригующей тайны, благодаря которой вырастают и видоизменяются характеры, словно отражения в кривом мутном зеркале. Некая тайна, конечно, здесь есть, но ее разгадка становится очевидной задолго до того, как наконец-то произносится вслух. И характеры, конечно, здесь прекрасные, никакой штампованной работы – но они все-таки не раскрываются так неожиданно, как было в «Крокете». Кроме того, немного смущал меня такой сюжетный ход: Руби чудесным образом может рассказать о собственном зачатии, о рождении, но не помнит целый огромный пласт своей жизни – ничем не объясняемый феномен настолько избирательной памяти.

    Пусть в чем-то «Музей» уступает «Крокету», зато и здесь тоже – его величество Время, призраки прошлого, которые маячат за плечами у ныне живущих, та же атмосфера с налетом мрачной готики, те же проблемы родственных, семейных отношений, связи матери и ребенка, мужа и жены, сестер и братьев. И в кои-то веки такая точная характеристика в рекламном тексте на обложке, что хочется процитировать: «Роман… трещит по швам от невыносимо трогательных подробностей самой, казалось бы, обыденной жизни»

    Читать полностью
  • Darolga
    Darolga
    Оценка:
    31
    — Прошлое — это то, что в жизни остается позади.
    — Чепуха. Прошлое - это то, что ты уносишь с собой.

    В последнее время имя Кейт Аткинсон и названия ее романов встречались мне довольно часто и это, собственно, отпугивало меня от ее творчества. Не люблю шумиху, зачастую она не оправдана. Но в конце прошлого года ко мне прилетел неожиданный подарок от Насти vettra , где в числе разных приятностей был роман "Музей моих тайн". И тут-то оказалось, что популярность Аткинсон вполне заслуженная, она, как оказалось, чудесный словоплет.

    Это действительно музей. В нем хранятся тайны одной отдельно взятой семьи, и он представлен своим посетителям не в виде привычных экспозиционных залов, а в виде генеалогического древа, где одни лица проступают сразу, другие постепенно, а третьи неожиданно сливаются воедино с теми, кто был виден изначально. Лица, как самостоятельная история, сохранившаяся в каждой черточке, в самих их застывших выражениях. В роли экскурсовода в данном музее выступает Руби Леннокс, девочка из плоти и крови, которая временами ощущает себя пустым местом, в этом ей очень помогают ее родные, но сейчас не об этом.

    Несколько поколений, десятки имен, прошлое и будущее вперемешку с настоящим, сложные взрослые проблемы наравне с детскими - наивными и не очень. В музее тайн Руби довольно много не самых радужных историй, но, что удивительно, экскурсия по нем не воспринимается как мрачная, тягостная. Наверное, это во многом благодаря чувству юмора, которым наделила ее Кейт Аткинсон. В этом плане "Музей моих тайн" отличная иллюстрация к тому, что когда в твоей жизни полный беспросвет - умение посмеяться над собой и своими тяготами не такой уж плохой способ, если не преодолеть их, то значительно сгладить негатив.

    Добротный роман. От его чтения получаешь настоящее удовольствие, не только от самого сюжета, но и от того как он написан. Оказывается, Аткинсон умеет рассказывать истории, да еще и такие масштабные, как у Руби Леннокс. У нее это получается настолько качественно, что прыжки во времени и обилие разномастных персонажей нисколько не напрягает. Автор очень тонко и почти незаметно напоминает читателю о тех моментах или героях, которые уже промелькнули в повествовании и могли позабыться, так как были упомянуты вскользь.
    Что еще зацепило в "Музее моих тайн" так это легкий налет магического реализма. Именно легкий, почти невесомый. Он придает роману особую атмосферу, более душевную, что ли.

    Совершенно определенно, после такого успешного знакомства с Кейт Аткинсон буду читать ее дальше. Зацепила.

    Читать полностью
  • LoraG
    LoraG
    Оценка:
    25

    Неисчислимое количество персонажей расселись на ветках генеалогического древа, созданного Кейт Аткинсон. Четыре (пять?) поколений, огромные семьи, в которых было столько детей, что матери вынуждены были "произносить длинную литанию («Билли-Майкл-Дорин-Патрик-Фрэнсис-Джо…»), чтобы добраться до «Кейтлин-или-как-тебя-там». Иногда даже никак не разобрать, кто из них реальные люди, а кто — плод воображения. Семьи, в которых случалось всякое, но почти всегда не хватало любви.
    Если бы матери Руби - Банти - по телевизору показали детей, подверженных приступам паники или многочасовой апатии, которые лунатиком блуждают до дому по ночам в поисках игрушки? исполнения желания? материнской любви? она наверняка бы сказала "Этим детям нужна помощь". Но Банти сама прожила всю жизнь с чувством "я так больше не могу", превратив дом в ледяное царство. Откуда это? Почему была несчастна мать Банти Нелл, потерявшая двух женихов и с отчаянья вышедшая замуж за третьего - единственного выжившего на войне? Может потому, что свою мать Алису Нелл так никогда и не увидела, а ее отец женился второй раз на жестокой Рейчел, взяв в дом бесплатную прислугу и мать для семерых детей? Или этот грустный список начался еще раньше, передаваясь из поколения в поколения, обогащаясь новыми несчастными случаями и смертями?
    А ведь единственное, пожалуй, что безоговорочно надо детям от матери - всего лишь любовь и забота. И тогда жизнь могла бы стать совсем иной

    И может быть, думаю я, скрашивая мечтами путь домой, в Шкафу Забытых Вещей я найду и свой настоящий дом — где всегда мерцает огонь в очаге, и медная вилка для обжарки хлеба висит наготове, и чайник поет на плите, и потрепанные старые кресла придвинуты к камельку, и сидит моя настоящая мать, вышивая у камина, и блестит ее игла, ныряя в ткань, и мать начинает рассказывать свою историю — о том, как ее настоящую дочь, ее кроваво-красный рубин, похитили из колыбели, а вместо нее подложили подменыша…

    Удивительно, но после всех этих грустных историй нескольких поколений английских семей совсем не остается тягостного впечатления. Возможно потому, что в конце концов Руби и ее сестре Патриции удалось-таки вырваться из беспросветного плена нелюбви и свои жизни они строят иначе.
    Хорошая книга, для дебюта - вообще отличная.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Очень понравилось.