Книга или автор
4,0
455 читателей оценили
56 печ. страниц
2014 год
18+

Annotation

Все есть у Кати: красивое лицо и фигура, престижная работа в модном офисе, уютная квартира.Да вот только проблемы с личной жизнью: парень Кати не удовлетворяет ее сексуальные потребности. Она все больше увлекается коллегой Юрой, она хочет его до дрожи в коленях, и эротические фантазии всякий раз овладевают ею, когда она видит этого широкоплечего красавца. Ее влечение к нему настолько велико, что его уже невозможно скрыть от посторонних. Порочная, неудержимая страсть вырывается наружу, и Катя полностью отдается спонтанному и безудержному сексу с Юрой прямо на рабочем месте. А судьба, словно идя на поводу ее похоти, преподносит сюрприз: в числе других счастливчиков Катя выигрывает приз в корпоративную лотерею и летит на море вместе с Юрой! Сексуальное напряжение требует разрядки, и они предаются любви прямо в самолете, не обращая внимания на своего коллегу Сашу – третьего везунчика, который тоже выиграл путевку на морской курорт…

Катерина Романовская
Двойной отпуск

В оформлении обложки использована фотография:
Artem Furman / Shutterstock.com
Используется по лицензии от Shutterstock.com

РОМАНОВСКАЯ КАТЕРИНА. ДВОЙНОЙ ОТПУСК: Эксмо; Москва; 2014
* * *
Я открыла глаза и тяжело вздохнула. Утро за окном казалось приветливым и солнечным, но у меня на душе скребли кошки, потому что жить так больше было просто невозможно.
Рядом мерно посапывал Митя. До звонка будильника, стоявшего на тумбочке, оставалось еще почти тридцать минут. Значит, у меня имелось немного времени на то, чтобы побыть одной и не слушать заунывный голос моего сожителя. Нет, Митя был вполне ничего, довольно милый внешне, умеренно темпераментный, аккуратный, не злой… и просто чудовищно скучный. До сих пор не понимаю, как я с ним прожила эти полтора года. Да и зачем.
И еще секс. Он и в самом-то начале вовсе не являлся феерическим, а уж сейчас – и подавно. Но вначале интим хотя бы был, а теперь мне перепадают какие-то обрывки и крошки. Чаще всего, когда Митя выпьет. Нельзя сказать, что он пьяница, хотя, судя по положению дел, лучше бы был таковым. Но иногда его пробивает на какие-то приятные вещи типа корпоративов, походов к немногочисленным друзьям, каких-то внезапных ужинов с вином.
Кстати, у меня большое подозрение, что такие приступы одолевают моего бойфренда после просмотра по телевизору какой-нибудь очередной лабуды о вечной любви во всех ее проявлениях. Он считает своим долгом хотя бы раз в месяц поглядеть что-то в этом роде вместе со «своей девушкой». Типа это для меня. Ему не понятно, что такие фильмы только усугубляют мое осознание того печального факта, что у нас-то самих все совершенно не так. И вообще, очень далеко от хоть какого-нибудь «так».
Короче, если Мите в кровь попадает какое-то количество алкоголя, то он внезапно вспоминает о том, что является мужчиной. Правда, не уверена, что при этом у него появляются и мысли о том, что я женщина. Особенно если судить по событиям, происходящим далее. Митя снимает с себя одежду, аккуратно складывает ее, удаляется в ванную, чистит зубы, брызгается дезодорантом, ныряет под одеяло и призывно похлопывает по месту рядом с собой. Выглядит это точно так, как в анекдоте: «Внимание! Сейчас будет секс!»
За этим следует пара поцелуев и проверка, стало ли у меня во влагалище влажно. Если нет, то Митя производит еще несколько манипуляций с моей грудью, щедро дарит мне вторую пару поцелуев и снова контролирует мое состояние. Если все удачно, то Митя просит меня надеть ему презерватив. Его достоинство наконец-то оказывается во мне.
Оно, кстати, вполне пристойного размера, и это особенно удручает, потому что обещает многое, а в итоге я получаю фигу даже без масла. Митя закрывает глаза, минуту-другую двигается туда-сюда, кончает, чмокает меня в щеку и снова идет в ванную. Финита ля комедия! А мне приходится завершать все эти дела собственными руками, потому что продолжения я не дождусь – это известно уже давно.
Не знаю, откуда у Мити такие представления о сексе, но он, судя по всему, считает свои усилия достаточными. Я несколько раз пыталась ему намекнуть, что неплохо бы продолжить, что я, вообще-то, тоже хочу что-то получить от нашей близости. Но мой избранник лишь пожимал плечами и говорил, что у него такой организм. Дескать, не может же он вызывать эрекцию усилием воли.
Однажды я сказала, что у него есть еще руки и рот. Услышав это, мой романтический бухгалтер сделал большие круглые глаза и сообщил, что он не звезда порнофильма. Вот так!.. Полтора года в ручном режиме. Надоело, сил нет. Да и вообще я завела эти отношения лишь потому, что мне уже скоро тридцать. «Надо подумать о будущем, чтобы не остаться старой девой». Это слова моей дражайшей мамочки. Черт! И почему я ее продолжаю слушать? В результате не знаю, как от всего этого избавиться.
Последнее время меня часто посещает вопрос, почему в кино всегда все так красиво, романтично и полно страсти, а в моей жизни одна сплошная рутина? Конечно же, я прекрасно понимаю, что фильм – не жизнь, но, елки-моталки, может же и на самом деле быть что-то похожее.
Чаще всего такие печальные думы меня посещают, когда к нам в отдел заходит Юра – наш юрист. Вот от кого у меня прямо мурашки по коже бегут. Сладкое томление в самом низу живота возникает просто от одного его вида. Есть в нем что-то такое! Одним словом – самец. Высокий, широкоплечий, костюм всегда сидит как влитой. Ухоженные волосы и руки, чуть вздернутая левая бровь, изумительные кошачьи глаза темно-серого цвета. Как посмотрит, так я сразу чувствую, что готова отдаться ему прямо здесь и сейчас. Да и голос еще у него такой… низкий, с какими-то бархатными нотками.
От мыслей о Юре моя рука сама собой опускается вниз, аккуратно пробегает по внутренней стороне бедра, низу живота, чуть касается треугольника волосков. Потом пальцы дотрагиваются до теплого и влажного бутона. По телу тут же проносится горячая волна, отдаваясь электричеством в каждом сантиметре кожи. Пальцы проникают чуть дальше, погружаются вглубь. Я чувствую, как все внутри пульсирует, жаждет чего-то большего, чем мои тоненькие пальчики.
Ладонь продолжает прижимать клитор, рука движется в собственном ритме, в голове рождается образ обнаженного мужчины с темно-серыми глазами. Мне кажется, что это уже не моя ладонь ласкает, придавливает, гладит мой напрягшийся бутон, не мои пальцы проникают все глубже в теплоту, исходящую соком. Это он – мужчина моей мечты – входит в меня, наращивая темп и усилия. Еще! Еще!
Весь мир взрывается перед глазами, ослепляя и не давая дышать, оставляя только черноту перед широко открытыми глазами и бешено колотящееся сердце. Стон застревает в горле. Я прикусываю губу, чтобы не издать ни звука и не разбудить Митю, который снова станет смотреть на меня осуждающе или сделает вид, что ничего не заметил.
Я осторожно выдыхаю, прикрываю глаза, чтобы немного прийти в себя. Если Юра хорош хотя бы наполовину от того, что я себе представляю, то каждый день промедления – это преступление против себя же самой. К тому же, как известно, под лежачий камень вода не течет. И вообще, чего я боюсь? Ну да, всем в конторе известно, что наш юрист еще тот бабник, что долго он ни с кем не встречается. Три барышни после бурных романов с ним уволились. И это только то, что представало перед глазами заинтересованной общественности. А сколько его похождений осталось за кадром, доходя до сослуживцев только отдаленным эхом?
Ну и плевать! После этих вот так называемых отношений с Митей мне, наверное, еще долго не захочется никаких других. Я, похоже, вообще теперь боюсь отношений, именуемых серьезными, предполагающих совместный быт и каждодневную рутину, которая убивает радость бытия на корню. Все, чего мне сейчас хочется, – почувствовать себя женщиной. Привлекательной и желанной. И какого лешего я этого лишена?
Да, сама виновата – не поспоришь. Значит, пришло время разруливать всю эту ситуацию, потому что дальше так продолжаться не может. Я молодая, симпатичная, здоровая женщина. Да, я хочу, чтобы меня трахали со всей страстью и неистовством, на какие способны мужчины этой планеты, а не выделяли пару раз в месяц огрызки с пуританского стола. Я достойна того, чтобы быть удовлетворенной и…
Грянул будильник. Меня аж передернуло всю под одеялом. Рука, которая так и продолжала самовольно поглаживать низ живота, метнулась, чтобы нажать на клавишу ненавистного прибора.
– Что, уже семь? – не открывая глаз, поинтересовался мой бойфренд.
– Да, уже семь. И я от тебя ухожу.
Эти слова вылетели из меня автоматной очередью. Я даже не успела ни о чем задуматься или просто как-то по-иному сформулировать свое сообщение. Все-таки мы полтора года прожили вместе – срок немалый. Да и вообще, Митя, каким бы он ни был паршивым любовником, не заслужил такого с утра пораньше. В сущности, он хороший, только совершенно аморфный. Но тут уже я ничего не могу сделать. Вероятно, ему просто нужна женщина другого склада, которая будет его строить и отдавать команды. Я так не умею, мне хочется от мужчины не подчинения, а чего-то совершенно иного – страсти, инициативы, понимания того, что и зачем он делает, силы и воли. Эх!.. Но все равно мне не нужно было так говорить.
Мой бойфренд – теперь уже, судя по всему, бывший – сел в кровати и уставился на меня мутными глазами, в которых сквозь сон понемногу начала проступать некая мысль.
«Какой же у него глупый вид!» – невольно подумала я, встала и одернула ночную рубашку.
– Ты о чем? – наконец-то выдал Митя, уставившись на меня и хлопая своими рыжеватыми ресницами.
Они, густые и длинные, оказались в свое время не последним фактором, из-за которого я решила с ним встречаться. Но теперь эти самые ресницы уже утратили былое очарование и вызывали в моей душе только сожаление о зря потраченном времени.
– Я о том, что больше не могу с тобой жить. Я устала от наших пресных, совершенно занудных отношений и хочу их закончить.
У меня было чувство, что все это говорит кто-то другой. Я расхаживаю по комнате, снимаю ночнушку, накидываю халат, отыскиваю второй тапок, который как назло оказался закинутым далеко под кровать, к самой стенке. Кто-то говорит, а я слушаю и соглашаюсь. Тирада была слишком жесткая для меня, я буквально не узнавала свой голос и слова, которые произносила, но была согласна с каждым из них.
– Катя, подожди. Что случилось? Я не понимаю, все же было хорошо…
– Ничего хорошо не было, Митя. Все было плохо. С самого начала. Ужасно, катастрофически. Не знаю, почему я вообще прожила с тобой эти полтора года. Видимо, мне было страшно остаться одной. Но сейчас уже плохо настолько, что даже одиночество меня не пугает.
– Катя, я…
– Ты ни в чем не виноват. Или мы виноваты оба. Просто так получилось. Но я больше не могу с тобой оставаться. Я задыхаюсь. Я хочу нормального секса, от которого тоже буду получать удовольствие. Я хочу, чтобы меня хотели, чтобы обо мне заботились, чтобы было интересно смотреть в глаза друг другу, чтобы от близости другого человека по телу ток пробегал. Разве у нас такое было?
Митя пялился на меня во все глаза и молчал. Ну, еще бы! Конечно, ему нечего было сказать, потому что каждое мое слово являлось чистой правдой. Ведь бухгалтер, как ни крути, не может спорить с фактами. Если, конечно, это не касается уплаты налогов.
Мы секунд пятнадцать смотрели друг на друга. Потом я усмехнулась. Надо же! Так уж вышло, что мы впервые за очень долгое, если не за все время нашего знакомства и совместной жизни встречались взглядами, чего-то друг от друга ожидая. Такая вот ирония судьбы. Я всегда желала, чтобы мой мужчина посмотрел на меня с интересом. Он так и поступил, когда я от него ушла.
– Я хотела бы, чтоб ты съехал как можно скорее. Думаю, твоя мама будет счастлива, когда ты вернешься домой.
Я знала, что это удар ниже пояса, но удержаться все-таки не смогла. Комплексы, связанные с его матерью, у Мити были огромные, как динозавры.
– Хорошо.
Это было все, что он сказал. После чего этот герой-любовник встал и пошел в ванную. Такой же, как и всегда, рохля, не способный на малейшее проявление каких-либо страстей. Не считая, конечно, его пылкой любви к мороженому в вафельных стаканчиках. Господи! Как я могла с ним жить все это время? Куда я смотрела? О чем думала? Впрочем, теперь это уже совсем не важно – я освободилась.
Нет, ну как же он мог вообще ничего не сказать?! Хоть бы что-нибудь возразил. Хоть бы как-нибудь отреагировал. Может быть, тогда мне не было бы так стыдно за свою слепоту, глупость и полтора года, потерянные совершенно бесцельно. Тогда я сохранила бы хоть какую-то иллюзию того, что в этом мужчине было что-то, что могло меня привлечь и удерживать рядом, не считая боязни остаться одной. Но нет, ничего.

 

 

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг