Світ, повний демонів. Наука як свічка у пітьмі

4,0
6 читателей оценили
415 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. alsoda
    Оценил книгу

    "Чудес в мире хватает, незачем их еще и выдумывать."

    Карл Саган - американский астроном, астрофизик и выдающийся популяризатор науки, сообщает нам Википедия. Он был пионером в области экзобиологии и дал толчок развитию проекта по поиску внеземного разума SETI. Получил мировую известность за свои научно-популярные книги и телевизионный мини-сериал «Космос: персональное путешествие». Он также является автором научно-фантастического романа «Контакт», на основе которого в 1997 году был снят одноимённый фильм.

    Аннотация, как водится, немного лукавит. На самом деле книга вовсе не посвящена благородному делу разоблачения всевозможных мифов, около- и псевдонаучных теорий и коллективных заблуждений. По крайней мере, посвящена не только и не столько этому. Поэтому не стоит ожидать, что автор с помощью сокрушительных и доселе неизвестных фактов не оставит камня на камне от сомнительных измышлений. На деле оказывается, что для того, чтобы развенчать распространенные мифы, достаточно простой логики, общего знания истории и психологии, базового понимания законов природы и - самое главное - способности не принимать любое сообщение на веру, а проверять и перепроверять известные факты. Так знаменитое "лицо на Марсе" в действительности оборачивается игрой света и тени на поверхности планеты, для НЛО возникает сразу несколько различных объяснений, каждое из которых ничуть не менее, а зачастую и куда более правдоподобное, чем версия об внеземном происхождении "тарелок", а знаменитые рассказы о "похищениях инопланетянами" - всего лишь реинкарнация древних историй о демонах, которыми человечество пугает самое себя вот уже невесть сколько веков. И так далее, по списку.

    На самом деле книга о другом. Ее можно было бы назвать "словом в защиту здорового скептицизма и научного подхода". И нельзя не признать, что Саган крайне убедителен, когда говорит о вещах, которые мы вроде бы и так знаем, но почему-то постоянно о них забываем, когда отстаиваем веру в гороскопы, Атлантиду, чупакабру и тому подобное (укажите свой вариант). Например, он напоминает, что наука вовсе не заявляет монополию на окончательную истину, а лишь дает наименее противоречивую картину мира, основанную на имеющихся фактах и методах. И любая научная теория - это результат кропотливого труда многих людей, нередко посвятивших ей целую жизнь, в отличие от апологетов всяческих фантастических идей, которые зачастую довольствуются поверхностным толкованием явлений, чтобы заявить о непреложности своих убеждений. Или, скажем, распространенное мнение, что наука - штука сложная, непонятная и принадлежит исключительно миру высоколобых ученых и "ботанов". Но ведь известно, что человек может освоить любое знание, если берет на себя труд в нем разобраться, тогда как ученые в массе своей - вполне обычные люди, со своими совершенно человеческими чувствами, слабостями, привычками. Просто они несколько более требовательны к фактам, мнениям, другим людям, но в первую очередь - к самим себе, ибо знают, какой ценой совершаются открытия, через какое количество трудностей, ошибок и неудач проложен к ним путь.

    Настаивая на важности скептического восприятия и утверждая первостепенную роль научного метода, Саган естественно не мог обойти такую важную тему, как образование и обучение молодых людей навыкам самостоятельного мышления, умению задавать правильные вопросы и искать ответы, пользоваться здравым смыслом, чтобы отличать выдумку от реальности. Трудно не заметить в словах Сагана обеспокоенности некоторыми современными ему реалиями американского общества первой половины 1990-х. Еще сложнее отделаться от тревожных мыслей, когда понимаешь, что многие описываемые им признаки сейчас просматриваются и в нашей стране: снижение качества образовательных программ, падение уровня знаний у молодежи, пагубное и отупляющее воздействие развлекательных телевизионных передач... Тот факт, что это скорее общемировое явление, утешает слабо. Что делать? Учить молодежь мыслить самостоятельно - первоочередная задача, не устает повторять Карл Саган.

    В 20 веке наука многого достигла. Однако чем больше мы узнаем, тем шире становятся горизонты непознанного. Честность ученого, его принципиальность, его приверженность научному методу, его неутомимость в поиске истины важны как никогда - наряду со способностью корректно оппонировать псевдонаучному знанию. Наука призвана идти по очень узкой тропинке между открытостью новым идеям и необходимостью подвергать их беспощадному анализу, проявлять гибкость, подгоняя теорию под факты, а не наоборот, и одновременно твердость, не соглашаясь с непроверенными или догматичными объяснениями. Стойким приверженцем именно такого подхода был Карл Саган, и даже если бы его достижения в науке были менее значимыми, этой книгой он заслужил самое искреннее признание. Вселенная по-прежнему таит в себе великое множество тайн и открытий, и пренебрегать способностью нашего разума к познанию, тратить его ресурсы на веру в сомнительные, а порой и просто глупые выдумки - наверное, в чем-то преступление.

  2. antonrai
    Оценил книгу
    - Хвать, ан демонов-то и нету…
    - Были демоны, мы этого не отрицаем, но они самоликвидировались…

    Основные идеи книги можно резюмировать следующим образом:

    1. Реальный мир интереснее галлюцинаций.
    2. Люди в массе своей предпочитают галлюцинации реальности.
    3. Почему? Рутина заедает.

    Иначе говоря, реальность оказывается неинтересной, потому что выстроить интересную реальность довольно затруднительное дело. Люди тянутся к чудесам – от скуки. Люди тянутся к мнимым чудесам (инопланетяне), будучи не в состоянии дотянуться до чудес реальных (научное изучение космоса). Увы, но книга Сагана, с основными идеями которой я, безусловно, согласен, но она… скучновата:) Впрочем, верить в инопланетян еще скучнее. Хотя вот Кирсан Илюмжинов с ними встречался:)

    P.S. Больше всего понравились приводимые Саганом цитаты разных авторов, а особенно запала в душу эскимосская поэма в прозе, записанная в начале XX в. Кнудом Расмуссеном.

    Два человека подошли туда, где была дыра в небе.
    Один попросил другого приподнять его…
    а небеса оказались такими прекрасными,
    что тот, который сумел заглянуть,
    забыл обо всем, забыл о своем спутнике,
    которого обещал втащить следом,
    и ринулся в сияющие небеса.

  3. leykka
    Оценил книгу

    При всём уважении, но 300-страничный дайджест жалоб на сексуальное насилие, связанное с сатанинскими ритуалами и похищениями нло, в качестве вступления - это моветон.

    И только с 12-ой главы "Тонкое искусство снимать лапшу с ушей" начинается тот Саган, ради которого стоило продираться через дебри паразитов сознания. Здесь он кратко и четко формулирует основные инструменты скептического мышления, а также признаки опасных заблуждений. После чего опять погружается в пучину исторических анекдотов и скорби о низком уровне образования.
    И это при том, что

    До 99% срока пребывания людей на Земле читать и писать не умел никто

    Так чего уж расстраиваться, что дети сейчас не хотят тратить силы на фундаментальную науку, когда большая часть из них планирует работать в сфере обслуживания и ни за какие коврижки не пойдёт туда, где их знания могут реально пригодиться.

    Ну что сказать, для человека, усвоившего базовые принципы научной методологии и скептицизма, даже принимая во внимание, что термин "научный скептицизм" был впервые употреблен именно Саганом, книга вряд ли будет представлять особенный интерес. Разве что, любопытно находить в этом избыточном тексте Сагана-ученого следы Сагана-человека: его восхищение Полингом и Максвеллом, отношение к Теллеру и Лысенко, его трогательная обеспокоенность предрассудками и стереотипами, сложившимися вокруг ботанов и женщин-ученых.

    И да, мой привет редактору и консультанту, которые, похоже, книгу не открывали.