july_sale

Это Вам для брошюры, господин Бахманн!

Это Вам для брошюры, господин Бахманн!
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
26 уже добавило
Оценка читателей
4.8

Новое яркое и актуальное произведение от непревзойденного шведского мастера слова – Карла-Йоганна Вальгрена. Книга, задуманная и написанная автором как шутка, имеющая глубокий философский подтекст.

Молодой шведский писатель, не признанный в своей стране, эмигрирует в Германию. Тут он получает письмо от литературного чиновника с предложением написать брошюру о литературном климате его отечества. Писатель отвечает на письмо. И вскоре оправданная и справедливая обида на шведских критиков переходит в неоправданную и несправедливую ненависть ко всей стране. Герой начинает подозревать, что весь мир состоит в заговоре против него…

Перед вами памфлет – ядовитый, смешной и грустный, где даже пародийные моменты содержат много отнюдь не пародийной правды.

Лучшие рецензии и отзывы
anjuta0212
anjuta0212
Оценка:
15

«Швеция – бесконечно вульгарная, бессердечная, насквозь прогнившая страна. Если бы я не уехал, скорее всего, я покончил бы жизнь самоубийством».

Первое, о чём я подумала, сев за чтение этой книги - это "кто одобрил в печать сие творение?" В Европе же терпеть не могут критику.
Сюжет: обиженному шведскому писателю, проживающему нынче в Германии, было поручено написать про литературный климат в Швеции. Но дело в том, что он ненавидит родину, и он брызжет слюной в течении всей книги, работая над письмом/будущей брошюрой.

Знали бы вы, скольким фразочкам я понабралась для своих 2-звездных обзоров! Это просто кладезь ругательных слов! При этом автор использует минимальное количество мата – вот это фантазия!
Хоть книга и пропитана ненавистью и агрессией со стороны главного героя, читать было забавно и интересно.

Эта книга определенно не для каждого. Она НЕ подойдет тем,
1) кто боготворит «такую идеальную» Европу
2) кто принимает в штыки любые оскорбления и нападки на власть
3) кто живёт в Скандинавии
4) кто не разбирается в политике и считает, что по телевизору вещают исключительно правдивую информацию (просто главный герой отзывается крайне не лестно о таких личностях. КРАЙНЕ НЕ ЛЕСТНО)
Так что не стоит читать эту книгу, если вы жутко ранимая личность!

Этоо было необычно, это было освежающе, прям до мурашек по коже. Люблю, когда писатели пишут о том, о чем многие боятся писать. Хотя мне до сих пор не понятно, как автора не выперли из страны за такой треш? Может все-таки правда то, о чем он писал в своей книге?
P.S. кого не напугала, почитайте и сравните с сегодняшней ситуацией в ЕС)))

Читать полностью
nzagreba
nzagreba
Оценка:
5

Роман-памфлет, который взбудоражил в конце ХХ века Швецию.
Автор написал его, когда жил в Берлине.
Якобы ответ на якобы письмо якобы чиновника Бахмана.)

Ну и письмо получил я на днях от господина Бахманна! Странное, очень странное письмо. Я и отвечать-то на него не собирался, но потом все же сел за стол и начал набрасывать ответы на его вопросы.
Эти мои ответы, утверждал в своем письме Бахманн, послужат основой брошюры, одной из тех брошюр, что сенат собирается разослать к Новому году. Означенные брошюры, написал мне Бахманн, будут содержать информацию о родных странах живущих в городе литературных меньшинств, причем отнюдь не статистического, а, так сказать, литературно-психологического характера; оказывается, в соответствии с линией государства и всего так называемого Союза, эти брошюры должны способствовать улучшению взаимопонимания среди представителей различных наций в плане культуры (Ebene, написал Бахманн, он употребил слово Ebene – в сфере культуры, что за нелепый канцеляризм!). Эти брошюры, по мнению Бахманна, якобы подготовят почву, чтобы мы, живущие в городе зарубежные писатели, могли выступать с лекциями, принимать участие в оплаченных дебатах, публичных дискуссиях… ну и тому подобная бюрократическая трескотня.

Страна пребывания "лирического героя" и чиновника не названа ни разу, но из контекста однозначно "вытекает" Германия.
Ответы - обо всём сразу: о том, что занимает самого автора-ответчика.
Я бы сказала так: в романе любящий подмечает недостатки любимой [Родины] - зло, едко, хлёстко...

... безудержное издевательство рисует некомплиментарный портрет Швеции и наше настоящее. Одновременно - портрет человека, который страдает от внешних и внутренних вызовов с такой последовательностью, что она прекрасна...

(перевод - из шведской аннотации)
Прочитано - "на одном дыхании". Что особо запомнилось?
Поразило, пожалуй.) Точка зрения автора на вступление Швеции в ЕС: страна проголосовала "за снюс" [бездымный табачный продукт = шведский жевательный табак, почти во всех ЕС-странах запрещён], как он выражается.
Слово "суверенитет" перед референдумом о вступлении не звучало, и эта тема (уступка его части в случае ответа "да") не поднималась - в газетных и ТВ-дискуссиях "они только и долдонили" (с): не запретят ли и в Швеции снюс?...
Недавно прочла - шведский критик, заметив, что книга читаема и в наши дни (почти 20 лет спустя), задаётся вопросом: интересно, что сказал бы Вальгрен на те же темы сейчас, когда изменилась страна, изменились люди?..
Это - мне - всегда интересно: что скажет Вальгрен, один из моих любимых авторов, на любую тему ))
Я думаю, что, кроме поклонников творчества Вальгрена (он в этом произведении "на себя не похож", надо заметить), книга будет интересна тем, кто захочет узнать мнение шведа о Швеции - небеспристрастное, но от этого только более ценное.)

Читать полностью
Chitauzshaya
Chitauzshaya
Оценка:
5
Вроде бы кривое зеркало, а явление узнаваемо – как и в кривом зеркале…

Взялась я за эту книгу поздним вечером. С полной уверенностью, что прочитаю ее за пару часов (с такими-то колонтитулами) и в полном недоумении – что же заставила меня купить эту книгу и поставить к себе на полку – я взялась читать. На первых страницах я начала улыбаться, а на 34-той я уже, заливаясь слезами от смеха, поплелась искать стикеры.
Чтобы быть объективной и честной, я скажу сразу: я очень люблю Скандинавию, а особенно Швецию. Не так давно я читала книгу "Швеция и шведы. О чем молчат путеводители" Катя Стенвалль . Так же я люблю читать шведскую литературу в жанрах триллеров, детективов, мистики… чернухи, в общем. Это я к тому, что я «начитана» и «наслышана» о шведах и Швеции, об их особенностях поведения и характеров. Так же наслышана я и от знакомых, посетивших Скандинавию и Швецию в частности (но пока, к сожалению, самолично я там не побывала).
И то, что написано в книге (смею заметить) очень сочным и забавным слогом, имеет свою долю правды.

Все, о чем они пишут, - это содомия, насилие и скандалы, все, что они хотят, - это писать о содомии, насилии и скандалах, все, что они умеют, - это писать о содомии, насилии и скандалах, но при этом они выдают себя за серьезные издания, с их-то пародийными дебатами, гнилой моралью, рецензиями на бездарные выставки…

Но как же это написано! Меня складывало пополам от смеха, слезы застилали глаза, и когда я уже не выдерживала, вставала посреди комнаты и зачитывала домашним целые абзацы!

Недавно я побывал в столице этой страны, соседствующей с нашей на юго-западе, я побывал там в обществе, кстати говоря, одного из ваших земляков, тоже писателя, написал я Бахманну. Назовем его П. Мы стояли на одной из паромных пристаней, куда ежедневно прибывают тысячи людей из моего так называемого отечества. Мой коллега П., ваш земляк, очень удивился так называемым пивным туристам, то есть этим одичавшим толпам, сотням, даже тысячам моих соотечественников, которые, отводя в смущении глаза, катят перед собой тележки с ящиками пива, штабелями по пять-шесть ящиков, как башни; они волокут их, бормоча какие-то языческие заклинания, из ближайшего к причалу магазина.

Извела стикеров я много, особенно в первой части письма.
И вот тут меня, возможно и вполне справедливо, почтут за непатриота или того хуже – гнусного предателя родной отчизны, однако в первой части книги очень много моментов, которые любой человек, который не особо-то любит свою страну или по какой-то причине обиженный своей страной, найдет слова и про свою страну.

Если вы надумаете погулять вечерком в столице этой страны, вас встретит банда малолетних бандитов, это скорее правило, чем исключение, Бахманн; они могут избить вас до полусмерти, потому что им, допустим, не понравилась ваша одежда, они просят огонька, чтобы прикурить несуществующую сигарету, а когда вы по наивности достаете зажигалку, получаете удар кулаком в лицо, - это если вам повезет, Бахманн, потому что эта шпана использует так же ножи, бутылки, дубинки, кастеты, свинчатки, ремни с тяжелыми пряжками, - и ничего удивительного, если вспомнить полное отсутствие морали у поколения их родителей, они могут насмерть забить ногами ни в чем не повинного прохожего…

Но это в начале книги. А начиная с середины, конечно, чувствуется холодный ветерок Швеции, и его ни с чем не спутаешь. Их привычки, их характеры, поведения. И не смотря на то, что эта книга – сатира, она довольно неплохо раскрывает шведов с разных сторон.

По выходным и праздникам население этих северных широт напивается до того, что самые фундаментальные функции организма отключаются вовсе, признаки жизни подает лишь небольшой участок мозга, по сообразительности сравнимый разве что с мозгом ящерицы.

Все, кто этой страной интересовался или был там, наверное, знают, что в Швеции не принято пить в будни дни. И алкоголь там дорогой. Но начиная с вечера пятницы и заканчивая воскресеньем – наступают «алковыходные». Но разве только про Швецию можно все это сказать?
Автор «разоблачает» все области жизни – начиная от литературы, театра, телевиденья, музыки, заканчивая алкоголем, политикой, историей и чертами характеров людей.
Конечно же, эта книга вполне может быть примером для того, как можно использовать карандаш и бумагу, чтобы выплеснуть свой гнев и ненависть, никого не задев (я надеюсь, письмо это не попадет к Бахманну). Хорошо выплескивается этот гнев и ненависть и просто прочтя эту книгу – вместе со слезами от смеха.

Когда я бы ребенком, написал я Бахманну, газеты и телевиденье, скорее всего по наущению бюрократов, затеяли проект, единственной целью которого, как мне теперь кажется, было проверить степень слепого послушания этого пожизненно пораженного вирусом рабства народа. Ко всем газетам были приложены особые картонные очки с цветным целлулоидом, так называемые стереоочки, написал я Бахманну; не помню уже, то ли правый глаз был красный, а левый зеленый, то ли наоборот. Газеты и телевиденье призвали всех подданных этой страны в определенное время надеть эти очки – телевиденье будет показывать так называемый стереофильм, причем его стереоскопичность можно почувствовать, только нацепив себе на нос эти стереоочки. В этот вечер все деятельность в стране была парализована, написал я Бахманну, вся нация в своем безграничном идиотизме уселась перед телевизорами и смотрела на экран через эти дурацкие стереоочочки… это было жутко, Бахманн, написал я Бахманну, это было какой-то страшный сон, поскольку ни один человек не испытывал при этом ни малейшей радости, все они уставились в телевизор исключительно их страха нарушить закон природы и тем самым навлечь на себя Божью кару.

Правда ближе к концу меня все не отпускала мысль… А ведь все это он пишет о Швеции… О довольно преуспевающей стране… Хм. Интересно. Перенеси его, например, в мою страну, чтобы с ним было? Я бы даже взялась написать такую же книгу о состоянии этого писателя через два года жизни в моей стране. Взялась бы, ибо думаю тут два варианта – либо он бы сам не в состоянии был бы что-то связное сказать по той или иной причине, либо был бы мертв.

На этих широтах нет даже такого понятия, как качество жизни! – написал я Бахманну, поставив при этом восклицательный знак, нет никакой золотой середины: они либо в коме, либо патологически трезвы, это ненормально! Они не живут ни в будни, ни в выходные. В будни человек не что иное, как рабочая лошадь, а по выходным – ходячая (и то не всегда) винокурня.

Я очень приятно провела время с молодым писателем за рюмочкой анисового ликера, в его пыльном темном кабинете. Я здорово посмеялась (чем задевала молодого парня) и грустила. Ловила ступор и уходила в темную печаль. Я послушала его, его поток ненависти к родной стране. Я побыла ему, в какой-то мере, психоаналитиком. И очень надеюсь, что ему стало лучше.

Читать полностью