Книга недоступна

Замыкая круг

4,0
6 читателей оценили
280 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу
  1. foxink
    Оценил книгу

    Довольно интересный авторский эксперимент - рассмотреть жизнь ГГ с точки зрения трех разных людей. В книге описывается события юности Дэвида так , как их видят его лучший друг, подруга и отчим, воспоминаниям каждого посвящена отдельная часть. Пожалуй каждому из нас хоть раз в жизни было интересно то, какими мы есть в глазах окружающих, как они относятся к нашим поступкам, поведению. Этот роман наглядно показывает, насколько разнится восприятие нас окружающими.

  2. lis_ryzhaja
    Оценил книгу

    "Замыкая круг" - роман норвежского писателя Карла Фруде Тиллера. В нем говорится о молодом человеке, Давиде, который, потеряв память, дает объявление в газету, прося знакомых откликнуться , описать его жизнь, чтобы вызвать процесс воспоминаний.
    На просьбу отзываются трое людей, связанных с ним в прошлом.
    Роман получил, среди прочих, обе самые престижные литературные награды Норвегии – премии Союза критиков и Союза книготорговцев, что случается крайне редко: первая традиционно отдается рафинированной высокохудожественной литературе и рассчитана на искушенных в чтении интеллектуалов, вторая же говорит о популярности книги у массового читателя.
    Роман состоит из трех частей, в каждой из которых мы видим письма, написанные от лица близких Давида и небольшие зарисовки их нынешней жизни. Стоит сказать, что все трое - близкая подруг Силье, друг Юн и отчим Арвид в свое время по некоторым причинам прекратили общение с Давидом.
    Каждое письмо - не просто свидетельство давних дружеских отношений, это своего рода исповедь, это приоткрытая дверь в душу пишущего. Так уж получилось, что благодаря письмам мы совсем немного узнаем о самом Давиде, но получаем подробнейшую картину жизни авторов писем, узнаем их тайные страхи и опасения, мечты, стремления, проникаем глубоко в семейные неурядицы.
    Неужели история Давида лишь предлог, литературная условность, рамка, в которую помещены все события?
    За давностью лет фокус событий размывается, вспоминаются лишь отдельные кусочки жизни, самые яркие из них. Действиям придается некий смысл, вдумчивость, в то время как они были решением ежесекундным, спонтанным и едва ли осознанным. Кроме того, на всех описанных события лежит отпечаток некой домысливания, выискивания кажущихся причин пишущим.
    Если собирать воедино Образ Давида , то покажется , что это нескольких разных людей. То он дерзкий и грубый, то нежный и вдумчивый, то послушный и любящий, невероятный выдумщик и просто театрал.
    По всему роману красной нитью проходит мысль, а какой ты? Какой ты в глазах окружающих? И можешь ли ты найти себя в этих отражениях? Соберешь ли воедино кусочки мозаики?
    И что вообще есть ты? Память, события прожитых дней? Что от тебя останется, если память вдруг ускользнет, будешь ли прежним?
    Автор предлагает нам поворошить прошлое, отыскать его отголоски в настоящем, посомневаться насчет искренности писавших. Автор заигрывает с читателем. А когда круг замыкается, то поневоле замечаешь повторения, отголоски жизни родителей.

    Наши матери незримо присутствовали почти во всем, что мы говорили, думали и делали. Разумеется, мы всегда поступали не так, как им хотелось, но то, чего им хотелось, никогда не было нам безразлично, и мы ждали их похвалы точно так же, как опасались быть отвергнутыми.
    Я как будто надеюсь жить дальше на этой земле, благодаря ласкам, какие дарил тебе и другим, а все прочее, что останется от меня, не имеет никакого значения.
  3. selabatareyka
    Оценил книгу
    "Давид не помнит, кто он."

    Первые слова аннотации заставили меня несколько скептически отнестись к этой книге. И никакие восторженные отзывы о "мастерстве суперталантливого автора, виртуозно владеющего манерой рассказа" ситуацию не спасли. "Вааау...новая книжка про чувака с амнезией" только подумала я, и отложила ее на потом.
    И очень даже зря. Потому что она оказалась не только не про "чувака с амнезией", так еще и подтвердила, что заслуживает всю ту похвалу от критиков.
    Книга подкупила своей особенной, по-скандинавски холодной, атмосферой. А тот самый "чувак с амнезией" оказался не таким уж и главным героем. Сам он присутствует в повествовании только как фантом из прошлого, связующее звено трех абсолютно разных, некогда близких ему, людей, ярких и на удивление живых. Мы видим их настоящее, прямо здесь и сейчас, чувствуем их растерянность и раздражение, как свои собственные, и параллельно погружаемся в зыбкое прошлое. А мироощущение, восприятие себя и других людей вокруг у героев настолько разнится, что неизбежно возникает вопрос — а понимание вообще существует?