Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

История Бога: 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе

История Бога: 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
56 уже добавило
Оценка читателей
4.27

Откуда в нашем восприятии появилась сама идея единого Бога?

Как менялись представления человека о Боге?

Какими чертами наделили Его три мировые религии единобожия – иудаизм, христианство и ислам?

Какое влияние оказали эти три религии друг на друга?

Известный историк религии, англичанка Карен Армстронг наделена редкостными достоинствами: завидной ученостью и блистательным даром говорить просто о сложном. Она сотворила настоящее чудо: охватила в одной книге всю историю единобожия – от Авраама до наших дней, от античной философии, средневекового мистицизма, духовных исканий Возрождения и Реформации вплоть до скептицизма современной эпохи.

3-е издание.

Лучшие рецензии
Nitka15
Nitka15
Оценка:
31

Это не науч-поп. Это серьезное исследование, логичное и структурированное. При этом написано очень доходчиво, прекрасным литературным языком. Главное - написано с равным уважением и симпатией ко всем конфессиям и течениям.

Карен Армстронг пристально рассматривает три родственные религии — иудаизм, христианство и ислам на предмет сотворения Бога человеком.
Оказывается это был непростой процесс. В начале был мелкоплеменной божок, который ревниво потребовал от своих последователей не поклоняться другим богам, что само по себе было революционной идеей.
Постепенно идея расширялась, захватывала умы, обрастала пророками... и на выходе мы имеем три версии единого бога и множество конфессий, сект, течений.
Я очень многое почерпнула у Карен Армстронг. Оказывается...
1) Сначала богов было несколько и только потом, в восприятии верующих, они слились воедино. Пророкам приходилось доказывать, что Бог, о котором они вещают, именно тот Бог, которому поклонялись Ной и Моисей.
2) Пророки отнюдь не рвались стать пророками. Тяжелая это работа.
3) Это Блаженному Августину мы, женщины, обязаны веками унижений: "И ты еще не знаешь, что Ева — это ты?
Именно ты соблазнила того, кого не сумел соблазнить дьявол. Ты с легкостью осквернила человека, это подобие Бога; наконец, исправление вины твоей стоило жизни Сыну Божьему".
5) Христианство, пожалуй, самая запутанная и нелогичная религия.
6) Ислам - означат "покорность", а Мухаммад был величайшим поэтом и, похоже, неплохим человеком.
7) Коран бесполезно пытаться читать в переводе.
8) Что не поделили шииты и сунниты.
и многое-многое другое.
Кроме того, я опять так и не смогла осознать идею троицы, но Карен меня успокоила, объяснив, что так и должно быть. Ее никто не понимает, эта идея создана для другого.

От века к веку меняется мораль и представления человечества о добре и зле. И вместе с тем меняется и Бог.
Процесс создания Бога продолжается...

Читать полностью
papa_Som
papa_Som
Оценка:
27

В мире более тридцати пяти тысяч различных религий и их конфессий. Какие-то из них весьма схожи, какие-то не очень, а какие-то и вовсе враждебно-противоположны друг другу. Карен Армстронг, бывшая монахиня, не ставила задачу показать заинтересованному читателю их сходства и различия, она постаралась понять феномен Бога и его влияния на жизнь людей на примере трёх авраамических религий - иудаизма, христианства и ислама. Ведь, на самом деле, не так уж и важно, есть Бог или нет, главное - отношение к Нему самого человека, их взаимопроникновение, очеловечивание первого и обожение второго...
Помимо исследования феномена Бога, Армстронг пытается определить и пути развития новой религии. Если для себя, по большому счёту, она уже определилась и встала на сторону мистического христианства, то в отношении других прямых советов не даёт. Однако она понимает, что христианство, иудаизм и мусульманство, при всех их положительных чертах, имеют массу отрицательного, как по сути, так и по свершённым действиям и не вполне тянут на истинную веру. Поэтому она предполагает, весьма осторожно, что Единый Бог - это то, что нужно современному Человечеству...

Судя по всему, когда бы люди не рассуждали об Абсолюте, они неизменно приходили к одинаковым выводам и переживаниям. Ощущение присутствия, благоговение и экстаз, перед лицом подлинной реальности, - будь то Нирвана, Первоединый, Брахман, Дао или Господь, - это, по-видимому, есть состояние ума и восприятия, к которому люди стремятся извечно...

Ещё цитаты:

Существование Бога не проверяется органами чувств и не допускает логического обоснования; мыслить о Нем можно лишь одним способом — посредством символов, а их толкование и является главной функцией воображения. Силой одного лишь рассудка невозможно проникнуть в особое, всеобщее или вечное, таящееся в частных и преходящих вещах. Эта задача решается только творческим воображением, которому и приписывают свои прозрения мистики и художники. Как и в искусстве, в религии большая часть символов пронизана обширными знаниями и глубоким пониманием условий человеческого бытия.
Бог более чем бытие. Бог существует не так, как сотворенные Им вещи; Он – не просто еще одно сущее среди многих других. И, опять-таки, это утверждение остается непостижимым, потому что, как отмечает Эриугена, "того, что более чем "бытие", оно не раскрывает, ибо гласит, что Бог – не одна из тех вещей, которые есть, но более тех вещей, которые есть, однако оно никак не определяет, что значит это "есть". Фактически, Бог – "Ничто".
Эриугена понимал, как шокирующе это звучит, и просил своих читателей не ужасаться. Его метод был призван напоминать, что Бог – вообще "не что-то" и не обладает "бытием" в каком-либо смысле, доступном нашему пониманию. Бог – "Тот, Кто более чем бытие" (aliquo modo superesse). Его бытие столь же отличается от нашего, как наша жизнь – от звериной, а звериная – от жизни камня.
Человеческая душа не терпит пустоты и одиночества. Любой возникший вакуум она непременно наполняет каким-нибудь новым содержанием. Но истуканы фундаментализма — далеко не лучшие заменители Бога, и если мы хотим создать новую, полную жизни веру двадцать первого века, то нам, пожалуй, стоит сперва поразмыслить над важными уроками и предупреждениями минувшей истории Бога.
Читать полностью
Phashe
Phashe
Оценка:
25

В современном мире, в котором нас окружают всякие автомобили, телефоны и прочие крутые кофеварки не так часто приходиться задумываться о боге, или о Боге. Иногда бывает под конец года, в декабре, а некоторые в январе, вспоминают некую принадлежность к некой религии, но в общем о самом боге, или Боге, всё равно при этом не вспоминают. Да и правильно, время нынче быстрое, срочное, всё спехом, так что нечего тут и там о всяких абстрактных категориях говорить и время на думанье о них тратить. Если уж и говорить, то по делу: футбол, шопинг, искусство там, если ты уж совсем заплутавший в ценностях мира сноб. Можно ещё про бухлишко поговорить или запланировать его на пятницу, подумать о нём, согреться в душе и снова в суету с головой до пятницы. Бухлишко в бокалах плещется и кровь будоражит, не то что ваш этот бог, или Бог. Казалось бы зачем вообще?

Дальше там такое, что вообще просто слов нет...

Однако, так оказывается было не всегда. A long time ago in a galaxy far away, когда зелёные луга нашей планеты ещё топтали мамонты, то люди бывало перед охотой на них пускались в размышления о тщетах бытия, заморачивались таки странными вопросами: кто мы, зачем мы, куда мы, а главное - кто? или Кто? Ну и пошло поехало с тех пор, что как не выдастся свободная минутка от трапез и пиров, пока рабы на плантациях хлопок собирают, думать о вещах возвышенных, ибо о чём ещё на нетрезвую и сытую голову мыслить? Сначала эти вещи возвышенные были достаточно примитивными и простыми, но технологии развивались, способствуя, кстати, вымиранию мамонтов, и не стоять же им в самом деле на месте, а то какой это прогресс, без прогресса ведь и профита не будет. Время идёт, обстоятельства меняются, так что и положения оставаться прежними не могут. Так родился бог, или Бог; так он и начал эволюционировать, то есть не сам он, или Он, а идея, концепция этой штуки в умах человеческих. О сём, кстати, и книга.

Так вот, короче, выдумали люди бога, или Бога. Сначала люди не запаривались, никакого глобализма, или Глобализации, не было. Ни чьих чувств тоже ещё было не задеть, ибо как никаких групп и меньшинств не сформировалось ещё, рано, заря человечества только, колыбель цивилизации, эво-как, и все меньшинства обычно выпиливали, если они с чем не согласны были. Ну и каждый Авраам придумывал себе и для семьи своей, а иногда и для целого племени, бога, или Бога, чтобы уж сильно не заморачиваться с ответами на вопросы на которые не ответить, и чтобы можно было всё на этого бога, или Бога, спихнуть, типа это он всё, а я тут не при чём, так-то; или это он сказал, так что давайте шевелитесь и идите на гору в жертву себя приносить. Молния ударила, сон плохой, неурожай? Да бог, или Бог, всё это устроил и успокойтесь вы тут. А делать что? Да чёрт, или бог, или Бог, его знает! Помолитесь, наверное, жертву там — и всё пройдёт. Так и повелось, короче.

Время шло, годы бежали, цивилизации цивилизовывались, люди объединялись и тут-то и начались проблемы. Слишком много богов, или Богов, возникло вокруг, надо было как-то всех их, или Их, унифицировать для удобства, а то не сподручно каждому молитвы возносить, жертвы приносить, священные рощи насаждать, да храмы возводить. Ну и договорились соседи между собой, что будут так и сяк, а не так и вот так. Так и возник изначально бог, или Бог, Авраама, Исаака и Иакова, но бог, или Бог, этот решил с конкурентами не мириться — во имя великой экспансии, однако! — и на стадии "авраам" он ещё как-то терпел других богов, или Богов, хотя бы для вида и разведки окружающих условий, но потом стало дело ясно, что так продолжаться не может. Надо что-то делать и конкурентов убирать, ибо не соседи они мне, а именно что конкуренты. Так и стал он богом, а точнее уже — Богом, сначала просто главным и самым важным среди других, а потом и вовсе по идеологии новой — единственным, или Единственным, ибо других богов не то что бы он круче, а их просто нет и не было никогда вообще, всё глупости и иллюзии, и есть только Он. Так и родился монотеизм. Было это впрочем родами долгими, болезненными и ни один миллион жизней погубило это дело, но это мы оставим бездушной науке истории и статистике, а у нас тут немного всё же другое.

Так вот. Идея того, что Бог всего один понравилась многим. Идея эта была свежа, оригинальна и прагматична; кстати, особенно Армстронг подчёркивает именно что еврейскую прагматичность в этом вопросе. Тут нельзя не согласиться: Зевсу козла заколи, Марсу барана по осени, Венере кувшин вина на землю пролей, а если ещё и за границу влияния своих богов выходишь, или Богов, поедешь к соседям торговать, так ещё и импортным тоже подарки подавай. Накладно, однако. Ну, там ещё и другие причины конечно: консолидация в некоторых случаях, политика почти во всех случаях, философская мысль и всё такое прочее. Так и порешили в Римской империи, что монотеизм дело годное, и заапрувили его по всем территориям. Монотеистишь, практишь, гут! Ну и народ тоже дело подхватил. У одного бог, или Бог, похож на моего, так чего бы не может быть, что это один и тот же бог, или Бог, просто зовём мы его на разные лады? Короче, так и порешили, что — монотеизм.

А тем временем там по-соседству дикие племена на верблюдах катаются. Торгуют, грабят, убивают друг друга, потом опять торгуют и всё такое прочее в таких вот лучших традициях ближнего востока. Никуда не годиться это, впрочем. Посмотрели эти племена с высоты горбов своих верблюдов на соседей западных и поняли, что не гоже так жить, ибо века-то к средневековью близятся, а мы всё ещё по шатрам живём, племенами кучкуемся, тогда как у всех города и империи вокруг. Ну и порешили дело, не дураками всё же были, и тоже в монотеизм пустились, но из соображений более политических, нежели духовных. Тоже болезненно, но им не привыкать, ибо так и так люди помирали, чего бы уж тогда к этому помимо выгоды ещё и идею не прикрутить? Немного адаптировали его под местное произношение и менталитет, и распространили вокруг. И тут откуда не возьмись так сразу тоже города образовались, империя нарисовалась контурами вокруг городов этих, науки зацвели и философская мысль поползла к небесам. Вот что сила монотеизма животворящая делает!

Однако, как говорил великий и ужасный Чак Паланик "американцы всё склонны доводить до абсурда". Под "американцами" он, впрочем, имел в виду категорию людей более абстрактную, так сказать — передовую в плане потребления и культуры, да положения на мировой арене. Так вот... американцы, сиречь — сторонники монотеизма в нашем контексте, пустились в пляски от избытка радости на почве обретения бога, точнее уже Бога. Пустились в диспуты, в философские споры и решили таки выяснить окончательно, как же определить всё это, ибо категория крайне абстрактная и совсем путано непонятная, народ путается и порядка нет; как различить, и как развить, да к условиям геополитическим своего времени приспособить, чтобы уж точно раз и навсегда всё по полочкам разложить, чтобы непоняток никаких не было; но благие намерения вышли боком, однако. Увлеклись, ибо спорить — не строить, сочинять — не дрова колоть. И так всё это закрутилось, усложнилось, что чуть ли было не пришли к тому, что бог, или Бог, и даже не Бог, вроде как и есть, но его в то же время и нет, потому что он и не есть, и не нет одновременно, вот так это всё сложно стало! А тут ещё оказалось, что надо донести это до неотёсанных хлебопашцев, которые лево от права не отличают, а поскольку они и были основным электоратом, то проблема стала действительно остро. Вот ещё пришлось и для них вариант попроще накидать, так сказать лайт версию, но получилось всё равно сложно и даже мне не понятно совсем. Впрочем, хлебопашцы народ непривередливый, им обряды попышнее, наряды священникам поблестящей, слова мессы на языке давно вымершем, чтобы совсем ничего непонятно было, и всё в ажуре будет. Главное мысль главную донести, что всё это хорошо, а всё то, что не это, то — плохо, ад, вечные муки и кошмары ещё того похуже. Так порешили на этом, так это сделали, так это и стало всё быть.

Тем временем в сферах более умственных плодились и размножались всякие умники, остановиться не могли, плодили за собой и течения, направления, секты и целые религии, а потом начали всё это реформировать, переосмыслять и заново изобретать, да переоткрывать, что совсем стало похоже на историю с нашим кинематографом. Преумножалось, короче, зло на старушке Земле. Да так, впрочем, всё это сподручно, знаете, было, удобно для потребностей насущных, что, видимо, никто на самом деле и не хотел прекращать это и черту этому подводить. Нефти мало? Ну так гроб господень, все дела, поганые сарацины и айда их выпиливать, ибо нечего Христа нашего обижать! Впрочем, о том, кто такой Христос ведали плохо, да и был ли он вообще всем было по барабану. Короче, религия — это удобно, особенно когда надо кого-то за что-то инквизировать. Да и с веками так она впиталась во все отрасли человеческого бытия, что без неё уже как бы и никак совсем стало. Чем, впрочем, и начали пользоваться священники, да правители всякие разные.

Ну так в чём вся каша-то... Слово бог, или Бог, придумать-то придумали, а вот об определении этого слова толком не договорились между собой; а тут ещё и трудности перевода возникли, культурный барьер и всё такое. И вот получилось, что у кого-то бог, или Бог, это кочерга, а у кого-то... ну вы поняли. Самое удобное тут было то, что предмет религии до ужаса абстрактный, и всегда можно было сказать, что вы, дескать, нубы позорные, ничего не понимаете и на самом деле всё так, а не так. Вот стул есть — он стул, тут и слону понятно. Кому не понятно, то можно посмотреть и потрогать. А тут такое дело, что не посмотреть и не потрогать, ибо ничего и нет в общем-то, а уж когда нет ничего, то говорить про это можно что угодно — этим и пользовались умные ребята, пилили профит, лулзы и делали, так сказать, историю, ибо уж место в истории религия занимает пожалуй уж даже больше, чем сама история, так-то.

Впрочем, не токмо ради профита плодили разные теории, но и некоторые умники исключительно и лулзов ради им же одним и понятных. Споры были разные: можно ли познать бога, или Бога, или нельзя? Можно доказать существование его или же нет? Как это делать: рациональными методами или же исключительно созерцательными? Ну и конечно же вопросы тела: радовать свою бренную тушку радостями радостными, али же наоборот всячески умершвлять плоть свою, ибо дюже плохая она. Да и вообще: есть ли он, бог, или Бог, или зря мы тут весь этот кипиш развели? Ну и много такого прочего, что всё в той или иной мере упирается в спор между рациональным и метафизическим; а тут знаете и заколдованный круг: метафизическое рационально не доказать, а значит его быть не может с точки зрения рацио, а метафизик тоже не пальцем деланы и говорили, что засуньте вы свой рацио туда поглубже в свою материю, ибо предметы метафизические на то и есть, чтобы их вашим рацио мерить никак было — на том всё и вертелось целых четыре тысячи лет, и ещё столько же провертится, вот, а говорят вечного двигателя нет, как же, да. И так ребята иногда в детали углублялись, что кажись и не нужен им был никакой бог, или Бог, а лишь бы поспорить, да книжки умные пописать. Удивительно то однообразие с каким мусолили эти идеи как на востоке, так и на западе. Ну и периодичность с которой вспоминали всё хорошо забытое старое. Всё как в фильмах про кунг-фу, где мастер Ву говорит мастеру Ли, что его кунг-фу лучше, а тот не согласен, и говорит, что его кунг-фу лучше, и начинается замес, а кунг-фу-то, впрочем, у обоих одно и то же, а оба мастера это всего лишь Горбунов и Горчаков внутри одной черепной коробки. Та же каша и с монотеизмом вышла, пока в девятнадцатом веке это замечать не начали и уж чего тогда началось — совсем история отдельная.

Читал я, читал и устал что-то в итоге. Один только вопрос возник в целом-то: доколе всё это мракобесие продолжаться-то будет? Скучно людям. То влюбляются, то бога, или Бога, изобретают. И пройдёт ещё сотня, две, а то и тысяча лет, появятся у нас летающие кофеварки и велосипеды с реактивными двигателями, мамонтов того гляди клонируют и разведут по лугам, как в старые добрые времена, и под стать эпохе и бога, или Бога, тоже сделают с рожками да ножками, в кроссовках и скафандре, а между делом забудут, умертвят, воскресят, заново родят, клонируют и чего ещё более страшное придумают. Ибо всё должно всему соответствовать и идти в ногу со временем. Бесконечная история, и слава яйцам. Для того и живём.

Всегда ваш,
генералиссимус войск тараканьих —
С. П.

Читать полностью
Лучшая цитата
В эпоху палеолита, например, когда зарождалось земледелие, идея святости плодородия, преобразившая человеческую жизнь, воплотилась в культе Богини-Матери. Археологи находят ее изображения в облике обнаженной беременной женщины по всей Европе, на Ближнем Востоке и в Индии. Великая Мать долгие века оставалась важным объектом творческого воображения. Подобно древнему Богу Неба, она вошла в более поздние пантеоны и заняла почетное место среди других древних божеств. Обычно ее относили к самым могущественным богам — по крайней мере, считалось, что она намного сильнее Бога Неба, который по-прежнему оставался фигурой заоблачной. Шумерская Инанна, вавилонская Иштар, ханаанская Анат, египетская Исида и греческая Афродита — под такими именами знали ее разные народы, а разительно схожие легенды о ней подчеркивают значимость этой богини в ду
В мои цитаты Удалить из цитат