Отзывы на книгу«Осина фабрика»

5 отзывов
jonny_c
Оценил книгу

Сумасшествие - страшная штука, скажу я вам. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Я, конечно же, не буду сейчас вдаваться в тонкости и специфику своей непростой профессии. Я скажу лишь одно - сошедший с ума человек совершенно не виноват в том, что в один прекрасный момент сошел с ума. Сумасшествие не выбирают, не принимают его, как какой-нибудь образ жизни, не вынимают нарочно из недр своей личности наружу для того, чтобы потом продемонстрировать его во всей красе обществу. Сумасшествие - это болезнь мозга. Ужасная, уродливая, отталкивающая, разрушительная болезнь. И то, что происходит в этот момент с заболевшим человеком может и должно вызывать только сочувствие и жалость, но никак не презрение и неприязнь.

Так к чему, собственно, я все это веду? А к тому, что, какой бы мерзкой, шокирующей и тошнотворной, по мнению некоторых читателей, ни была эта книга, она, прежде всего, наглядно показывает то, к каким последствиям может привести сумасшествие и какой облик может принимать. Ведь в "Осиной фабрике" нет ни одного мало-мальски вменяемого персонажа. Практически у каждого из них найдется выраженный в той или иной степени дефект в психике.

Ангус - отец малочисленного семейства Колдхеймов - болен безумием давно и серьезно. Да, он в одиночку воспитывает своих отпрысков, но то, какими он их воспитал явно указывает на очевидные сбои в цепочках его нейронов. Да и его видимые невооруженным взглядом странности говорят сами за себя. Для Ангуса, например, важно, чтобы каждый член семьи знал длину телефонного провода, высоту дверей, объем тарелок и стаканов, общую площадь имеющихся в доме штор. Он нигде не регистрирует своего младшего сына, не пускает его в школу, сам занимается его образованием, зачем-то держит в подвале своего дома мешки с порохом и считает, что Земля представляет собой не шар, а ленту Мебиуса. Но самая главная его странность - скорее даже не странность, а кошмарная, вопиющая, безобразная аномалия, - заключается в том, во что или даже в кого он превратил одного из своих сыновей.

И, безусловно, этот его сын так же, как и он сам, не отличается полноценностью психики. Фрэнк Колдхейм в свои семнадцать лет не знает, что такое общество. Он даже не имеет представления о том, кто есть он сам. У Фрэнка практически нет друзей. Он не общается со своими сверстниками. Его увлечением является изготовление взрывчаток, стрельба из духового ружья, исследование местной свалки на предмет чего-нибудь стоящего и полезного, строительство плотин и запруд с последующим их разрушением. А еще Фрэнк ужасный садист. Он создал свою собственную религию, основанную на насилии, и старается придерживаться придуманных им же правил и ритуалов. Он создал Осиную фабрику - грандиозную машину, символизирующую смерть и помогающую предсказывать будущее.

У Фрэнка есть старший брат по имени Эрик. Вот у него-то как раз и выявляется самая тяжелая форма сумасшествия. Эрик в очередной раз убегает из психиатрической лечебницы и снова берется за старое - снова начинает поджигать собак и пугать детей.

В общем, если абстрагироваться от всех мерзостей, описанных в романе так отчетливо и убедительно, хотя человеку впечатлительному сделать это будет крайне непросто, то можно увидеть очень мощный роман. Роман, который не только потрясает и шокирует, но еще и заставляет задуматься. И тогда, поразмыслив и многое поняв, становится жаль абсолютно всех. И главного героя Фрэнка, и его брата Эрика, и их отца Ангуса, и собачек, и кроликов, и даже ос. А еще безумно жаль этот мир, который по-тихоньку сходит с ума и который так напоминает Осиную фабрику. Не книгу, а то загадочное устройство, которое изобрел Фрэнк. Почитайте и, быть может, вы тоже найдете сходство...

Shishkodryomov
Оценил книгу

Пока писал рецензию, сидя на диване, неудачно повернулся, обшивка дивана прорвалась и пружиной мне пропороло мошонку. Теперь приходится ее постоянно поправлять, чтобы не вывалилось левое яичко. В произведении Иэна Бэнкса "Осиная фабрика" 298882 знака, буква "у" встречается 11592 раза, буква "х" - 4830. Можно составить 2415 раз слово "уухх". А если подзанять где-нибудь букв "х", то все 5796 раз. Ритуальное написание рецензии, сидя задом к монитору и неестественно вытянув руки снизу. Трупы дохлых мух, прилипшие к экрану, ошметки кроликов и козлиные яйца, нарезанные аккуратными кусочками.

Кстати, то, что на livelib женщин намного больше, чем мужчин - это вопиющая несправедливость, которая особенно должна быть понятна всем фанатам Льва Толстого. Бедные, они мучаются по этому поводу, страдают за ближних и не знают, что делать. Помогу, пойду докуплю патронов. Во вторник нужно убить 2-х, в среду 3-х, в четверг 4-х и т.д. Должен быть порядок, чтобы в загробном мире знали - сколько внеочередных тупаков будет поступать каждый день.

Чтобы по-настоящему торкнуло от "Осиной фабрики", нужно в 4 часа утра, повернувшись лицом на восток и прыгая на левой ноге, громко прокричать сцены, описывающие ритуалы и как можно громче, чтобы слышали все домочадцы и соседи. В Шотландии все сплошные Дунканы Макклауды, поэтому все убийства совершены неверно. Нужно головы отрубать специальным мечом, одних гениталий не достаточно.

Иэн Бэнкс не умер. Он прячется где-то на чердаке кинотеатра "Пионер", чтобы заслать смертоносных ос на следующее сборище livelib. Для генштаба приготовил ос потолще. Хе-хе.

kassiopeya007
Оценил книгу

Эту книгу я хотела прочитать давно, поэтому с радостью взяла присоветованную в рамках флэшмоба "Осиную фабрику".

Честно, я разочаровалась. И этому есть несколько причин:

1. Книга меня не испугала и не удивила. Громкие цитаты типа "Высококачественный литературный хоррор перед вами - держитесь за поручни" сыграли злую шутку с книгой. Всё, что здесь описано - это конечно мерзко, отвратительно, но не страшно, потому что болезненно, потому что глупо, потому что сами герои не понимают, кто они такие есть на самом деле. Здесь нет этого взгляда назад, в прошлое, нет раскаяния! Если бы было раскание, то тогда было бы страшно от осознания того, что я наделал!
Но повествование ведётся о ненормальных вещах совершенно нормальным языком, будто бы так и нужно, будто это и есть в порядке вещей. И нет осознания своей ненормальности главным героем Фрэнком. Ведь он считает себя по сравнению со своим братом, Эриком, совершенно нормальным. И его корёжит от поджигания Эриком собак, хотя он сам не так давно точно так же поджигал кроликов, да и вообще убил трёх детей. Но это для него вполне нормально, это в порядке вещей. И он совершенно не корит себя.
И даже в финале, когда открывается "страшная" тайна Фрэнка (о которой я почему-то начала догадываться намного раньше), он как ни в чём не бывало находит рациональное объяснение своим убийствам и не чувствует абсолютно НИЧЕГО по отношению к тем трём детям, которых он убил, хотя по его рациональному объяснению всё это было зря. Он просто перекладывает вину за всё на своего отца. Но себя виноватым не ощущает.
Бездушная тварь.

2. Я не могу читать книжки, где описывается зло ради самого зла. У меня возникает вопрос: "Зачем?". В нашем мире и так много разных поганностей и ужасных вещей. Зачем наводнять его еще большим дерьмом? Одно дело писать о зле, чтобы показать, каким оно может быть и чтобы люди увидели, к чему тот или иной плохой поступок может привести, чтобы дать понять, что так нельзя, не стоит, не нужно! Но совершенно другое дело - писать о ужасах просто потому что это страшно или, лучше сказать, эпатажно. Ну что ж Иэн Бэнкс на это и рассчитывал. Правильно рассчитал - он произвёл на публику неизгладимое противоречивое впечатление. Молодец, можно похлопать!

3. Это книга, построенная на человеческой глупости, нет, простите, не человеческой тупости, которая никак не осознаётся, которая замалчивается даже и у которой нет имени. Этой тупостью символизирует себя отец Фрэнка и Эрика. Именно на нём и строится весь роман, на этом хреновом экспериментаторе с болезненным рассудком, ненавистью к женщинам и маниакальным интересом к размерам каждого предмета в их квартире.
Вот этой фигуре да психологизма бы! Нет, господин Бэнкс, не так вы расставили приоритеты. Вот если бы этого старичка учёного раскрыть, добавить эмоций, внутренних переживаний, вот тогда бы было... ну ладно, скажу, тогда бы было интересно. Но вот честно, мне не нравится читать про то, как маленький садист Фрэнк мучает животных или убивает людей, мне не интересно, как Эрик поджигает собак и пугает детей червяками, мне интересен вот этот мужчина со всеми его тараканами в голове. Мне интересно, почему он так поступил со своими детьми, мне интересна его жизнь, то, как он влюблялся, женился, любил, страдал, ненавидел! Мне интересна эта личность! Похоже, единственная личность в книге. Ведь это он воспитал этих чудовищ, именно он!
Возможно, тогда бы получилось и страшно, и интересно, и захватывающе, и прожигающе, - если бы только отцу дали голос.

И всё же мне не жаль, что я прочитала эту книгу. Она пронеслась передо мной как нагруженный углём товарняк, оставивший в воздухе душное облако копоти и пыли. Это облако тут же растаяло, разогнанное свежим летним ветерком. Весь осадок, оставшийся на моей одежде, я смою - не страшно. Не осталось мне от книги ничего. Ничего я из неё не вынесла. И удовольствия никакого не получила. Я забуду об этом товарняке уже через пять минут, ведь это всего лишь один из поездов, которых в моей жизни еще будет столько, что запоминать их масть и цвет просто бесполезно.

nad1204
Оценил книгу

Я была готова к чему-то подобному. Я ожидала всей этой мерзости, вони, жестокости. Но вот справиться с собой, уговорить себя, что это нормально (ну вот пишут сейчас так!), оказалось невозможно.
Не понимаю я такой литературы.
Не понимаю смакования человеческой жестокости: подробного описания горящих собак, расстрел кроликов — убийство ради убийства. И всё это со вкусом, со знанием дела!
Ещё более не понимаю спокойного рассказа и детального описания убийств одним маленьким мальчиком других маленьких детей. Во время первого убийства мальчугану было пять (!) лет. Во время второго — восемь. Во время третьего — девять. Его не осудили и не наказали. Он скорбил вместе со всеми, разыгрывал приступы, бился в припадках. И при этом Франц считает себя нормальным. Да-да! Просто это был такой возрастной этап, сейчас у него нет тяги убивать людей.
А вот его брат Эрик свихнулся, когда помогал ухаживать за больными детьми. Хотя сдаётся мне, что всё это случилось гораздо раньше. А этот эпизод нужен был для более сильного воздействия на читателей:

Ребенок, за которым он убирал, когда это случилось, был немногим лучше растения. Плюс ко всем своим другим дефектам, ребенок еще и не контролировал мочеиспускание и дефекацию, и единственный звук, который он издавал, был хрип, он не мог контролировать мускулы — даже голова поддерживалась специальным приспособлением — и у него была металлическая пластинка на голове, потому что кости, из которых должен был состоять его череп, никогда не срослись, даже кожа над мозгом была тонкая, как бумага.
Его нужно было кормить особой смесью каждые несколько часов, и Эрик как раз делал это... Потом он увидел нечто, похожее на движение, едва заметное на бритой голове слабо улыбавшегося ребенка...
...Рабочий котельной услышал крики Эрика и побежал на пост, размахивая гаечным ключом; он нашел на полу забившегося в угол, воющего изо всех сил Эрика, который наполовину сидел, наполовину лежал в позе зародыша с головой зажатой между коленями. Кресло, в котором сидел ребенок, было перевернуто и привязанный к нему ребенок, улыбаясь, лежал на полу в нескольких ярдах от Эрика...
...Медсестра вынула ложку из открытого черепа улыбающегося ребенка. Ложку туда воткнул в первую секунду своего сумасшествия Эрик, вероятно, пытаясь выгрести то, что увидел.
В отделение залетели мухи, наверное, когда не работала вентиляция. Они заползли под нержавеющую сталь шапочки ребенка и отложили там яйца. Когда Эрик поднял пластинку, он, бывший под грузом человеческого страдания, окруженный огромным, измученным жарой, темным городом, с раскалывающимся черепом, он увидел медленно шевелящееся гнездо жирных личинок мух, — опарышей, плавающих в объединенном пищеварительном соке, пожирающих мозг ребенка.

Я привела этот отрывок только для того, чтобы вы поняли: как написана эта книга и сможете ли вы её читать. А главное: зачем?
Ну что ещё?..
Конец, который всех поразил и вывод, что во всём виноват папаша? Не знаю, к концу книги я уже была настолько опустошена, что меня ничто не могло удивить. И выводов я никаких не сделала, потому как так и не поняла: ради какой такой высокой идеи надо было написать такую кучу дерьма?!

P.S. Кстати, автор очень любит описывать испражняющихся и блюющих людей. Со всеми подробностями и прелестями:

Я пошел в туалет, посрать. Я не хотел писать, днем я писал на Столбы, насыщая их своим запахом и силой...
...Ненавижу то, что я вынужден все время сидеть на унитазе. С моей неудачной травмой я должен это делать, как будто я чертова женщина и я ненавижу это. Иногда я становлюсь к писсуару в Под Гербом Колдхеймов, но большая часть сделанного стекает по моим рукам и ногам.
Я напрягся. Плюх. Вода плеснулась и задела задницу, и именно в это время зазвонил телефон.
— Вот дерьмо, — сказал я и засмеялся. Я быстро вытер задницу, дернул штаны вверх, дернул цепочку вниз и заковылял по коридору, застегиваясь.

Это ещё один повод для размышлений.

P.P.S. И ещё. Вступать в дискуссии по поводу этой книги не буду. Своё отношение я к ней выразила. Ваше мнение я тоже уважаю. Но книга мне ужасно неприятна — поэтому откланиваюсь.

shieppe
Оценил книгу

Муж после моего краткого пересказа этой книги в очередной раз сморщился и покачал головой. Он никогда не поймет зачем я читаю подобные вещи, что за болезненная разновидность душевного мазохизма - пачками вталкивать в себя чужую жестокость, страдания и сумасшествие. Я не могу ответить на этот вопрос. Или боюсь на него отвечать. Но факт остается фактом, моя тонкая душевная организация искренне страдает и мучается от описания простых жизненных неурядиц, тихого бытового несчастья, но остается глуха к описаниям жестокости, убийств и кишок с блевотиной. Меня даже от Паланика не тошнит, хотя он, как никто другой, был, в свое время, близок к успеху. Это я все к тому, что я не начала кричать и падать в обморок, когда мне в очередной раз рассказали про червей и освежеванные заячьи тушки.

Кто-то говорит, что это история о жестокости ради жестокости и поэтому не стоит и выеденного яйца, но ведь это не так. Жестокость Фрэнки вполне оправдана, по крайней мере в его глазах. Душевной травмой, болью, страданиями от невозможности быть таким как все. Бэнкс автор тонких аллюзий, в одной из глав мальчик говорит, что папа подарил ему книгу "Жестяной барабан", которую он очень ценит, но тем не менее ни разу не прочитал. Вы знаете о чем Жестяной Барабан? О ребенке отказывающемся расти, взрослеть. Так же и Фрэнки, он заперся наглухо в своем мирке и отказывается расти и двигаться дальше, ему 17 лет, а он до сих пор строит песчаные деревни и устраивает войнушку между аэрозолями и оловянными солдатиками. Ему удобно здесь в своем замкнутом мире, на своем Острове, большой мир не примет его, ведь по факту у мальчика и документов то нет, но ему и не нужен тот мир, который находится за пределами его Острова, его Дома, его Осиной Фабрики.

Очень занимательна система ценностей Фрэнки, он не задумываясь убивает и калечит животных: кроликов, птиц, хомяков и насекомых, но искренне порицает брата за то, что тот поджигает собак. Он считает бесцельное убийство ужасным поступком, а вот отрубить кролику голову, чтобы потом повесить его череп на жертвенный Столб это очень хорошо и правильно, оправданно, во всяком случае. То есть в сухом остатке мы получаем все же не жестокость ради жестокости и описание зла ради совершения самого зла, а четкую и продуманную концепцию. Поступки главного героя очень хорошо продуманны и выверены и подчиняются вполне себе стройной логике, пусть и логике больного человека.

Это история не трех разных сумасшествий, а одного большого горя и морока поразившего всю семью. Рыба гниет с головы. Глава семьи Колдхеймов, мягко говоря, странный мужчина. У такого отца по определению не могло вырасти нормальных детей. И, если у старшего брата Эрика еще был шанс, то младшему Фрэнку, отец просто не оставил выбора. Конец книги все расставил по своим местам. Если бы Фрэнк решил задаться вопросом почему он сошел с ума, допустил бы саму возможность своей ненормальности, то лучшего ответа он бы не нашел.

Мне предоставили возможность заглянуть в то адское варево, которое кипит в головах у больных людей, психов, склонных к немотивированной жестокости и агрессии. И я это с удовольствием сделала. А черепа хомяков, сожженные осы и разговоры об экскрементах это не более чем антураж. Повествование идет от лица явно помешанного мальчика, а с него какой спрос?
Моя субъективная оценка пять баллов. Даже с плюсом. Мне было интересно, захватывающе, хотелось узнать чем дело кончится, ну а конец расставил все на свои места самым наилучшим образом, иначе и быть не могло. Моя более объективная оценка, это все-таки четыре. Бэнкс хотел чтобы его дебют был обжигающим, шокирующим и прям чтобы уххх, и все-таки переборщил с кровавостью и тошнотворностью. В некоторых местах без нее вполне можно было бы обойтись. Как без лишней розочки крема на торте. Жирной такой розочки из просроченного маргарина. Но, в любом случае, это один из моих авторов, и я не пожалела, что сразу купила всего его книги в бумаге, буду читать дальше.