Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Лучшие повести и рассказы о любви в одном томе

Читайте в приложениях:
4111 уже добавило
Оценка читателей
4.19
  • По популярности
  • По новизне
  • У счастья нет завтрашнего дня; у него нет и вчерашнего; оно не помнит прошедшего, не думает о будущем; у него есть настоящее – и то не день, а мгновенье.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Пока мечтаешь о работе, так и паришь орлом: землю, кажется, сдвинул бы с места – а в исполнении тотчас слабеешь и устаешь.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Как подумаешь: нет ничего на свете сильнее… и бессильнее слова!
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нравственные поговорки бывают удивительно полезны в тех случаях, когда мы от себя мало что можем выдумать себе в оправдание.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Даю вам честное слово, что я совсем не то, что вы могли обо мне подумать
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Есть на свете такие счастливые лица: глядеть на них всякому любо, точно они греют вас или гладят.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • И он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас, отчаяние.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • я верю, горячо верю: где-то там он ждет меня – с той же любовью и молодостью, как в тот вечер. «Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне…» Я пожила, порадовалась, теперь уже скоро приду.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • вниз, походили на черные лучи вокруг черных звезд. И не было человека во вселенной, который мог бы выдержать взгляд Соломона, не потупив своих глаз. И молнии гнева в очах царя повергали людей на землю.
    Но бывали минуты сердечного веселия, когда царь опьянялся любовью, или вином, или сладостью власти, или радовался он мудрому и красивому слову, сказанному кстати. Тогда тихо опускались до половины его длинные ресницы, бросая синие тени на светлое лицо, и в глазах царя загорались, точно искры в черных брильянтах, теплые огни ласкового, нежного смеха; и те, кто видели эту улыбку, готовы были за нее отдать тело и душу – так она была неописуемо прекрасна. Одно имя царя Соломона, произнесенное вслух, волновало сердце женщины, как аромат пролитого мирра, напоминающий о ночах любви.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Глаза же у царя были темны, как самый темный агат, как небо в безлунную летнюю ночь, а ресницы, разверзавшиеся стрелами вверх и
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Пройдет какой-нибудь месяц, и Анна Сергеевна, казалось ему, покроется в памяти туманом и только изредка будет сниться с трогательной улыбкой, как снились другие. Но прошло больше месяца, наступила глубокая зима, а в памяти все было ясно, точно расстался он с Анной Сергеевной только вчера. И воспоминания разгорались все сильнее. Доносились ли в вечерней тишине в его кабинете голоса детей, приготовлявших уроки, слышал ли он романс или орган в ресторане, или завывала в камине метель, как вдруг воскресало в памяти все: и то, что было на молу, и раннее утро с туманом на горах, и пароход из Феодосии, и поцелуи.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Время шло, он знакомился, сходился, расставался, но ни разу не любил; было все, что угодно, но только не любовь.
    И только теперь, когда у него голова стала седой, он полюбил как следует, по-настоящему – первый раз в жизни.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Анна Сергеевна не снилась ему, а шла за ним всюду, как тень, и следила за ним.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он был растроган, грустен и испытывал легкое раскаяние; ведь эта молодая женщина, с которой он больше уже никогда не увидится, не была с ним счастлива; он был приветлив с ней и сердечен, но все же в обращении с ней, в его тоне и ласках сквозила тенью легкая насмешка, грубоватое высокомерие счастливого мужчины, который к тому же почти вдвое старше ее. Все время она называла его добрым, необыкновенным, возвышенным; очевидно, он казался ей не тем, чем был на самом деле, значит, невольно обманывал ее
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • я признался ей в своей любви, и со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и как обманчиво было все то, что нам мешало любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе.
    В мои цитаты Удалить из цитат