Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Няня из Москвы

Добавить в мои книги
21 уже добавили
Оценка читателей
4.5
Написать рецензию
  • sireniti
    sireniti
    Оценка:
    78

    Необычное произведение. Есть в нём какая-то необъяснимая притягательность и сила, хотя поначалу, признаюсь, с трудом пробивалась.
    Весь роман- это рассказ, поток мыслей и впечатлений тульской старушки, которая всю жизнь проработала няней (няничкой) у некоторой Катички.
    Катичка, эта изнеженная, избалованная барыня, и есть главная героиня рассказа Дарьи Степановны. Кажется, что она ещё и смысл жизни этой простой мудрой женщины.
    Оно то понятно. Бывшая крепостная, она привыкла с ночи до зари работать на господ, исполнять их прихоти, угождать и лелеять их капризных детей. Ей и в мыслях не приходит обижаться на некоторые глупые выходки своей воспитанницы. Привыкнув быть вещью, очень сложно перестроиться и чувствовать себя личностью. Да и не в её возрасте. Кроткая простая душа, она любит свою Катичку, старается научить её уму-разуму, переживает за сироту и беспокоится за неё.
    Хотя нет, ошибаюсь, иногда задевали её Катичкины слова, но всё равно находила она ей оправдание.

    «Ах, надоела ты мне, скрипучая улитка!» – мне-то.
    Навязалось на язык – улитка и улитка. Плакала от обиды: вот уж и улитка стала, как червь какой. Ходила за ней, ночей не спала, пеленок за ней что, за мокрохвостой, перестирала… – и теперь я улитка! Да знаю, барыня, не со зла она, а с озорства, сердечко у ней доброе… а обидно. Да что, к тому и шло… а вот что людей людями перестали считать.

    Образ нянички- светлый, запоминающийся. Любящая, заботливая, тонко чувствующая натура, даром, что старая и неграмотная. Да и с юмором у неё всё в порядке. И расскачица она потрясающая.
    Незаметно для себя я втянулась в эту круговерть, рассказанную Дарьей Стапановной: революция, любовь, бегство из России, странствия по миру. Это было интересно, это оказалось оригинальнй точкой зрения, это стало в некоторой мере открытием.
    Как жили господа до революции, как приняли её. Кто-то остался, кто-то убежал. Странствия по миру, если это не путешествия досуга ради, не такая уж занятная штука. Чужбина не жалует. Но и своя страна отвергла. Тяжело. Страшно.
    Да, прелюбопытные вещи можно узнать за чашкой чая. И пусть это оказалась сказка с красивым финалом, всё равно она оставила какую-то лёгкую грусть. Странное послевкусие сладкого с горьким.

    Читать полностью
  • Godefrua
    Godefrua
    Оценка:
    74

    Недавно слышала по радио рассказ от том, как итальянские эстрадные музыканты давали концерт в Москве на 8 марта. Уважаемый музыкант перед концертом задал вопрос публике - как обращаются в России к женщине, если хотят выразить ей свое самое глубочайшее уважение, почтение и любовь? Публика подумав, стала выкрикивать - бабушка, бабушка! Музыкант проговорил несколько раз в микрофон - ба-буш-ка, ба-буш-ка, будто тренируясь и запоминая, а потом заявил - пою для бабушка! И давай петь про джелато, бамбину, рогацци и на прочие жгучие итальянские темы.

    Очень показательно. Только в нашей культуре бабушка может быть бесплатной няней, ангелом-хранителем, связующим проводником сквозь время, поколения. Которая будет баловать, портить и все спускать, да еще и накрутит хвоста своим детям, что бы внучка или внученьку не обижали. И не только потому что внуки это те, кто отомстят их детям за "их нервы", а потому что любовь… А истории какие могут бабушки рассказывать! И все то они знают и умеют.

    Историю в этой книге рассказывает бабушка. Неграмотная, но она умнее грамотных. Она не состоит в кровном родстве с главной героиней ее рассказа. Она ее няня. Бывшая крепостная, а потом вроде бы работавшая по найму. Но ни разу не получавшая жалования. Что это за явление такое? Отголоски рабской психологии или преданность, потребность дарить любовь? Наверное, и то, и другое. Но это и не важно. Важно, что ее воспитанница называет свою няну иконкой. И в этом слове так много… Всего. Все в этом слове. Неграмотная, пожилая женщина и светская, взбалмошная молодая дива проросли друг в друге. И это сплетение душ позволило им не утонуть, выплыть в страшный период революционных и военных потрясений в России начала 20-го века и обустроить свою жизнь в новом мире, в эмиграции.

    У Скарлет Охара тоже была няня. Тоже из рабов. Сходство Катички и Скарлет, пугающая атмосфера гражданской войны, разрухи и неустроенности, волевое стремление героинь к выживанию, сердечно-эгоистичные терзания - словом, книги можно поставить на одну полку и смело сделать вывод, что истории очень похожи. Только вот в «Няня из Москвы» рассказ ведется от лица самобытной русской бабушки и в этом невероятный шарм. Впрочем, не только в повествовании шарм, шарм еще и в том, что бабушка как кладезь мудрости и любви, выведет свою героиню на «правильную» дорожку. У Скарлет - ее Тара, а у Катички - ее няня, иконка!

    Книга эта еще и летопись исторических событий. Как жила состоятельная русская семья до революции, во время и после? Как прорвало революцию в застоявшемся мире? Чего ждали люди и что они получили от перемен? Как спасались в период противостояния? Кто выдержал и адаптировался, а кто нет? Чего стоила такая адаптация? Как встречали миллионы беженцев из России по миру? Няня-бабушка расскажет как она это видела.

    Очень показательно и то, что в критические моменты никто из других героев этой истории - из бывшего русского мира не мог отказать или не заметить нашу рассказчицу, когда она обращалась за помощью или помогала сама. «У меня тоже была няня…», «Няня из Москвы, как хорошо…», с ностальгией говорят бывшие подданые бывшей Российской Империи, открывая перед ней двери своей души.

    Так что, совершенно не удивительно, что на вопрос представителя другой культуры, нашего современника, о том, как обратиться к самой лучшей женщине, большинство из нас отвечает - бабушка. И этому большинству повезло.

    Читать полностью
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    42

    Какая интересная стилизация!
    Этот роман, по сути, монолог неграмотной тульской крестьянки, нянечки Катички, которую жестокий XX век яростно закрутил в своем водовороте и забросил на чужбину.
    Где только не побывала пожилая женщина, следуя за своей воспитанницей, оберегая и охраняя её по мере своих возможностей! Крым, Турция, Америка, Европа, Индия...
    Разве могла подумать эта простая и бесхитростная женщина, что её так помотает по белому свету?
    Только вот не нужна ей эта заграница. Вся эта кутерьма только ради Катички, ради чужой девочки, которую она любит всем сердцем.
    Самоотверженная женщина.

  • Pachkuale_Pestrin...
    Pachkuale_Pestrin...
    Оценка:
    35

    Роман представляет собой рассказ (блестящая игра слов) Дарьи Степановны Синициной, неграмотной Тульской старушки, няни некоей Катички (ох уж эта Катичка), о том, как ее с Катичкой жизнь вихрями кружила. С чего вихри? А с того, что действие романа разворачивается на фоне раздирающей страну в куски революции.

    История Дарьи Степановны (уж позвольте мне далее называть ее просто няничкой) масштабно развернута и хронологически, и географически. Тут и царская Россия, и кровавое лихолетье переворота, и эмиграционная тоска. Тут и Москва, и Крым, и Константинополь, и Америка. И это не полный перечень.

    Рассказывается вот прямо от первого лица, как есть. По сути, - и это многих привлечет, уж я-то знаю, - вся книга - одна сплошная прямая речь, один сконцентрированный диалог (не признаю это монологом, барыня ведь реплики свои вставляла, хоть мы их и не слышим). Никаких прозаических отступлений и описаний, никаких трехстраничных философствований, все коротко и ясно. Все как в живом разговоре, - говорится только о самом ярком, ключевом, все прочее лишь обозначается. Автор не дает нам слышать слов барыни, к которой обращается няничка (через "и", все верно), и благодаря этому речь как бы изолируется, история преподносится неразбавленной, герметичной. Создается реальное ощущение беседы.

    У нянички очаровательный самобытный говор, она премило и очень неслучайно коверкает слова, зачастую именно благодаря искажениям звучания раскрывая самую суть описываемого. Привыкнуть к манере повествования надо, согласен. И сперва даже запинался через абзац. Но уж как втянешься, - за уши не оторвать. Читается в итоге крайне легко.

    Няничка даром что неграмотна, а поумнее многих грамотных. Хотя тут самое точное слово - не ум-разум, а мудрость. Та самая добрая русская мудрость, которая в два-три слова вмещает многотомные тексты, которая одной фразой и утешит, и ободрит, и наставит. И у нянички, между прочим, хорошее такое житейское, годами отточенное чувство юмора, так что временами не удержаться от смеха с ее ловких словечек.

    Замечательная книга. Умная, добрая, честная. И с исторического ракурса полезная, заставляет мысленно окунуться в гущу событий, в которые не дай Бог окунаться в реальности. Страшно и горько читать про рассыпающуюся страну, отрадно понимать, что какая бы либеральная дрянь не забивала головы любой современности, как бы не дрожала под градом ударов наша многострадальная земля, найдутся люди, вот эти самые нянички, которые на своих старушечьих плечах вытянут страну, убеждения, веру, атлантами выстоят и не колыхнутся, лишь бы нас, родных своих, уберечь. И благодарности за свой подвиг не потребуют.

    Читать полностью
  • Julia_cherry
    Julia_cherry
    Оценка:
    17

    Есть у меня в литературе определенные пристрастия и слабости... Одна из них - довольно затейливая - люблю я, грешница, хороший русский язык. Такой, чтобы богатый, значить, с разными там затейливостями и велеречиями... И стилизации воспринимаю с большим трудом. Гораздо ближе мне изысканные обороты, многоярусные предложения с причудливо-разнообразными последовательностями сравнений, сложносочиненно и сложноподчиненно построенными фразами и прочими языковыми излишествами...
    А тут открываю книжку, а там -

    А как и не ревновать… сокол-то какой был, и веселый, и обходительный, и занятие их такое, при женском поле все, доктор женский! Только, бывало, и звонят, только и звонят, – прахтика ведь у них была большая. И это случалось, вздорились, и меня в ихние разговоры путали, Глафира-то Алексеевна. Я еще до Катички у них жила, от мамаши с ними перешла, в приданое словно, – уж как за свою и считали.

    В общем, как оказалось, Иван Шмелев - мастер стилизаций, по манере похожий на Лескова и Бажова... То есть Няня из Москвы разговаривает в книге, как простая тульская неграмотная крестьянка (ну то есть для меня - вполне достоверным простонародным языком). А весь рассказ ведется от первого лица! Нет, думаю, не смогу... К Лескову я отношусь довольно прохладно, впрочем, любила же я в детстве Бажова! И я смирилась.

    В итоге меня ждала волнительная история любви, революции, страстей, несчастий, рассказанная словами простой женщины, их наблюдавшей... Конечно, это сказка. Настоящая сказка о том, как принц и принцесса, одетые в самые разные одежды начала ХХ века, испытав множество мук и страданий, проехав через множество стран и встретив огромное число врагов, искусителей и несколько настоящих друзей - конечно же, поженятся...
    Это совсем не так жестко, как у Булгакова, это не так мучительно, как у Бунина, не так безысходно, как у берлинского Набокова... Это вера в то, что всё может быть, как в сказке, даже когда родина вдали, и близкие умерли, и душа растерзана, и кажется, что больше всего хочется брусничного варенья и моченых яблочек, чтобы не сожгли, а в землю, а ещё - чтобы сбылось обещанное:

    «Вот, няничка, погоди… выйду я замуж… я тебя успокою, не покину, в богадельню не отдам… сама глазки тебе закрою… похороню тебя честь-честью… как Иван Царевич… серого волка хоронил…»

    Читать полностью
Другие книги серии «Классика русской духовной прозы»