Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Сибирской дальней стороной. Дневник охранника БАМа, 1935-1936

Сибирской дальней стороной. Дневник охранника БАМа, 1935-1936
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
5.0

Дневник Ивана Чистякова, командира взвода вооруженной охраны на одном из участков БАМа, который он вел в ГУЛАГе день за днем, с 1935 по 1936 год, – вероятно, единственный дошедший до нас источник подобного рода. Не только дневников, но и каких-либо воспоминаний тех, кто находился по эту сторону колючей проволоки, известно очень мало, хотя в системе ГУЛАГа работали десятки тысяч людей. Но вести дневники у них особой потребности не было. Тем более что люди из этих структур хорошо понимали, как это опасно. Аресты всегда сопровождались обысками и изъятием бумаг, и не только письма и дневники, но и обычные записные или телефонные книжки – даже простая запись в календаре – могли превратиться в тяжелую улику. Можно утверждать, что чудом дошедшие до нас записки Ивана Чистякова уникальны. Оригинал дневника хранится в архиве общества “Мемориал” в Москве. О самом авторе известно очень мало. Вместе с тетрадками сохранился лишь любительский снимок, на оборотной стороне которого есть надпись: “Чистяков Иван Петрович, репрессирован в 1937–1938 годах. Погиб в 1941 году на фронте в Тульской области”.

Лучшая рецензия
Gunshell
Gunshell
Оценка:
4

Странно оценивать дневники, мол, «семь из десяти, описания бедные, эмоции передал норм», когда человек просто записывал свои мысли в потрёпанную тетрадочку, которую бережно прятал от друзей из НКВД где-нибудь под матрасом. Куда проще поставить вопрос «стоит ли читать» - не стоит.
Не стоит потому, что вы не откроете для себя ничего нового (за исключением очевидного факта, что на БАМе всюду царили безалаберность и разгильдяйство). Описаний быта или духа эпохи в книге практически нет. Ивана Чистякова насильно призвали на БАМ, куда он не хотел, охранять заключённых, которые тоже туда не хотели, с другими охранниками, которые хотели, потому что на более квалифицированную работу они не годятся. Вот в этом водовороте крутится Чистяков, равноудалённый и от заключённых, и от других охранников, скучая по дому и страдая от подневольного положения.

Представилась Каретно-Садовая, шум трамвая, улицы, пешеходы, оттепель и дворники скребками чистят тротуар. Представляется до боли в висках. В жизни осталось пробыть меньшую половину. Но эта половина скомкана БАМом. И никому до моей жизни нет дела. Чем обрести право распоряжаться своим временем и жизнью?

Чтобы не быть подмятым БАМовским бытом, Иван заводит дневник вот с такими заметками. Пишет туда каждый день, рисует, пробует писать социалистические рассказы. Сперва думаешь, что автор излишне драматизирует для командира взвода охраны, которого призвали всего на год. Только год закачивается, а увольнения всё нет. А после заканчиваются и записи в дневнике – теперь охраняют уже Чистякова. БАМ так легко не отпускает, и Чистяков это чувствовал.
Если хочется побыть в чужой шкуре, то вполне можно прочесть, но ничего кроме кафкианской обречённости вы по прочтении не вынесите. Я предупредил.

Читать полностью
Оглавление