ESET_NOD32
  • По популярности
  • По новизне
  • «Моей Александре»:
    «Моя милая доченька, Александра! Если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых. Здесь уже слова Маркеса оказались бессильны. Родиться снова я не смогла. Болезнь взяла верх надо мной. Но это не конец света, милая. Я хочу, чтобы ты всегда помнила о том, что ты была для меня родной дочерью. Господь сжалился и в конце жизни подарил мне тебя. Эти несколько лет были самыми счастливыми в моей жизни. Только обретя тебя, я поняла, что такое быть матерью. А это самое большое счастье в жизни женщины. Помни об этом. Ты лучше меня понимаешь, любимая моя девочка, что тебе не место в этой клинике. Теперь ты можешь забыть эти чёрные дни своей жизни раз и навсегда.
    4
  • Помни, в душе ты – гармония. А с наружи – женщина. Где бы ты ни была, ни при каких обстоятельствах не сдавайся морально. Обещай мне ходить с гордо поднятой головой. Помни, то, что нас не убивает –  делает  сильнее.
    3
  • – Филипп и Беатрис очень славные дети, мадам. Их мать умерла год назад. Отец недолго думая, женился на другой особе, которая не пожелала видеть несчастных малышей в своём доме. Ему ничего не оставалось, как привести их в этот Детский дом. Вначале он навещал своих детей, но со временем стал приходить всё реже. Они ждут его сидя на этой скамейке, и зимой и летом. А как объяснить ребятам, что отец предал их и забыл? К сожалению, есть и такие родители.
    1
  • Того, кто кинулся в бой первым, Александра вырубила сразу, одним ударом с локтя, для надёжности добавив удар коленом под дых. Второй замахнулся подносом, который был у него в руках, но Александра нанесла короткий удар в живот, перехватила поднос, отбросила его в сторону и изо всех сил оттолкнула амбала к железной двери. Он влетел в дверь, ударился головой и его ставшее ватным тело, рухнуло рядом с напарником.
    1
  • Меня зовут Филипп, а это моя сестрёнка Беатрис. Мы здесь, потому что ждём папу. Его нет уже, много дней. Но мы не обижаемся на него, мы понимаем, что у него просто много работы, – с печалью в глазах произнёс Филипп.
  • Мадам, у меня есть праздничное сари, я храню его в амбаре господина Жака, – сказала, улыбаясь и глядя куда-то вдаль своими слепыми глазами Сания.
  • Всю дорогу все ехали молча. Путь был долгим. Казалось, что они едут вглубь леса, за окном мелькали маленькие домики, старые машины. Людей на улицах почти не было, а которые попадались на глаза, казались совсем другими, чем москвичи. Лишь к полудню они добрались до назначенного места.
  • – Да, мадам, это моя дочь. Меня зовут Пуджа. Я ничем не могу помочь своей девочке, потому что мы беженцы из Бангладеш. Так случилось, что мы вынуждены были приехать в Европу, когда Сание исполнилось восемь лет. Мы нищенствовали, у нас не было своего угла. Однажды у моей дочери подскочило глазное давление, оно и дало слепоту в дальнейшем. С раннего утра и до ночи, мы сидим здесь. Заработанное делим – часть я отдаю господину Жаку, а что остается, оставляю себе. Скопить ничего не удаётся, потому что каждый день нужно чем-то питаться и спать в закрытом месте, – ответила пожилая бенгалка.
  • -Да, он очень мне нравится. Но у него специфическая аудитория. Ведь в его романах в основном полуфантастические сюжеты. Порою его трудно понять. Хотя, я его поняла с первого прочтения. Это писатель, которого надо либо полюбить, либо вообще отречься от его литературных созданий. Кстати, он лауреат Нейштадтской литературной премии и Нобелевской премии по литературе. Представитель литературного направления «магический реализм», открывающий неограниченную свободу, с которой писатели Латинской Америки сращивают сферу заземленности быта и сферу сокровенных глубин сознания, – поведала Марго.